Публикации Написать письмо
Последние публикации

Под углом 40%

0
22.11.2015

Маразм крепчал "из-под скамейки спального вагона"...

Автор: Александр Чистович
 «Весна. Достать вина и выпить
И поскорбить о том, о сём
И в речке - под названьем Припять
Увидеть стылый водоём
И биться глупой головой
О зелень спального вагона
Тревожа спящих... Но постой!
Куда исчезла Дездемона?
Ага, понятно. Так и знал:
Торчит из-под скамейки тело
И кажет сумрачный оскал
Довольный, как никто, Отелло
И, Анна, теребя платок
Найдёт единственный свой поезд
И, мандражируя чуток
По-женски чисто беспокоясь
Спугнет земную благодать
Истошным криком машиниста
Вчера мне было двадцать пять
А завтра стукнет ровно триста
Я - зверь в болотистой глуши
Душа в оковах бренных тела
А впрочем - нет её, души
И Анны нет. И нет Отелло»
<Весна. Ничего нет. Ностальгия, timati,11.01.2010>
   Заманчивые строки, бля, заманчивые! Пархаем над буковками,  сумрачно оскалившись: слишком дохуя себе позволил аффтар, за каковую хуергу, собственно, и желаем ему хуйцов соснуть, паскоку из-под скамейки спального вагона,  торчит то самое тело. Похоже на Борискино,  лизоблюда сталинского. А, где-то рядом, как всегда довольный Отелло ищет Анютку, которая, мандражируя,  платочек теребит. Лучше б теребила конскую залупу! А мы, зверюги из болотистой глуши, пугая земную благодать, истошным криком машиниста троллим: 
   – Февраль. Достать чернил и плакать! 
Писать о феврале навзрыд, 
Пока грохочущая слякоть 
Весною черною горит. 
Достать пролетку. За шесть гривен, 
Чрез благовест, чрез клик колес, 
Перенестись туда, где ливень 
Еще шумней чернил и слез. 
Где, как обугленные груши, 
С деревьев тысячи грачей 
Сорвутся в лужи и обрушат 
Сухую грусть на дно очей. 
Под ней проталины чернеют, 
И ветер криками изрыт, 
И чем случайней, тем вернее 
Слагаются стихи навзрыд. 
< Б. Пастернак, 1912>       
   Ну, и что? Ведь  «даже детям знать пора бы — воду выпили арабы!»   И, вааще, как стало известно, кидаться и меняться кликухами, а также текстами начала группа старших товарищей  вскоре после отмены зоны оседлости. Оседлал, бля, Пегаса, шпоры – в бок и – вперед, на мины! Штейнкман перелицевал себя в Михаила Светлова, Фридлянд – в Кольцова, Гликберг переродился в Сашу Черного, а Зильбера мы воспринимаем как Вениамина Каверина, создателя опуса о «Двух капитанах». Так что, «лехо доди ликрас кало, пней шабес некабело», т.е. «иди, my friend, драчи хуй, вместе и выебем твою невесту в следующую субботу». О чем скромно намекает один прирожденный гермафродит:    
   «Я помню жуткое мгновенье. 
Передо мной явился он, 
как пропитое привиденье, 
как в жопе жеваный гондон. 
Его пример - другим наука, 
когда б меня он уважал. 
Но, боже мой, какая сука – 
зажал, раздвинул и заржал. 
Он, блядь, меня склонял к аналу. 
Но повторилось все как встарь –
ночь, ледяная гладь канала, 
аптека, улица, фонарь».



Возврат к списку


Яблочный спас 22.11.2015 21:44:53

Жесть, папуасы и кевлар;
Блистал закат, как сталь.
В исподнем шевелился уд .

Х. Суй.
545 н.э.

La rousse(Варя Нау) 23.11.2015 16:00:57

дядя Саша шалить изволят-с..))

Александр Чистович 23.11.2015 19:38:36

Это я вчера обновил на халяву свою "семёрку" на 10-ку!

Шева 25.11.2015 13:01:31

Заебись, однако.

Вита 29.11.2015 09:55:25

читала, смеялась кой-где и надеялась...что Ты покажешь всем пиитам в конце тоннеля вкусный пряник. ан нет. не показал. Значит, будет продолжение?

Юнкер 03.12.2015 08:16:08

Не стареют душой ветераны!

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости