Публикации Написать письмо
Последние публикации

ШИЗОFFРАЗИЯ

0
03.11.2017

И, наконец, - конец!

Автор: Александр Чистович

XLIII.      Как-то наша тетя Соня   /В 3/9 царстве, в 3/10 государстве все были
после пьяни, вечерком,                  /помешаны на дробях/
говорила, не фасоня,
между прочим, ни о чем:
– Намечался перепих,        /Fatum non penis, in manus non recipis –/ 
но миленок мой затих,      /судьба не хуй, в руки не возьмешь/
задремала на хую
и сквозь дрему говорю:
«В пасть пихающий залупу   /это всегда интересно – помещать стереотипный/ 
поступает слишком глупо,    /персонаж в неожиданные условия/
чтобы кончить поскорей
по совету дикарей:
с громким криком «Порублю!»
девкам платит по рублю.
Рот тебе, пацан, не щи,
в нем свой хуй не полощи;
на свое взгляни-ка рыло,
где такого мать отрыла?
- Тоже, Катя, мне, Вторая
из прогнившего сарая.
- Сам, как бык, здоров, упрям,
хуем вырыл тыщу ям,
а как встретится корова,
сразу дрын на полшестого!
От такого пугала
я бы только пукала!»

XLIV.      Плохо жить на свете
педерасту Пете:
был у мамы мальчик –
божий одуванчик,
так какой-то дядя,
вроде не холуй,
впер ему не глядя
вползалупы хуй.
Ставши октябренком,
ненавидел гул,
пионер Сережа          /Но согласился отужинать, так и не вымыв/
ему в попку вдул.     /свои грязные ручонки/
Ждал с обидой долго,
метил в комсомол,
так лихой партиец
сунул в жопу кол,
да из той осины,
что росла в лесу:
«Дай мне мокасины,  /Поделю тебя на самого себя и разложу/
мигом принесу!»        /по выгребным ямам!/

XLV.      Соня страстью возгорела
(ты рейсфедер свой готовь:
для отпетого Отелло
есть бабец под 100 пудов!):
«Под полковником была я
ДЕВОЙ юною, поверь,
и, хотя я – блять былая,    /Лицом, похожим на пастуха четырехколесного/
стала РАКОМ на заре.      /катафалка/
Говорят, в России,  ассы
ввода члена без гримасы,
напрудонили в матрасы,
пизданув бабло из кассы.
Распронапереебут,
наши бляди – всем дают!
Зона в нашей субкультуре –
это Кремль в миниатюре:
с пахоты на Новый Пленум  /Путь, примиряющий красоту и пользу/
катят паханы с поленом.
Ночью, глядя на Луну,
лезут в женину шахну.
Где твой оптимизм, мужчина?!
Жизнь – не ягода малина,
пусть и кустики с шипами,
чтобы надкусить зубами,
надо просто их иметь,
но сначала посмотреть
на себя со стороны.
А они тебе нужны?
Ведь в Стране Богатой нашей
ты живешь теплей и краше,
но хозяин иль холуй
держатся всегда за буй,
на него мы все плюем,
и зовется он рублем!
Кобелей согнав на плясы
за грошовые бабасы,
шеф ударил в маракасы
и умчался восвояси,
опасаясь пересуд:
наши бляди – хуй сосут!
А пегасы – прыг с Парнаса,
убоявшись ишиаса,  
в стойло тянут ананасы,
из Госхрана взяв запасы.
На Голгофе – мор и блуд,  /Авторская привычка хранить в одном флаконе/
гвозди из Креста крадут!   /боль, шутовство и ложь, заимствованная/ 
Но подлюка-недоносок      /от разных товарищей  театра  «Лицедеи»/
не доносит за версту,
толстосракому пиндосу
тяжело кончать в пизду.
Им, пернатым, хуй на рыло,
поклевали всю мацу,
ну, а шестерым дебилам
аргументы не к лицу.
Моисей пиздел про небо,
Соломон – про эшафот,
Иисус в Гоморре бегал,
только Маркс надул живот.
Фрейд-старик схватился за хуй,
а Эйнштейн – за ватерпас,
шваркнул со всего размаху
6 лимонов в Вербный Спас…»

XLVI.      – Чем ты, друг мой, с полвторого
занимался в Комарово,
коль в субботу с наслажденьем,
ты, ведомый вожделеньем,
сколотил словесный тир,
чтобы не зубрить Псалтырь?
«Я сегодня слишком рано
пил водичку из-под крана,
двухнедельный съел кефир
и пошел блевать в сортир.
Ну, а коли я - босота,
там лепил с натуры фото:
не найдется потребитель,
так, хотя бы, будет зритель.
Мелких приобщал к труду:
бег до цели в них блюду.
Хочется, чтобы вне смысла,
2 ведра без коромысла,
вопреки определенью,
шли по щучьему веленью!
Дай мне, друг, рычаг побольше,   /Автор – лжец по содержанию и эстетике/
обустрою наш сарай:
всю говядину из Польши
привезу в Любимый Край!
Но скажу: ты с Теткой Синькой
без причин не керосинь-ка,
ибо славы апогей
есть суть фикция. Залей
красной туши в 2 флакона
и смешай. В одном – зеленый.
Этой тушью крюк покрась,
леску прицепи. Карась,
может, клюнет. Может – нет.
Из второго – мажь жакет,
только, друг, не торопись,
не запачкай своих сись!» 

XLVII.      –  Милый друг! Коль ты лукав,
так пришей к пизде рукав,
ночью с ней пойди в овин
и еби 3 дня один,
после – мозги полощи,
чтоб не влезть как кур в ощип:   /Ирония – свидетельство интеллектуальной зрелости,/
палец – в жопу, руку – в рот,      /которая выражается нисходящей метафорой/            
а потом – наоборот!
Оттого, ведь, в том порок,
когда ссут через порог:
хуй натянут словно лук,
бьет струя из дома в луг.
Жизнь плывет как Ноев плот,
вместе с ним – гниющий плод,
из столичных мелких туш,
шизонутых лингвой душ.
Пусть оркестр грянет туш,
не размазывая тушь! 

XLVIII.   «Рим», Торчковская, вся Охта
вместе, как один сосуд,
гонят мульку. Коль подохну –
чашу мимо пронесут.
Я же – прочно упокоюсь
на Шафировском в печи.
На поминках с перепою
ты, тат…б…б…арин, не молчи:
– Так кого терзает правда?
– Так кому обрыдла ложь?
Аргумент достань исправный,
да на ярмарку положь.
Будучи долдоном ражим,
рубани лихую грудь
понедельнику со стажем
и мадам какой-нибудь.
Крикни громче, сделай милость
как Всевышний с бодуна,
так устрой, чтобы приснилась
вновь сосайтникам хуйня!

XLVIV.    –  Щеки просто надувать:
дуй!
Хочешь счастье, бля, ковать –
куй;
нравится еблом клевать –       /Новые поколения не получают ответа на свой/
клюй;                                        /вопрос из-за устаревшего культурного/
нос начнешь во все совать –   /наследия/
суй;
будешь корочки жевать –
жуй.
Знаешь, как в родник плевать –
плюй,
если надобно блевать –
блюй:
встанет, чтобы жизнь ховать… –
хуй!



Возврат к списку


Sanya-Kasanya 04.11.2017 00:05:48

Нормалёк. И хорошо то, что хорошо стоит, а не болтается. Всё путём. И абсценка к месту. Не то, что у Шнура. Тоже мне пейсатель-мордоляп.
Если бы я имел власть, то в отношении товарища Шнурова, разносчика хамства и зловонной пошлости, предложил бы силовым структурам перебить этому гадёнышу ноги и руки железным ломом, далее осторожно отрезать по частям хуй и яйца, чтобы затем через катетер ввести серную кислоту в оставшуюся часть канала, а уже потом медленно сдирать с евонного пуза кожу, потихоньку посыпая её солью, а обождав, когда этот пиздерас охрипнет от своего гнусного воя, блять, аккуратно посадив на осиновый кол, обмазать спину олифой и поджечь, и уже далее, минут через 20-30 отсечь ему бестолковку обычным лобзиком. И, повесив оставшуюся тушку над мусорными баками, ждать пока вороны и прочие птички не расклюют это вонючее дерьмо.

Александр Чистович 04.11.2017 00:10:43

Не могу не согласиться с предыдущим комментом. Жестоко, конечно, по - по делу. И еще бы Наташку туда же. И для порядку Псюшу.
О, блять, компашка бы была!

Александр Чистович 04.11.2017 00:11:54

За что? Да, ебать-колотить: за элементарный плагиат...

СВЕТЛАНА 11.11.2017 19:48:23

Приведенный ниже текст автор представляет как пространство высказываний, формирующих некое надрелигиозное сознание, с помощью которого у читателя может проявиться способность к восприятию реальности в терминах сопричастной логики. Наличие же в этом лексическом потоке слабой лирической напряженности, отдающей абстрактной исповедью, а также излишне желчное, разъедающее узнавание в них самих себя, достаточно отчужденных от Мира, обозначает попытку примирить авторские идеалы Родины, Войны и Свободы с Нашей реальностью, разбавленные, пожалуй, едва уловимой усмешкой в части их абсолютной несовместимости.
Также необходимо отметить, что в глухом звучании от«/»-енных частей текста, автор, от имени вытекающего следствия, свидетельствует свое почтение причине, благодаря которой в тупоугольник из Бермудянска когда-то вписался серый квадрат Малевича, превращаясь постепенно в порочный круг нравственного невежества, поскольку этическая поляризация современного общества в настоящее время стремится к 0. И в самом деле, в Нашей Действительности быть трагиком – крайне неприлично, ибо рассказывая о неприятностях, мы как бы продолжаем их во времени, поскольку тенденция Нашей культуры – оправдание и утешение, тогда как любой вид современного искусства калечит мятущиеся души с дьявольской неотвратимостью, проявляя при этом феноменальную степень отрицательного человеческого потенциала, который инициирует зло запредельной интенсивности.
И, вообще, «Составлять много книг – конца не будет» (Екклесиаст 12:12), – как говорил Царь Соломон 3 десятка столетий тому назад, исходя из посылки, что поэзию отличает от жизни отсутствие повторов, несмотря на то, что она может являться хроникой человеческих чувств.
P.S. Дочитавшим до цифры IV, но так и не заценившим ощущения полноты звукоряда в Настоящем продукте версификации, создаваемого посредством трагического вибрато, а изредка – страстного тремоло, автор настоятельно рекомендует очистить собственное сознание от сопротивления обсценной лексики…

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Иуда же сказал Иисусу:
"А что будут делать крестившиеся во имя Твоё?"
Сказал Иисус:
"Истинно Я говорю тебе, Иуда, что приносящие жертву Сакле творят всякие злые дела. Ты же превзойдёшь их всех, ибо человека, который носит Меня в себе, ты принесёшь в жертву. Уже твой рог вознёсся, и твой гнев наполнился, и твоя звезда закатилась, и твоё сердце захвачено….Вот, тебе рассказано всё. Подними свои глаза, и ты увидишь облако и свет, который в нём, и звёзды, окружающие его, и звезду путеводную. Это твоя звезда".
Иуда же поднял глаза, увидел светлое облако и вошёл в него....И первосвященники роптали, что Он вошёл в комнату Своей молитвы. Были же некие их книжников, наблюдавшие, чтобы схватить Его на молитве, ведь они боялись народа, ибо Он был для них всех как пророк.
И они встретили Иуду, они сказали ему:
"Что делаешь здесь ты?! Ты ученик Иисуса!"
Он же ответил согласно их желанию. И Иуда взял деньги, он предал им Его.
*******************************
/«Новый завет без изъяна евангелиста Демьяна»/:
И вот стало явным, что было тайно:
Сохранилось случайно
Средь пыльной пергаментной груды
«Евангелие от Иуды»…
Нечто вроде дневника
Любимого Христова ученика…

Видно, совесть у предателей чиста.
Среди них бывают тоже чудо-юды.
Снова вышла биография Христа
В популярном изложении Иуды.
/Роман «Евангелие от Иуды» Генрика Панаса/