Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
12.12.2014

ПОВСЕДНЕВНОСТИ (отрывок)

Автор: Виктор Мельников
Кто понял жизнь – работу бросил. Я – на неё устроился. Понятно, что мне нужны были деньги. Все работают из-за денег. Вот и я ничем не отличался от других. Но мне казалось, что я попал в безвыходное положение: это как лежишь голый на кровати, и комар садится тебе на яйца – та самая ситуация, когда нельзя применить силу.

Фура была огромной! Я залез в кузов. Никто не хотел залазить, а я полез.

На разгрузку выгнали всех продавцов мужского пола. Володя и Селиванов снимали товар, я опускал, подтягивал, наклонял, придерживал, страховал – делал свою работу быстро до тех пор, пока товар находился с краю. 

Затем ко мне присоединился Володя, и мы в паре с ним снимали, опускали, подтягивали, наклоняли, придерживали, страховали – работали слаженным механизмом.

Перекур! Лучший промежуток рабочего времени.

И пошли работать снова! 

Продавцы затаскивали товар в склад. Часть товара распаковывалось для витрины. 

Игорь Павлович принимал товар по накладной. Владимир Евгеньевич – руководил разгрузкой. То есть мешал работать. Он напоминал гниду в мудях, которая вызывает раздражение. Почесать, раздавить? Некогда – руки заняты.

По-хорошему, любая работа – не кайф, а обязанность, повинность, за которую платят не те деньги, на которые мы рассчитываем. Грузчик ли ты, директор ли или продавец-консультант. Любая работа приедается, становится оскоминой: тупое согласие превращает рабочее место в ад, где приходится вариться. 

За час с лишним мы разгрузили машину. 

Продавцы ушли. Володя, я и Селиванов остались, чтобы сложить пустые коробки, убрать мусор.

В конце рабочего дня выдали зарплату. Я знал, что зарплата меня ненавидит. Но не знал, что настолько! Пусть я проработал неполный месяц.

- Как платят, так и работаем, - сказал Селиванов и ушёл домой. Хотя Игорь Павлович после работы всех собирал у себя в кабинете.

- Кому не нравится зарплата – могут писать заявление на увольнение и валить ко всем чертям! – начал свою речь Игорь Павлович. 

Два продавца-консультанта взяли чистые листы бумаги, ручки.

- Кто ещё не хочет работать?

В кабинете воцарилась тишина.

- Ясно, остальные согласны. Есть желающие перейти в продавцы-консультанты? – Игорь Павлович посмотрел на меня и Володю.

- Меня устраивает должность завсклада, - сказал Володя.

- Я хочу, - сказал я. 

- Пиши заявление, Виктор Иванович.

События развивались стремительно. Это радовало и пугало одновременно.

Дома я вытащил деньги из кармана. Положил на журнальный столик. Зарплата – это маленькое безумие.

 
 
 
Лиза приезжала ночью. На железнодорожном вокзале я должен был её встретить в полтретьего утра.

Я решил сделать уборку в квартире. Сначала сгрёб все пустые бутылки. 

В один пакет вся эта тара не вместилась. Я наполнил один пакет, второй, третий. Мне показалось, я столько не пил. Откуда это всё?

Пакеты вынес на мусор.

Приступил к мытью посуды. За этим неблагодарным занятием я пришёл к умозаключению… чем именно отличается мужчина от женщины. Так вот, женщина моет посуду после еды, мужчина – перед едой.

Потом я поужинал.

Посуду за собой убрал. Всё чётко!

Вымыл полы, вытер пыль – там, где она была видна. Скопившееся грязное бельё закинул в стиральную машинку, нажал кнопку «пуск».

Мы жили в маленькой съёмной «двушке». Но как только я приступал к уборке, квартира превращалась в настоящий «пентхауз»!

В конце генеральной уборки пропылесосил ковровые дорожки. 

Пылесос спрятал под кроватью (проблема со свободным местом). Вышел на балкон перекурить. 

Когда я познакомился с Лизой, а это произошло двенадцать лет назад, и собирался на ней жениться, она казалась милой и умной девушкой. Тогда я плохо её знал. Мне нравилось её тело, и только тело! На другие «заскоки» будущей жены я не обращал внимание. Например, она завешивала зеркало в спальне перед сном, говорила, что так спит спокойней. Собирала свои выпавшие волосы и остриженные ногти в кулёк, а после Нового года всё сжигала на костре – зачем она это делала, я не знал. Могла абсолютно голой выйти на балкон. Когда я ей говорил, что на неё смотрят тысячи глаз, она отвечала, пусть смотрят, я никого не знаю в этом городе. 

Помню, как впервые пришёл поздно домой. Я был на работе, а после слегка выпил с товарищами. Именно слегка! Такси высадило меня возле дома, я поднялся на второй этаж, тихо открыл входную дверь ключом, зашёл в прихожую. Но тут же спотыкнулся на ровном месте, упал, разбил вазу, она загремела осколками. 

Лиза проснулась, подошла ко мне. Я собирал осколки вазы. 

- Дорогой, ты меня будишь, - молвила она, потирая сонные глаза.

- Буду, - сказал я. 

Мой ответ меня спалил. У нас случился первый конфликт.

Сейчас я бы никогда на ней не женился, потому что готовить и убирать было бы моей прямой обязанностью. И дело не в том, что для меня это трудно – нет. Просто, она не считала домашние дела своей прямой обязанностью. Даже если я работал, и меня не было дома почти сутки. 

Посуду лишь я не мыл. Это делала чаще Лиза. Но здесь я поставил условия. 

А ещё у нас не было детей. Я был готов усыновить ребёнка, Лиза хотела только своих деток. Но у нас ничего не получалось. 

В тот день, когда мы познакомились, Лиза сказала:

- Что-то не попадаются мне настоящие мужчины.

- Они не в твоём вкусе, - ответил я.

Она посмотрела на меня внимательно, как бы оценивая.

- Ты не прав, Витя.

Тогда я не знал, что она второй раз замужем, и ищет последнему мужу замену.

Зато каждый день она задавала один и тот же вопрос:

- Ты меня любишь?

Я отвечал:

- Люблю!

Говорил честно. Но однажды сказал:

- Если человека спрашивать об одном и том же, то можно разубедить его в ответном чувстве. Это не заклинание. 

Но она продолжала спрашивать:

- Ты меня любишь?

- Люблю, милая!

У меня была собака, я её любил,

Она съела кусок мяса – я её любил;

Она писала на коврик – я её любил;

Она тапочки сожрала – я её любил…

И сказал я той собаке: «Видишь, всё терплю!..»

И ответила собака: «Я тебя люблю…»

По китайскому гороскопу Лиза была собакой. Был собакой и я. 

Я усмехнулся, взял из пачки ещё одну сигарету, закурил. Хотелось выпить пива. Но я поспешил себя остановить: встреть жену без перегара. И отправил смс: «Жду! Люблю!»

Ответа не получил.

 
 
 
До приезда поезда оставалось несколько часов. Сидеть дома и ждать – это не моё. 

Я зашёл в букмекерскую контору испытать фортуну-лотерею.

Поставил тотализатор. Из пятнадцати футбольных событий требовалось угадать минимум девять. Я сделал две минимальные ставки. 

Игры начинались в разное время. 

Я сыграл в «Live». Поставил на теннис. Одна ставка проиграла сразу. Вторая выиграла. Я отбил те деньги, которые проиграл и которые поставил на тотализатор. Выигрыш получил в кассе. Поставил на футбольный матч. На первый тайм. 

Фортуна была со мной рядом. Я снова выиграл.

В баре купил безалкогольное пиво. Две бутылки. Закурил.

Матчи в тотализаторе в одном из билетов росли. Играли так, как я предполагал. 

Сделал ещё несколько ставок в «Live». Выиграла только одна. Но я остался при своих деньгах.

Решил больше не играть. Главное, вовремя остановиться. Даже если проиграю в тотализаторе – в минус не уйду. 

Через час закончились десять матчей в тотале. Из десяти событий я угадал девять. Оставалось дождаться, как сыграют другие пять событий. Но в любом случае – я уже выиграл, в плюсе! Пусть – не очень много. Я играл не ради денег, а чтобы убить время. Но большинство, кто приходил в букмекерскую контору, – убивали жизнь. Некоторых игроков я хорошо знал. Один умер у меня на глазах. От сердечного приступа. В тот самый момент, когда он отыгрался. Звали его Толик. Накануне он отметил своё шестидесятилетие. Но те переживания, которые он на себя навлёк в тот злосчастный день (он много проигрывал, в самый последний момент рисковал, делал ставки на большие коэффициенты, отыгрывался), дали о себе знать. Он отошёл от кассы, спрятал деньги в карман. И вдруг завалился на стол. Стал хватать ртом воздух. Через минут семь посинел и умер.

Скорая помощь приехала через полчаса. 

Я тогда подумал, приехала бы она раньше – исход был тот же. Игрок за карточным столом – это жизнь. Смерть – шулер. Нет ещё в этом мире игрока, сумевшего переиграть смерть. Если ты играешь – пасовать, конечно, не стоит. Никогда. Выигрываешь – помни, тебе поддались. А завтра ты можешь проиграть. Не торопись влезать в игру. Лучше следить за ней со стороны. Потому что жизнь проходит быстро, часто ей с нами не интересно. 

Поезд прибыл с опозданием на тридцать минут. 

Лиза вышла из вагона самой последней. Она всегда всех пропускала вперёд.

Я помог ей спуститься на перрон. Поцеловал.

Она ответила холодно, повседневно. 

- Всё хорошо?

- Я устала, - сказала она. – Вызови такси.

 
 
 
Таксист взял деньги.

- Сдачи не надо, - сказал я.

- С каких это пор мы стали с тобой богатыми? – Лиза повысила на меня голос.

- Я нищий, но не жадный. А во-вторых, я устроился на работу. 

- Могу обрадовать, «нищий, но не жадный», – я с тобой развожусь.

В этот момент я почему-то вспомнил про тотализатор. Стало интересно, как сыграли оставшиеся пять событий. Я достал телефон, вошёл на сайт букмекерской конторы.

- Чего молчишь?

Я не ответил, искал нужную страницу. Когда нашёл, сказал:

- Я выиграл…

- Что? – Лиза не поняла, о чём я говорю.

- Десять из пятнадцати.

- Ты радуешься? 

- Очень!.. Кто он?.. 

- С чего ты взял, что есть «кто-то»?

Я подобрал сумку (только сейчас почувствовал, какая она лёгкая, в ней находилось минимум вещей), пошёл домой. Лиза засеменила следом. 

- С чего ты взял? – повторила она. Моя уверенность в собственных рогах напугала её. – Я приехала за вещами. Заявление на развод завтра подам. 

- Насильно мил не будешь, - сказал, а сам почувствовал, что проигрываю в этой игре. 

Ночью мы занимались сексом, а не любовью. Я ощутил, как она далека от меня. Лиза делала одолжение, чтобы я не мог разобраться, что у неё кто-то есть. Она изменилась в постели. Но осталась той же маленькой лгуньей, которую надо выводить на чистую воду фактами. А у меня они отсутствовали. Можно было только догадываться. 

Я выключил свет. 

- Меня ждёт мама. 

Я молчал.

- Витя, ты меня не любишь: киряешь, гуляешь… У нас нет детей. Денег. 

- Будущего нет, - добавил я. – Давай спать! Не оправдывайся. 

Она погладила меня по голове. Пожалела. 

- Будущего нет, если мы останемся вместе. 

- Канарские острова всегда от нас были далеки, Лиза. Надеюсь, развод тебя приблизит к ним.

Она повернулась ко мне спиной, на левый бок. И вскоре уснула. 

Несколько раз я выходил на балкон покурить. Уснуть так и не смог. Гофман был прав, я мешаю ей жить красиво. Для этого у меня нет средств.

Я чувствовал, как мне лгут. Но не мог предпринять контрмеры. Ложь должна быть ужасающей, чтобы стать правдой. И в неё поверили. У нас всё происходило дипломатично.

 
 
 
Когда личная жизнь идёт под откос, лучшее средство, чтобы забыться, уйти с головой в работу.

Я так и поступил…

Выучил практически наизусть (мне предстоял экзамен) должностную инструкцию менеджера торгового зала… менеджер торгового зала является должностным лицом, призванным осуществлять все функции связанные с продвижением товара… Основная задача менеджера торгового зала – организация полного взаимодействия клиента и компании, максимальное удовлетворение нужд клиента… На должность менеджера торгового зала назначается лицо, имеющее среднетехническое, незаконченное высшее или высшее образование… Как должностное лицо компании, менеджер торгового зала несёт всю ответственность за свою деятельность в рамках Законов РФ, Гражданского кодекса РФ… и так далее и тому подобное…

Знание товара (отдел «белой техники», меня определили туда): холодильники, стиральные машины, газовые плиты, посудомойки и прочее. Предстояло выучить все основные технические характеристики и особенности этой бытовой техники. Это не составило особого труда, понадобилось всего три дня, чтобы во всём разобраться. 

Мерчандайзинг. Часть процесса маркетинга, определяющая методику продажи товара в магазине. Мерчандайзинг призван определять набор продаваемых в розничном магазине товаров, способы выкладки товаров, снабжение их рекламными материалами, цены. Я разобрался и с этим. 

Экзамен сдал «хорошо». На «отлично» не потянул, как выразился Игорь Павлович, он был мной доволен. Но это не имело никакого отношения к заработной плате. И первые мои продажи, когда я раскидывался словами и утверждал покупателям, что мир прекрасен, а если вы купите эту вещь, то мир станет еще прекрасней, чуть было не убедили меня самого в своих же словах, что так и есть. И, по-видимому, моя вера заставляла покупателей так легко расставаться с деньгами. Когда часто врёшь, сам начинаешь верить своей же лжи. 

- Продавец хорош настолько, насколько плох покупатель в своём выборе, - сказал Владимир Евгеньевич. А он, жук, знал, что говорил.

Понадобилась неделя, чтобы из стажёра стать обычным продавцом-консультантом. Вот теперь, казалось, можно хорошо заработать. Не взирая на штрафы. 

Я ликовал, но молча, внутри себя. Лиза ничего не знала.

 
 
 
 
Война заканчивается победой. Любовный роман заканчивается браком. Неделя заканчивается выходными днями. Деньги заканчиваются внезапно – и всё! Вроде не умер, а жизни нет.

Лиза отправляла свои шмотки посылками. Я помогал доставлять коробки до почты; они были очень тяжелы. Нанимал такси. Всё это стоило денег. Я платил – я-то не жадный. Но вскоре деньги закончились. А ещё, по подсчётам Лизы, требовалось отправить посылок десять.

- Делай, что хочешь! Хоть на трассу иди, становись в один ряд с проститутками. Твоя идея развода – твои расходы.

Лиза смолчала, не ответила на моё хамство. Дня через три она нашла деньги. Не знаю, где она их взяла, но отправка посылок продолжилась. На продукты питания тратился я – взял взаймы у Гофмана, у него по-прежнему дела шли в гору, картины продавались. Когда я брал деньги, он сказал:

- Что я говорил?

Мне осталось лишь поднять руки вверх. 

Хитрость женщины заключается в её бесхитростном поведении. Например, Лиза стала прямо говорить, раньше я за ней подобных слов не замечал, что в твоих ласках, Витя, есть всё, я таю! Но нету смысла… Так сказала она ночью, мы продолжали спать вместе, хотя уже подали заявление на развод в ЗАГС. Потом она сказала, подписывая посылки: «Чтобы я была счастлива, нужно всего одно условие – твоё отсутствие в моей жизни». 

Теперь молчал я. Ругаться, обвинять в измене супругу – пока ещё супругу, в ЗАГСе давали месяц, чтобы мы изменили решение – смысла не имело. Я лишь обратил внимание, что одну посылку она подписала – это был адрес, где жила тёща. А другую – нет. 

- А второй ящик?.. Почему без адреса?

- На почте подпишу.

У нас в магазине говорили так: клиент всегда прав, но кое-чего он не должен знать. Лиза хитрила. А я хотел правды. Мне, наверное, не стало легче, если бы она прямо заявила: «Я ухожу к другому мужчине». Честно, я не знал, как себя бы повёл – может, ударил Лизу после таких слов. Или выгнал из «двушки» в гостиницу. Но именно сейчас я помогал ей с отъездом, терпел оскорбления, отказался даже от алкоголя, но необходимость узнать правду делала меня излишне любопытным и одновременно раздражительным.

На почте я остался её ждать. 

- Так и будешь сидеть возле меня? Охранять?

- Вместе пойдём домой.

Обычно я уходил на ставки, в букмекерскую контору. Но в последнее время фортуна повернулась ко мне задом.

- И будем трахаться? Как вчера? Я устала, Витя. Не хочу, - она чуть ли не плакала. 

А меня действительно, как подменили. Я ненавидел Лизу – и тем больше её хотел! Я превратился по отношению к ней в сексуального маньяка. Мог долго не кончать, чем изматывал Лизу физически. Такой, наверное, была моя месть. Но об этом я не задумывался. Конец должен быть счастливым, если нет – это ещё не конец. 

- Есть альтернатива? Твои предложения. 

Она стала подписывать посылку. Я сидел поодаль. Мне не терпелось узнать, что она там пишет. Я встал, подошёл к ней, сказал:

- Выйду, покурю.

Лиза как бы невзначай прикрыла рукой написанный адрес. Пункт назначения я не увидел, зато запомнил индекс. Номер не был сложным: 140011.

Вечером я уже знал, куда она отсылает неподписанные посылки. Это был город Люберцы. И я знал, что в этом городе у неё нет родственников, друзей – никого!

Я так и не спросил у Лизы, кому предназначалась та посылка. Потому что боялся получить отказ в сексе в следующий раз. Нам предстояло просуществовать вместе целых три недели. Обратный билет до Москвы был уже куплен – оттуда ей было легче добраться до дому, в её городе железнодорожное сообщение отсутствовало. А муж двоюродной сестры, со слов Лизы, встретит на железнодорожном вокзале, у него машина. 

Верно, Лиза была мой самый яркий и красивый провал!

 
 
 
Мы вернулись домой.

Лиза исчезала из моей жизни постепенно и незаметно. Вместе с вещами. Делала она это так: растворялась рафинадом в горячем чае, но вкус чая не становился сладким – наоборот, солёным! 

И вот она пожалела меня, но сказала это как-то самоуверенно. 

- Тебе не найти такую женщину, как я. Как далеко я буду от тебя, а не твоя. Ты ни о чём не жалеешь? – Лиза превратилась в Мона Лизу, с той же улыбкой. 

Сделала она это за столом, мы обедали. 

- Жалость – чувство ненужное, - сказал я. – Испытывать жалость – сопоставлять себя с несчастным, а я опасаюсь стать жалким. Даже для тебя... – Лиза, показалось, меня не слушает. Я продолжил: - Жалеемый – он часто противостоит этому чувству. Проявляет озлобленность. А я на тебя не злюсь. Жалость чувство мимолётное. Доброта – чувство врождённое. Ты, Лиза, не была никогда доброй. Сдержанность – твоё оружие. И скрытность. Я же – выпивоха, да. И главное, добро не вызывает зла. А если оглядеться вокруг – не так уж много добра присутствует в этом мире. 

- Что хочешь этим сказать?

- Ничего я не хочу!

- Даже меня?

Я посмотрел на Лизу. Этой женщине нужны эмоции, а не тихое болотце семейной жизни, в котором она состарится. Сможет ли тот человек их дать? А я уже не сомневался, что такой человек существует. Сможет ли он трахнуть мою Лизу так же, как трахаю её я?

Я ушёл от прямого ответа. Потому что не знал, какая реакция последует.

Сказал лишь:

- Наши отношения можно охарактеризовать тремя словами: неплохо мы трахались, а? Всё остальное – враньё! Даже то, что ты от меня уходишь.

- Нет, Витя. Ебались мы неплохо, - Лиза позаимствовала мой стиль диалога, - не спорю. А то, что я ухожу от тебя – правда. Но ты в это не веришь. 

Я оседлал её. Второй раз за день. Прямо на кухне. 

Лиза не сопротивлялась. Мы перевернули стол, напугали соседей внизу. Наверное, я ошибся тогда, решив, что она изменилась в постели. Или всё произошло внезапно?.. Здесь, прямо сейчас… 

После секса она сказала:

- Ты напоминаешь нашего кота. Он просит поесть каждый день. И ни раз, и ни два раза за сутки, а постоянно. Если не исполнить его желание – поцарапать может. А то и укусить. Скотина требует своё!

Но мне уже было всё равно. Я получил то, чего хотел.


Возврат к списку


Чёрный Человек 14.12.2014 08:26:31

графомань канешно галимая. но от души человек писал.
пасему зачот.
да, Витя, не играй больше. Пустое это всё.
нащот бабс тож не заморачивайся. любовь придумали евреи, чтобы не платить.
ну а так. канешна с наилучшими пожеланиями.

Ирма 14.12.2014 14:11:05

Черный Человек собственно все уже сказал.
Автор явно текст не перечитывал.

Ирма 14.12.2014 14:12:22

а то что Буковски любит это, конечно, хорошо.

Юнкер 15.12.2014 09:20:31

нечто подобное у Бунина читал, но верю, что тот (бунин то-есть) спиздил основу сюжета у Мельникова, как и у меня, между прочим. А что ему... сядет в темной аллее на скамейку, прикинется слабослышащим и записывает на подкорочку то, о чем народ толкует. Потом эти истории за свои выдает.

Шева 16.12.2014 13:08:16

Как бы добавить нечего.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости