Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
14.01.2015

КЛИЕНТ ВСЕГДА ПРАВ, КЛИЕНТ ВСЕГДА ЛОХ (Часть вторая)

Автор: Виктор Мельников
ЧАСТЬ ВТОРАЯ  
 
1
Реклама порождает конкуренцию. Это лишь один её плюс из тысячи минусов. Без рекламы ничего не происходит. Даже похороны, если подаётся некролог в газету.
Намечалась ночная распродажа. На пятницу тринадцатого числа. Это означало, что рабочий день начнётся, как обычно, в девять утра, а закончится в полночь. Или – позже.
По телевидению, радио и в печатных СМИ появилась реклама: «Пятница тринадцатое, ночь ужасов, с 18:00 до 24:00 страшные скидки до 50%! Не упусти свой шанс!» Если реклама агрессивна – тебя готовят к войне. Реклама не говорит о недостатках – она хвастается, занимается самолюбованием. И ошибается только один раз – покупатель, доверившись обещаниям. Словом, клиент получает ту рекламу, которую заслуживает. Это как на выборах: народ получает то правительство, которое заслуживает. Не правда ли, наблюдается сходство? Тобой манипулируют, заставляют верить, хотя верить-то нечему.
В «ночь ужасов» – да, скидка делалась, но никак не 50%, а не более 15%, если сравнивать со старым ценником. Но он, естественно, уничтожался.
За час до начала акции магазин закрывался на переоценку. Менялись цены, то есть цена поднимались, а после делалась скидка. И то лишь на дорогостоящий товар, как телевизоры, компьютеры, холодильники, стиральные машины и газовые печи.
В такие дни продавец ненавидит покупателя, а вся Вселенная с ужасом смотрит на людей в магазине! Толпа – она не предвещает ничего хорошего. Суета, толкотня – одним словом, ажиотаж: дураки создают суету, я её избегаю. Но, увы, на рабочем месте это невозможно.
Казалось бы, берут много – выше зарплата. Это верно. Но в такие «безумные ночи» продавец даёт покупателю больше, чем покупатель платит продавцу. Ибо сливки снимает владелец магазина, а он, по понятной причине, в этой вакханалии не участвует.
Если продавец даёт покупателю меньше – владелец магазина такого продавца увольняет. Находит способ от него избавиться. 
На самом деле – покупатель всегда неудовлетворён. Задача продавца – не просто продать, но и удовлетворить покупателя, обчистив его карманы в пользу владельца магазина. При этом покупатель не должен ничего заподозрить. Умение предложить то, чего ему не нужно (чаще всего – это техника, на которую вообще не делалась скидка), – это некий талант! Но в такой суматохе, как ночная распродажа, это сделать сложно – покупатель тебя в прямом смысле из рук другого покупателя вырывает, чтобы именно ему скорей уделили внимания.
Александр и Алёнка в отделе «белой техники» (к нам шёл основной поток одичавших покупателей) падали с ног. И я вместе с ними. Взгляды, кидаемые в мою сторону, вопрошали: когда это кончится?
Я сам не знал. И поглядывал на часы – не скоро!
Ближе к 23:00 поток людей поубавился.
Александр ушёл в кухню, выпить кофе. Я остался с Алёнкой. Так вышло, что в отделе никого не было, кроме двух парней.
Я спросил Алёну:
- Подойдёшь к ним?
- Я устала. Давай – сам.
Я поприветствовал покупателей, спросил:
- Что хотели приобрести? К нам из праздного любопытства в такое время не заходят.
Один из парней сказал:
- Нужна мультиварка, - и обдал меня лёгким перегаром.
Я показал витрину с мультиварками.
Меня отвлёк Александр – он попил кофе, сказал, что выйдет, покурит. Алёна крутилась возле меня.
Я извинился – сама вежливость! - снова обратился к покупателям, сказал:
- Здесь представлен весь модельный ряд.
Тот же парень спросил:
- А что, например, умеет делать вот эта…
Я открыл мультиварку.
- Всё!.. – начал было я, но второй парень меня перебил.
- И минет?..
Он типа пошутил. Алёнка, я заметил краем глаза, шутку не оценила. Она смотрела на меня, на мою реакцию.
Я прокашлялся. И с серьёзным видом сказал:
- Минет – нет, она не делает. Приобретите пылесос. Он лучше сосёт!
Алёна еле сдерживала смех. Я оставался невозмутимым.
И вот я показываю витрину с пылесосами, рассказываю о технических особенностях. Упор делаю на мощности всасывания. Всё это время Алёнка тихо давится от смеха. Не удивительно, что эти покупатели выбирают пылесос. Самый мощный, не дешёвый!
На моё счастье, они не видели Алёну, она стояла в стороне, видел только я её. Она была в восторге!  
- Для нашего общего друга подарок, он холостяк, - сказал тот, кто пытался пошутить.
Человек я с фантазией, и мне стало почему-то жутко!
Когда они ушли, я и Алёнка падали со смеху. Александр ничего так и не понял. Он покурил и зашёл в отдел.
На истеричный смех прибежал Владимир Евгеньевич.
- Вы с ума сошли! Оштрафую! Здесь Петренко А. А.
А я ему (к концу смены, после четырнадцати часов на ногах, становишься безразличным ко всяким «угрозам»):
- Владимир Евгеньевич, купи пылесос, он хорошо сосёт! Шефу понравится! Избавься от лишних хлопот.  
Последовала предсказуемая реакция старшего менеджера: с каменным лицом он вынул блокнот из внутреннего кармана пиджака, нервно в нём что-то записал. И поспешно ушёл.
- Сдаст? – спросила Алёнка. Она за меня переживала. Мой пафос сработал.
- Не осмелится. Отделаюсь штрафом.
- Пресмыкайся высшим – топчи тех, кто ниже. Идеальное определение для старшего менеджера, - сказал Александр. И пригласил дня через три зайти в гости, если будет время. После работы. Пригласил и Алёну. Я согласился. Алёнка сказала, подумаю.
Домой я попал после двух ночи. Лиза спала. Я принял душ, вышел из ванной, тихо лёг рядом.
- Не успела я уехать – ты, Виталя, по бабам стал ходить, - тихо сказала она. – Потерпеть нельзя, а?
Я ничего не ответил. Хотел очень спать! Зато меня приревновали к несуществующей любовнице…
Женщина как парашют, всегда надо иметь запасной – с этой мыслью я сладко уснул.
 
2
Паша – так его все называли.
На должность продавца-консультанта в отдел компьютерной техники взяли нового сотрудника. Он ушёл от конкурента, пришёл работать к Петренко А. А.
Александр сказал, что Паша уходит в запои. Последний такой «залёт» стал для него фатальным. Почему пришёл к нам? Лучший продавец! У него всегда огромный оборот, делает планы, часто перевыполняет. Такого работника шефу посоветовал Анатолий Николаевич.
- С нашими штрафами, если Паша бухает, не думаю, что ему здесь будет сладко.
- Посмотрим, - Александр был рад новому работнику. – Если Владимиру Евгеньевичу скажут закрыть глаза, он их закроет.
После работы мы втроём зашли в бар. Паша угощал пивом.
Познакомились поближе.
- Ребята, за знакомство! – голос мягкий и приятный, неторопливый.
Стукнулись кружками.
Александр знал Пашу давно. Они вместе, оказывается, работали там, откуда Паша уволился.
- Что случилось? – полюбопытствовал Александр.
- Конфликт с женой. Она ушла к маме. Забрала ребёнка. Я остался один – одиночество меня губит.
- Что она у тебя за человек такой, она же понимает, не в первый раз уже, что без неё ты начинаешь пить. Не знаешь меры.
- Она специально так делает.
- Сейчас вместе?
- Позавчера вернулась.
Снова во всём виноваты женщины, подумал я.
- Я тоже алкоголик, - сказал я. – Если захочу, то брошу. Но я не хочу! В запои, правда, не ухожу. И тебе, Паша, не советую. А жену люби…
- Я её – люблю! Она меня – нет!
В любви так, в самом деле: если кто-то любит больше, значит – другой недолюбливает. 
- Раз вернулась, не всё потеряно, - сказал Александр. – Я три года как развёлся. Есть сын. Ходит в первый класс. Сына люблю очень! Бывшую жену – ненавижу!
- Может, накатим по рюмочке? – предложил Паша.
- Желание накатить – это повод нажраться, - уточнил я.
- Я – против, - Александр был категоричен. – Завтра на работу.
На том и разошлись.
 
3
На работу взяли нового кассира. 
Я с ней познакомился ранним утром, её звали Татьяна. Она стояла возле входа в магазин, когда никого ещё не было, ждала открытия. Я перекинулся с ней парой слов. Вскоре стали подтягиваться на работу остальные продавцы и техники-выдачи. Фастфуд пришёл последним, но вовремя. Он был пунктуальным. Но вежливость короля в нём отсутствовала.
В конце рабочего дня она спросила:
- Виталий Иванович, вы Александра хорошо знаете? – она слегка заикалась.
- Что именно хочешь узнать? Я сам недавно работаю.
- Нет, ничего. Просто так спросила.
Я посмотрел на неё внимательно – надолго ли к нам? Текучесть кадров была громадной! Я не отработал целый месяц, а людей с десяток поменялось. Не удивительно, шеф умел вешать лапшу на уши своим работникам – делал он это через Фастфуда или Владимира Евгеньевича. Но как только этого ему казалось мало, и он заставлял её намотать ещё на ус – такой работник увольнялся сразу! Многие со скандалом, через суд, потому что получить расчётные выплаты в отведённые по закону сроки не удавалось. У руководства и бухгалтерии находились «уважительные причины», чтобы не заплатить.
После вечерней планёрки Александр спросил меня:
- В гости идёшь? Приглашаю.
- С удовольствием!
Алёнка не сразу согласилась. Ссылалась на подругу, с которой снимает квартиру.
- Она будет меня ждать. И, вообще, что я с вами, мужиками, делать буду?..
- Познакомишься с Виолеттой, - Александр проявил настойчивость.
- Кто она?
- Моя жена.
- Ты женат? Первый раз слышу!
- Неофициально. Сожительствуем вместе. Она с Украины. С Антрацита, - Александр, стало понятно сразу, как только меня перевели в отдел, не был многословным. От других работников слыхал, что он бывший мент, старший лейтенант, был участковым. Причина его увольнения из внутренних органов никому не была известной. И он тоже молчал.
- Там боевые действия, - сказал я. – И давно вы вместе?
- Познакомились через интернет. Год назад. До начала гражданской войны на Украине. У неё ребёнок. Девочка. Пять лет. Переехали сразу после Нового года.
Алёнка захотела познакомиться с Виолеттой.
- Так бы сразу и сказал.
К нам присоединился Паша. Александр пригласил его в гости тоже, когда мы пили пиво.
- Что возьмём? – спросил он.
- Ничего не надо. У меня дома есть горилка, настоящая!
- Ребёнку шоколадку купите, изверги, - сказала Алёнка.
- Родители Виолетты на Родине остались? – мне было интересно не из праздного любопытства. Война – она для всех одинаково страшна.
- Мать и дед. Да, они – там. Больше у неё никого нет.
Для девушек взяли вина.
- Лучше «Мартини». Белое, - посоветовала Алёнка.
- Это не вино, - сказал я, - а биттер. По сути – горькая настойка. Правильно, вино при его изготовлении используется, но технология приготовления в корне отличается от приготовления креплёных вин.
- Всё-то ты знаешь, - заметил Александр.
- Я алкоголик, говорю же! Про спиртные напитки ведаю много!
- Как и пьёшь, ага…
- Кем бы я был, если не пил? Правильно, никем!..
Мы взяли такси.
Виолетта нас ждала. Дочку звали Наташа. Она радовалась нашему приходу. Мы ей подарили куклу и целый килограмм шоколадных конфет, ассорти. Она тут же приняла гостинцы, забыв сказать спасибо.
Паша сказал:
- У меня тоже дочка, я её очень люблю. И вы знаете, ребёнка нужно воспитать так, чтобы он смог воспитать своего ребёнка человеком. А это невозможно без любви.
Виолетта рассадила нас за столом. Маленькая, компактная женщина – когда я её увидел, мне так показалось. И искусный повар.
Первый тост прозвучал за детей.
Второй – за мир на Украине.
Потом Виолетта потребовала, чтобы ей налили горилки. На что Александр отреагировал:
- Милая, а ты собутыльник!
Третий – за женщин.
Четвёртый – за мужчин.
Пятый – за тех, кого рядом нет.
Затем все вышли курить на лоджию. У Александра была своя двухкомнатная квартира – это мы снимали жильё, являлись некими бомжами.
Некурящая Алёнка – тоже попросила угостить её сигаретой.
- Если всё не так в этой жизни, надо пить, чтобы было хоть как-то, - сказал я. Горилка обжигала. – Хорошо сидим!
- У каждого свой дурной вкус, - засмеялся Паша. – Шутка на сдачу.
Горилка была крепкой, ужин вкусный, хозяйка – гостеприимной!
В полночь мы расстались.
Домой я пришёл не пьяный, а чуть выпивший. Лизу застал разбирающей фотографии. Но не придал этому значения. Она быстро убрала фотографии на место, сказала:
- Я спать. Ищи сам, что будешь есть.
Она всегда так говорила.
Но есть я не хотел. Я был в хорошем расположении духа, я был по-своему счастлив! И я демонстрировал Лизе своё счастье – она смотрела на меня, и ей делалось плохо, что мне хорошо.
Я лёг к ней в постель, она лежала на левом боку (любимая поза для сна), обнял за талию.
- Ты снова с кем-то был, - сказала Лиза. – Но я тебя прощаю!
Что-либо говорить в ответ не имело смысла. Женщина может простить мужчину. Даже если он ни в чём не виноват.
 
4
Алёнке я стал оказывать знаки внимания. Она почти на них не реагировала. Я понимал почему – огромная разница в возрасте. Но в отличие от других – я на неё смотрел как на красивую девушку. Остальные – пялились!
- Ты друг, - говорила Алёнка. И я представлял себя собакой, у которой текут слюни из пасти.
Будучи блондинкой, Алёнка прикидывалась соблазнительной дурочкой – высший пилотаж с её стороны. На самом деле – она была умной и сообразительной девушкой. Хотя бы потому, что работала продавцом-консультантом. В технике она разбиралась, не имея никакого опыта и образования.
Сразу после школы Алёна уехала на побережье, где в курортный сезон работала посудомойкой-уборщицей. Вернувшись оттуда домой, в деревню, месяц помогала матери – отчим разбился на машине. А после переехала в город с подругой, сняли квартиру на двоих. И вот она – здесь! Подругу, со слов Алёнки, сюда не взяли. И правильно сделали – тупит подруга.
- Я бы с ней не жила, если бы у меня был парень.
- Так в чём проблема?..
- Никто не нравится мне. Знакомлюсь, встречаюсь, проходит день-два, и понимаю – не мой типаж. Деньги – не главное. Не в них счастье. Я даже за некоторых кавалеров сама расплачивалась в кафе.
Иногда за чашкой кофе Алёнка со мной разговаривала на интимные темы. Однажды рассказала, как потеряла девственность. Видимо, я у неё вызывал доверие. Но с другой стороны, я понимал, я для неё являюсь тем самым мужчиной, который, как врач-психоаналитик, всегда выслушает и поймёт. Но не зайдёт дальше, потому что нельзя, есть моральные аспекты, через которые переступать нельзя.
У Александра всё складывалось по-другому. Татьяна его притягивала к себе – как магнит! Он всё чаще и чаще находился возле неё. Владимир Евгеньевич штрафовал Александра за то, что тот подолгу торчит возле кассы, не находится в своём отделе. Но его как рукой подменили, он срать хотел на штрафы, а однажды обмолвился:
- Виталий Иванович, что делать? Не поверишь, нравится Татьяна!
- А как же Виолетта?
- И жена нравится! Но Татьяна особенная! Меня пугает другое: в магазине она мне нравится, а когда еду с ней в машине домой (Татьяна имела автомобиль, «Лада-Калина», подарок отца) – не нравится!
- Может, всё дело в страсти?.. Переспишь с ней – всё пройдёт.
- Секс был! Всё случилось в машине… Но ничего не изменилось. Надеюсь, наш разговор останется между нами.
Впервые Александр позволил сказать больше, чем мог себе позволить. Он доверял мне. Выходило так, одна Лиза сомневалась, не была во мне уверена. И поэтому убегала от меня. 
Александру я сказал:
- Столько красивых баб, что хочешь – не хочешь, а хочешь! Я не могу тебе дать совет. Татьяна про тебя однажды спрашивала. Я ей ничего не сказал. Мне кажется, ты ей нравишься. Нравится ли она тебе – вот здесь разбирайся сам.
У Паши в семье так же происходили конфликты чуть ли не каждый день. И он спасался работой! За три дня его общий оборот составил столько, сколько мне понадобилось бы для этого работать дней шесть! Дополнительная гарантия, сопутствующий товар – всё у него продавалось! И я знал почему – он брал вежливостью и вниманием (я наблюдал за его работой – настойчивость, невозмутимость, лёгкая лесть, и главное – хитрость присутствовали в момент продажи). Но у него первые два качества виделись напускными, ненастоящими. Вежливость и внимание пребывали и у меня, и у Александра, и у Алёнки. Но мы были не такие – более честные, наверное! По отношению к себе и покупателю. 
Хотя бы потому, надо заметить, что Паша нашёл общий язык с Владимиром Евгеньевичем, Анатолием Николаевичем и даже с Петренко А. А., который лично его пригласил на рыбалку.
Александру это не понравилось.
Я сказал:
- Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец. Мне кажется, что Паша хороший парень. Ты бы отказался, если тебя пригласили?
- Прислуживать тошно!
- А он не пытается этого делать. У него так складываются обстоятельства.
Александр не ответил. Его порой излишняя жёсткость вредила ему самому. Я это подметил, не упустил из виду. Но именно в жёсткости характера заключалась правдивая суть моего напарника. Она распространялась на друзей и покупателей; Виолетта, наверное, тоже оценила характер мужа в полной мере, когда с ним сошлась.
Мент остаётся ментом всегда. Если он настоящий! (До меня дошли слухи, во время спора Александр ударил по лицу командира роты ППС, влепил «леща», обозвав взяточником! И сделал это на глазах подчинённых командира. За что и был уволен из рядов МВД.)
 
5
Беда не приходит одна. Она приходит с ревизией. А ревизия – это инструмент контроля. Кому-нибудь нравится, когда тебя контролируют? Вряд ли. Кому это надо? Тому, кто назначает ревизию. И кто в ней не участвует. То есть – владельцу магазина.
В шесть вечера магазин для покупателей закрыли.
Фастфуд провёл планёрку. Как положено он отсчитал Владимира Евгеньевича, хотя результаты ревизии пока были неизвестны. И отсчитал так, что тот съёжился, ссутулился. Я заметил, как на его голове самыми длинными волосами стали брови. Владимир Евгеньевич весь сник. Анатолий Николаевич предчувствовал, видимо, плохой результат.
Ни одна ревизия никогда не проходит, чтобы всё было хорошо, известно. Всегда чего-то не хватает. То ли товара, то ли внимания, когда считаешь товар, то ли мозгов, кто сводит ревизию. А может, чего-то другого.
- Желание пристрелить кого-нибудь у меня возникает всегда. Но под рукой нет автомата, - сказал Александр. Видно, он нервничал. – Я быстро отхожу, правда.
Бухгалтерские работники спустились в торговый зал. Главный бухгалтер заметила Александра, сказала:
- Пошли, дорогой!
Я видел, Александр не собирался делать ревизию в паре именно с Александрой Александровной. Заметив её, он попытался скрыться за холодильниками, но не успел. Попался.
Алёнка получила в напарники Владимира Евгеньевича. Его занудство, я знал, раздражало Алёнку.
Мне досталась Инна Эдуардовна. Она подошла, сказала:
- Виталий Иванович, готов?
- Всегда готов.
- Тогда поехали!
Мне повезло.
Начали с крупного товара. Я проходил между рядов, диктовал по ценнику наименования товара, Инна Эдуардовна делала пометки в ревизионной накладной.
Некоторый товар отсутствовал на витрине. Я не понимал, почему он в накладной есть, а на витрине его нет.
- Пошли в склад, - предложила Инна Эдуардовна. – Что у нас там?..
В складе бездельничали Володя, Селиванов и Андрей – тот самый, кто болел, когда я устроился грузчиком.
- Андрюша, найди-ка нам газовые печи «Hansa». Они почему-то не представлены на витрине.
Это был косяк! Я показал Андрею кулак. Товар из склада должен выставляться в торговый зал весь, если имелось свободное место. А оно имелось!
Склад небольшой. Печки были заставлены другим товаром. Андрей полез через стиральные машины. И завалил на себя рядом стоящие сплит-системы. Это были «головы», как мы их называли, внутренние блоки. Одна из коробок упала Андрею на руку, он взвыл!
Всё обошлось лёгким ушибом. 
- Уйди, - сказал Володя. И полез сам. – Человек-невезение!
Действительно, Андрей мутил. Был невезучим и, мягко выражаясь, пустоголовым. Часто филонил. Его никогда не штрафовали. Александре Александровне он приходился каким-то родственником. Но не близким. А дальним. По всей вероятности, поэтому Фастфуд и близко не подпускал его к продажам, держал техником выдачи. Андрей в свою очередь мечтал стать продавцом-консультантом. Но его не увольняли, сохраняли в коллективе только из-за родственных связей.
Газовые печи нашлись.
Затем мы посчитали холодильники и микроволновые печи. Какого-то товара не было ни на витрине, ни в складе.
Перешли к посуде.
На мелком товаре было много пересортицы, а это приравнивалось к недостаче.
Ближе к полуночи, когда выяснилось, что недостача огромна, Александра Александровна собрала весь коллектив вокруг себя, сказала:
- Будем пересчитывать заново. Все остаёмся до утра.
Прокатилась лёгкая волна недовольства. Александр, по-видимому, искал глазами автомат, где бы взять, чтобы сделать несколько коротких очередей.
И понеслось всё заново! С одной лишь оговоркой, что бухгалтерия и Фастфуд свалили домой. А нас всех вместе с Владимиром Евгеньевичем оставили до утра…
- Андрюша никому не нужен? – спросила Александра Александровна. – Я его забираю с собой. Я на машине, нам по пути…
Ревизия продолжалась. Пересчитывали ещё два раза. 
Светало. Я уснул в складе, лёг на бумажные коробки из-под холодильников.
В девять магазин открылся, мы стали торговать. Как будто ревизии и не было! Многие клевали носами. Кофе не помогало!
В течение дня с некоторыми покупателями я вступал в пререкания, всё раздражало. Не удивительно, почему Александр мечтал об автомате Калашникова. Несколько очередей в воздух решили бы многие наши проблемы.
Ближе к обеду стали известны результаты ревизии. Недостача (в неё входила и пересортица) составила около полумиллиона рублей.
- Эти деньги высчитают с зарплаты. Петренко никогда не бывает в убытке, - сказал Александр.
- Но откуда такая сумма? – спросил я. – Никто не ворует, как я вижу. В магазине есть охрана, есть видеокамеры.
- А ты уверен, что нам говорят правду? Есть ещё «блатные покупатели», менты или прокурорские работники, которым товар бесплатно отдаётся, не замечал?.. Не факт, что за них платим мы.
- Не знаю...
- Делай выводы, Виталий Иванович.
Не доверяй и не доверяйся, чтобы после не жалеть. Но я был настолько измотан за эти двое суток, что оставался спокойным. А спокойствие – это величайшее проявление силы!
- Сколько с нас высчитают?
- Раздели сумму недостачи на весь коллектив магазина.
Я прикинул в уме… тридцать человек…
- Каждый месяц у вас так?
- Впервые. Прошлые ревизии по карману так не били. 
Вечером, на планёрке, Фастфуд сказал, что эту недостачу раскинут на два месяца.
От этого легче не стало. Захотелось выпить водки.
По дороге домой я забрёл в бар, выпил несколько рюмок. Бармену отсчитал сумму, которую он назвал, положил на стол. Я оставался сидеть за барной стойкой и смотрел на деньги, которые бармен ещё не забрал в кассу. И мне показалось, что деньги похожи на туалетную бумагу. Чем больше её у тебя в руках, тем чище жопа. Сколько же нас засранцев!
Я медленно пошёл домой. Водка не помогла, я нисколько не опьянел. Невидимое уныние, как аура, окружало меня. Быть счастливым многим не позволяет совесть – не укради! – и зарплата. Нас таких – большинство! И каждый остаётся со своей бедой один на один.  


Возврат к списку


Виктор Мельников 15.01.2015 11:21:08

Продолжение будет, забыл сказать. Всего ничего, ещё одна часть.

Шева 15.01.2015 17:17:52

Жизненно, верю. Но уж бОльно автобиографично.

Вита 16.01.2015 21:14:03

нормально.

Виктор Мельников 17.01.2015 01:48:58

А что у нас берётся из ниоткуда? Всё из себя.

Виктор Мельников 17.01.2015 23:28:57

Здесь, у меня, конечно, с самого начала надо читать. И вопрос: как правильно писать - выпил "выдохшуюся жидкость". Или: выпил "выдохнувшуюся жидкость". Я запутался. Интернет мне ничего не подсказал. Применил "выдохшуюся". Вроде то и другое правильно, но чувствую подвох. На "братском" сайте некоторые меня обосрали, но никто не сказал, как правильно; даже не сказал, что так и эдак можно. Хуйню порят, но никто не говорит, как правильно. Ёбанные писаки, лучше б помолчали!

Яблочный спас 17.01.2015 23:46:44

Иваныч, ну зачем тебе это нужно, а? Какая разница как? Важно КАК ты сам написал, КАК ты сам почувствовал. Не похуй ли тебе, что там эти люди тебе советуют? Не похуй ли, что я тебе сейчас напишу? Забей ты на всё это и пиши сам не оглядываясь.

Один всегда прав.

Виктор Мельников 18.01.2015 00:07:30

Я буквоед безграмотный. Порой мне хочется узнать - так ли это или не так. Вот ты мне, Спас, написал, как есть сказал. А есть люди, надо выебнуться: знаю, но не скажу. Таких людей я не люблю. Лучше - промолчи. Такого я мнения.

Виктор Мельников 18.01.2015 21:56:05

Очень тяжело входишь на сайт... Хочу спросить, я залил вчера третью часть "Клиент всегда прав, клиент всегда лох", - залилась?..

Vincent_A_Killpastor 19.01.2015 05:22:21

Еще не добрался - долбану все одним махом, как забрезжит временной просвет.

Виктор Мельников 25.01.2015 22:26:08

Позже выложу всё разом, большой кучей говна-глав. Как доделаю. Не смогу держать в себе...

Виктор Мельников 25.01.2015 22:27:00

Многое уже переделано. в том числе то, что здесь опубликовано.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости