Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
29.04.2015

Взвейтесь кострами, синие ночи

Автор: Шева
Такси, на удивление, подъехало быстро. Сели на заднем сиденьи. Комов захлопнул дверцу, назвал адрес. Только потом повернулся к Ане, - Ну как, не затрахали тебя сегодня твои оболтусы? - Да нет, - ответила Аня. Затем устало улыбнулась, - Разве что чуть-чуть.   Аня работала преподавателем математики и информатики в колледже. Чему обучали, или кого выпускали из этого колледжа, Комов не знал, да это его и не интересовало. Ему то что? Главное - чтоб Анечку его не обижали. Бабский коллектив, конечно, смотрел на Аню, как бык на красную тряпку - всего лишь второй год после института, а толковая, умненькая, характер - в обиду себя не даст. Как в той поговорке - Вчера на меня всем селом напали, так еле отгавкалась! Но самая главная обида женского коллектива была, Комов это прекрасно понимал, что Аня не просто молода. Молодых-то много, да и красивых немало, но таких сексапильных - это, как говорится, надо поискать. Главным козырем Ани, её не тайным, а совершенно открытым оружием были ноги. Нет, не от бедра, но как метко заметил классик  - у меня нет слов, чтобы описать эту красоту. Это были идеальные по форме и удивительные по стройности ножки молодой красавицы. Которая, на беду?, знала об этом, и ходила исключительно в коротких юбках и платьях. Благодаря чему, собственно, они и познакомились. Еще на первой встрече удивлённый Комов спросил Аню, - А как твой педколлектив терпит, что ты ходишь в колледж с такими голыми ногами? Аня тогда бесхитростно  ему ответила, - А в моих группах зато самая лучшая по колледжу посещаемость - девяносто процентов. Ни у кого такой нет! Комов не знал, кого выпускал Анин колледж, но знал, что основной контингент были пацаны. Пятнадцати-семнадцатилетние. И он, вспоминая себя в молодости, прекрасно понимал, какими глазами эти пацаны смотрели на «его» Аню. Еще, небось, и дрочили на задних партах.   - А чуть-чуть - это как? - спросил Комов. И усмехнувшись, добавил - На полшишечки? - Да представляешь, наглючие, говорят мне сегодня, да еще так хитро улыбаются, - «Анна Владимировна, а вы дома не ночевали!». Я спрашиваю, - С чего это вы взяли? А они смеются, - «А вы сегодня на работу пришли в том же самом платье, что и вчера!» - Ты не сказала им, как в своё время Фаина Раневская – Пионэры! Идите в жопу! - Нет, я спокойно им так отвечаю, - А на мне лифчик другой! У них и челюсти поотвисали. Комов с лёгкой грустью подумал о том, что в его школьные годы таких учительниц не было…   Он вспомнил сегодняшнюю ночь с Аней. На «автомате» левая рука потянулась к её ногам. Хотя край юбки и так опустился довольно низко, но Комов бесцеремонно сдвинул его еще ниже и слегка раздвинув ноги Ани, положил свою руку между. На. Аня замолчала. Только быстро повернувшись к нему, чуть улыбнулась. Комов начал легонечко и нежно поглаживать тонкую ткань трусиков. Там. Аня немного напряглась. Тогда Комов нащупал заветный бугорок. И сжал его. Аня прикусила нижнюю губу, Комов еще подумал про себя - Ну прямо Анастейша!, и показала глазами на водителя. Комов беззвучно, одними губами, ответил Ане, - Да похуй! Аня поняла, улыбнулась и положила свои пальцы на пальцы Комова. Он почему-то испытал чувство дежа-вю, будто с ним когда-то давно, а может, в другой жизни, это уже было. И вдруг Комов вспомнил.   Это был первый в его жизни пионерлагерь. Маленький городишко на берегу Азовского моря, живущий за счёт пионерской саранчи, надсмотрщиков-вожатых, и редких семейных отдыхающих. Тёплое, солёное, удивительное море, раскалённый из-за горячего южного солнца песок и вкуснейшие-превкуснейшие вяленые бычки – это были, перефразируя классика, три источника и три составные части ежедневного удовольствия октябрёнка Комова. Не считая еще одного - тайного, а потому наиболее сладкого. Комов был уже не какой-то сопливый первоклашка, он гордо считал себя второклассником. Хотя на самом деле до второго класса было еще целых полтора месяца. По тем годам – целая жизнь. И жизнь эта открылась тогда второкласснику Комову удивительной стороной. У его дружбана Серёги, с которым он закорешевал в их отряде, была сестра. Она тоже была в этом же лагере, в одном из старших отрядов. Она закончила уже третий класс. А может, и четвёртый. Комов хорошо запомнил только то, что у них было три года разницы. Приходя проведывать брата, она познакомилась и с маленьким Комовым. Причём не просто познакомилась, а отнеслась к нему очень приветливо, дружелюбно. Жалела. Потому что на самом деле Комову, впервые оказавшемуся без родителей, иногда было…не очень. Тоскливо, короче. И домой хотелось. Через какое-то время Оля - так звали Серёгину сестру, стала маленькому Комову тоже - как сестра. Или - как мама. А потом… А потом один раз она пришла к ним с Серёгой, когда у них был «тихий час». Почти все уже спали. Вожатых не было видно. Это сейчас Комов понимал, что у них, наверное, тоже был свой «тихий час». Оля села на кровать к Комову, ласковым голосом что-то начала говорить - будто сказку читала. Потом начала гладить Комова по голове. У него тогда чубчик еще был такой прикольный. Комову было очень хорошо. - Чего же ты не спишь? Давай я тебя присплю! – сказала Оля, и сверкнув коленками неожиданно быстро нырнула к Комову под одеяло. Не по годам умный Комов тогда еще засомневался, - Увидят - будут ругать! - А мы одеялом с головой накроемся! – весело ответила Оля. И накрывшись одеялом, она крепко прижала к себе Комова. Комов одновременно стеснялся и вместе с тем чувствовал нечто такое, чего с ним еще никогда не было. От Оли шёл такой классный сладкий запах. Как от ванильных булочек, которые им давали на полдник. Его коленки упирались ей прямо в живот, и даже ниже. Отчего Комову почему-то было неловко. …Потом Оля учила его, как надо целоваться в губы. Потом трогала и теребила его пипиську. А потом засунула его боязливую руку себе в трусики. И положив сверху свои пальцы, направляла его…   - Малые же совсем были, - подумал Комов, - да еще три года разницы. Да еще, для него – «в минус», а такое вытворяли! «По молодости» - хмыкнул внутренний голос. И тут же самодовольно добавил - Нет, таки лучше, когда разница «в плюс». В некоторой степени - те же три года. Комов повернулся к Ане и неожиданно спросил, - А ну, математик мой, подтверди, я же не ошибаюсь: три в третьей степени - двадцать семь? Улыбнувшись чему-то своему, Аня прижалась к нему и строгим, но одновременно покорным голосом затраханной учительницы, а может, ученицы? сдерживая смех, ответила, - Да, господин.          


Возврат к списку


Яблочный спас 29.04.2015 21:16:21

Запустив в его семейники мозолистую длань ггг

Александр Чистович 29.04.2015 21:35:16

ПОСВЕЩЕНИЕ ГГ ВКСН (Взвейтесь костра...)
Крещеный ты в серебряной купели,
по пояс окунутый с головой, –
всю жизнь проведший в многолюдной келье
величественной щели половой.
ЗЫ. Очень даже ничево. И возбуждает суетные вибрации в памяти. Но чтобы в 8 лет пиписка вставала?.. Чота за собой в те сумеречные года не замечал. Ну, там, может лет после десяти после выпитых трёх бутылок "Вишнёвого" лимонада...

Вита 30.04.2015 00:02:03

ну нихрена себе акселераты ...
Шева, чем ты их накормил?smile:D

Лего Букварь 30.04.2015 02:59:18

- А чуть-чуть - это как? - спросил Комов. И усмехнувшись, добавил - На полшишечки? (ц)
учителница выше ничего не говорила про чуть-чуть. видимо после раздумий был похерен лудший кусок в диалоге.

Шева 30.04.2015 10:38:25

Лего: /истина дороже/ ггы. Прочти конец первого абзаца.
Александр Ч.: а по тексту не указано, что пиписка встала. Тем более, как правильно отмечено, и не могла. Оле главное было - поиграть. ггы

Роман hastu Дих 11.05.2015 18:20:33

класс

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости