Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
17.02.2016

...и в охуительных штанах

Автор: Шева
Пётр Ильич проснулся поздно. Но после вчерашнего мероприятия это было простительно. Даже, наоборот, - было бы удивительно, если бы было наоборот. А проснувшись, Пётр Ильич с чувством человека, честно выполнившего возложенное на него нелёгкое задание, с удовлетворением вспомнил, что вчерашний день удался на славу. К юбилею он готовился долго, тщательно, с присущим ему перфекционизмом. Как говорится, положение обязывало - ведь не хухры-мухры, а замдиректора серьёзного оборонного НИИ. И не просто НИИ, а со своим, и немалым, опытным производством. Их изделия и летали, и под водой плавали, и в танках тряслись. И надёжность и безотказность свою доказали в самых что нинаесть разных климатических условиях: и на севере, и в горах Афганистана, и в песках Ближнего Востока, и во влажно-парком Вьетнаме, и в африканской саванне, и на далёкой Кубе.   …А юбилей душевный получился, да. Гостей много было: начальник главка профильного министерства, представители Минобороны, заводчане, смежники, эксплуатанты, от мэрии. Ну и свои, конечно. А поздравительных телеграмм сколько зачитали! А тосты… Хотя тосты дело такое - ясно и понятно, что на юбилее, как на похоронах…либо-либо. А поскольку молчать неудобно - значит только хорошее. А подарков сколько! Полдня, наверное, будет разбирать. Но тут Пётр Ильич вспомнил один подарок, который вчера заставил его расчувствоваться до слёз. Подарили институтские одногруппники,- те, кто смог прийти. Пётр Ильич поднялся с кровати. Со стороны он, конечно, смешно смотрелся - немолодой, небольшого роста, пузатенький, плюгавенький мужичок в семейных трусах и майке, смахивающий то ли на Луи де Фюнеса, то ли на Дени де Вито, то ли на Карлсона. Без пропеллера только. Наконец в куче разноцветных и разнокалиберных подарочных пакетов Пётр Ильич нашёл нужный. Бережно достал из него огромный, толстенный и тяжеленный фолиант - «The Beatles. Антология». - Вот черти, вот молодцы - в самое яблочко! Вспомнили, как я тогда от них «тащился»! Пётр Ильич с трепетным и благоговейным интересом открыл роскошное издание, восхищаясь толстой, мелованной бумагой, великолепными коллажами из фотографий Beatles, тем, что весь текст состоял исключительно из цитат самих битлов, или их ближайшего окружения. Книга открывалась главой о детстве Леннона. Огромная чёрно-белая фотография: пацанчик в пуловере и галстуке с прилизанной причёской, но очень хитрым выражением лица вождя краснокожих. - И Ленин совсем молодой, - вспомнил Пётр Ильич слова песни тех лет. Первая же цитата Джона поразила его: «девяносто процентов жителей нашей планеты, особенно на Западе, родились благодаря бутылке виски, выпитой субботним вечером; иметь таких детей никто не собирался. Девяносто процентов нас, людей, появилось на свет случайно - я не знаю ни единого человека, который планировал обзавестись ребёнком». Пётр Ильич перелистнул страницу. «Никто не объяснял мне, что такое секс. Я узнал о нём из надписей на стенах. К восьми годам я уже знал всё. Всё демонстрировалось наглядно, все видели похабные рисунки, знали наперечёт всевозможные извращения и гадости». Фраза уже из школьных лет: «Банда, которую я собрал, промышляла магазинными кражами и стаскивала трусики с девчонок. Когда нас ловили с поличными, попадались все, кроме меня». - Ух ты! - восхищённо позавидовал Пётр Ильич. Увы, детство будущего замдиректора оборонного НИИ не шло ни в какое сравнение с детством его кумира. Наугад пролистнул страницы дальше: клуб «Кэверн», первые хиты - Love Me Do, Please, Please Me. С интересом Пётр Ильич прочёл фразу о впечатлениях Джона и Пола, когда в шестьдесят втором в Париже они впервые увидели модные расклешённые штаны - «…брюки парижан были до колен облегающими, а потом расширялись книзу - и мы поняли, чем можем поразить всех, когда вернемся в Англию». Неожиданно он вспомнил те уже далёкие годы, когда до его провинциального городка тоже докатилась мода на клеша, или, как у них называли - «колокола». Как все выкаблучивались друг перед другом, изощрялись. Ширина внизу - не, ну это понятно, это самое простое. Хотя некоторые модники делали такую ширину, что при ходьбе ткань внизу заворачивалась вокруг ноги. А низкий пояс с посадкой на бёдрах? Из-за чего некоторые, присев, реально потом на людях не могли встать - штаны спадали. А плотная, лопающаяся по швам обтяжка вверху ноги выше колен? А внизу чего только не придумывали? И металлические зиппера, и колокольчики и, говорили, сам-то он не видел, кто-то даже маленькую лампочку присобачил. От квадратной батарейки на поясе работала. Эх…мОлодеж, как тогда говорили. Пётр Ильич продолжал листать альбом. Фотографии с первой поездки Beatles в Штаты. Нью-Йорк, Вашингтон, Майями. Вот Джон и Джордж на водных лыжах. Вот вся четвёрка на лежаках - трое в пляжных махровых халатах, Джон - в чёрных туфлях, чёрных же штанах, майке и кожаной кепке. Ринго в голубых шортах, прижимающий к себе двух млеющих от счастья девчонок. Опять они все вместе, в шортах и коротких белых рубашках, выбегающие из моря. Но что это? Во рту Петра Ильича внезапно будто пересохло. Позади битлов, левее Джона, чуть глубже в море, стоял…он. Такой, каким он был в те годы. - Как? Но этого же не может быть! - прошептал Пётр Ильич. Он никогда не был в Штатах. Тем более, в шестьдесят четвёртом году. Когда он был еще пацаном, а о битлах и не слыхал ничего. Он еще раз внимательно всмотрелся. Нет, ну вылитый он! Даже оправа очков, белые шорты, которыми он тогда так гордился, угловатость и рахитичная неуклюжесть фигуры тех лет - его. И вдруг он понял, что судьба просто улыбнулась ему, сделав на юбилей такой удивительный подарок. В голове Петра Ильича сразу завертелось, - фотографию сканировать, увеличить, размножить, в рамку, и повесить - на работе, дома… Вдруг подумал - да если бы тогда, в его школьные годы, кто-то ему сказал, что в его жизни будет вот такая фотография с битлами, он, наверное, умер бы от счастья. - Или усрался бы, - радостно вмешался внутренний голос.   В приподнятом настроении, окрылённый удивительной и поразительной находкой, в предвкушении грядущих приятных забот, Пётр Ильич включил телевизор. Будто специально под его радостный настрой, показывали клип какой-то современной группы. Миловидная и сексапильная певица, притворно потупив глаза, пела под зажигательную мелодию - …я главный экспонат, на лабутенах нах, и в охуительных штанах… - Ну, штаны охуительные и у меня были, - с гордостью вспомнил Пётр Ильич, - А, вот интересно, что такое лабутены? В наше время такого не было. Внутренний голос одёрнул его, - Окстись! А может, это что-то типа стрингов? Что коллеги из НИИ или из Минобороны бы сказали, увидев тебя в стрингАх? Пётр Ильич аж вздрогнул, - Да ну нах! Но неожиданно для самого себя сделал несколько игривых танцевальных па. Типа - вспомнив, как он в своё время выдавал шейк. Ну и что, что не в штанах? Подумаешь - нах!  


Возврат к списку


Яблочный спас 17.02.2016 13:06:46

Супер!
Отличный рассказ!

La rousse(Варя Нау) 21.02.2016 21:28:35

читала уже на ЛП. Очень недурно, да.
Меня мучает вопрос постоянно: откуда он берёт все эти темы?
Кладезь Шева))

Яблочный спас 21.02.2016 21:47:06

Как ёмко он цепляет, заметили?

Шева 21.02.2016 23:58:34

Други, поскольку в /приподнятом настроении/, тем более девушке, отвечу: песня Шнура настолько хорошА, что сразу решил - название рассказа есть, остальное придумаем. А там и случай с фото произошел. гг. Абсолютно реальный - стр.123 Антологии.

Кысь_1 29.02.2016 12:45:19

не интересно, откуда автор темы берёт - гораздо интереснее, как он темы воплощает)) душевный текст, ну очень даже!

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости