Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
03.01.2017

А ты говоришь

Автор: Шева
- Любви нет, - подытоживая свои невесёлые размышления, сухо констатировал Комов. И будто решив добавить краски в грустную сентенцию, непроизвольно выдавил из себя, - Блядь… Затем, видно вспомнив, что русский язык велик и могуч, покопавшись в нём, добавил, как припечатал сургучом, - Сука. Показалось мало. И как последний гвоздь в крышку гроба, прозвучало, - Стерва. На этом Комов решил диспут прекратить. Ибо диспут с самим собой, - это больше на шизофрению тянет. Да и предмет диспута, если его можно так назвать, был предельно банален и прост: его Алина, его поздняя любовь, к которой он, немолодой уже дурак, так прикипел сердцем и душой, очередной раз ему изменила. Понятно, что ей, такой молодой, почти юной, хочется еще погулять. Ну, он же не махровый держиморда. Захотела с подружками пойти в клуб развеяться, - иди. Отпустил. Хотя кошки скребли, конечно. Как чувствовал. Ночь почти не спал, вздрагивал от каждого звука, - ждал. Пришла под утро. Пьяная. Дорогое модное платье, которое недавно она выпросила у него, - порвано. Хотя она и пыталась это скрыть, он заметил. Так же как и засосы и синяки, которые не скроешь. Блядь. Хотя это он уже повторяется. Оправдания и объяснения её были наивны и беспомощны. С болью и горечью Комов в глаза сказал ей, что он обо всём этом думает. Пустила слезу, пошмыгала носом, наскоро собрала свои вещи и ушла. К родителям. Ну и катись… И остался Комов один. А что, - одному, может, и лучше. Одному, может, и лучше, а вот вдвоём с кошкой, у которой только началась течка, это, я вам скажу, еще то удовольствие. Казалось бы, за время их совместной жизни Комов уже должен был привыкнуть к тому, что с завидной регулярностью где-то раз в три месяца его покладистая и серьёзная Мурёна превращалась в сгусток любви. Непрерывно призывно мяукающий и требующий ответной любви. Сейчас и здесь. Наглядно и нагло опровергая тезис Комова, что любви нет. - Ну ты и похотливая скотина! - ногой в тапке Комов пытался отодвинуть от себя назойливо пристающую Мурёну. Но та, будто не слыша, и не понимая его, так и норовила потереться мордой о его ноги, семеня лапами, припадала к полу, бесстыдно приподняв задницу и отбросив в сторону изогнутый хвост, - давай, мол. Или вообще падала на спину, раскинув все лапы. А затем начинала елозить спиной по полу, извиваясь как змея. Напоминая стриптизёршу на шесте. Всё это было очень некстати и невовремя. Расстроенный Алиной, измученный кошкой, Комов буквально не знал, куда себя деть. Чтобы хоть немного успокоиться, плеснул себе в стакан Джонни-гуляку. На три пальца. Потому-что на два вызывало совсем другие ассоциации. Как обычно, добротный алкоголь родил идею. Не оригинальную, но подкупающую возможностью хоть на ночь окунуться в тепло и нежность.   Мила приехала через полтора часа после его звонка. Всегда удивлявшее Комова редкое сочетание ладной и худенькой фигуры бывшей гимнастки с тяжёлыми полушариями грудей и огромной чёрной копной волос подняло его настроение. Да и не только. За последние пять лет, что они были знакомы, многое в жизни Комова изменилось. Но Мила, казалось, была некоей неизменной константой в его жизни, посланной свыше. Хотя Комов прекрасно понимал, что то, что он знает о Миле, - это всего лишь верхушка айсберга. У которого, как известно, девять десятых - под водой. Над водой были заработок стриптизёрши, маленький сын, смешные алименты, борьба за выживание. О том, что под водой, Комов старался не думать и не расспрашивать. Потому что интуитивно догадывался, что этот подводный мир населён если не гоголевскими чертями и вурдалаками, то уж жаббервогами и кракерами Мураками точно. А у него Мила всегда отдыхала. От работы и своего подводного мира. По крайней мере, ему так казалось. Хотя, если отбросить все нити, связавшие их за эти пять лет,- обычная девушка по вызову. Вроде. Как бы. Типа. Но почему ему всегда было с ней так хорошо? - Наверное, так должно быть с женой, - иногда думал Комов. И сам же себе и отвечал фразой Милы, которую услышал от неё при первом знакомстве, - Любовь с первого взгляда существует. Деньгами доказано.   Утром, когда они с Милой стояли в ожидании лифта, на Комова вдруг нахлынули воспоминания о вчерашней ссоре с Алиной, её глупые, беспомощные оправдания, срывающиеся, дрожащие слова, что любит его. - Да какая, нахуй, любовь? - озлился Комов, - Нет её и близко. Открылись двери лифта. В кабинке одиноко стоял пацанчик-школьник лет двенадцати-тринадцати. Они зашли. Через пару этажей лифт опять остановился. Вошли мужик с маленькой девочкой с пузатым ранцем. Видно знакомые пацанчика, потому что девочка сразу выпалила ему, - Антон, мы тебя поздравляем с днём рождения! А вечером зайдём с подарком, и я тебе Happy Birthday спою! - Тоже мне, Мэрилин Монро! - хмыкнул про себя Комов. Пацанчик явно засмущался. Они вышли из лифта, затем из дома. Первыми - мужик с девочкой, затем пацан, потом Мила, и за ней - Комов.   Поэтому Комов увидел их последними. Стоявших перед лестницей подъезда двух девчонок. Возраста пацана. Одна повыше, с длинными прямыми светлыми волосами. С маленьким букетом в руках. Вторая на голову ниже, с кучерявой шапкой волос, в круглых очочках как у Гарри Поттера. Она держала в руках связку ярких цветных воздушных шариков. Под порывами студёного декабрьского ветра шарики резко вздрагивали, будто им было холодно. - А ведь девчонки, видно, тоже замёрзли, - подумал Комов, - вон как снежинки одежду облепили! Паренёк, удивлённый и смущённый, подошёл к девчонкам. Они чинно, как это делают дети, подражая взрослым, поцеловали его в щёки. Одна слева, другая справа. Почему-то внутри Комова что-то дрогнуло. Когда он увидел, с какой надеждой, любовью, почти мольбой малая в очочках смотрела на именинника. В голове, наперекор ему же, возникла непрошенная мысль, - А ты говоришь…  


Возврат к списку


Яблочный спас 04.01.2017 11:32:16

В твоих рассказах, Шева, всегда есть жизнь. И неожиданный финал. Это импонирует.

Александр Чистович 04.01.2017 12:40:28

Шева, конечно, пишет и публикует на нашем скромном АУЛе довольно много рассказов. Пожалуй, больше, чем кто-либо. И, естественно, они все разные. Ну, а в таком обязательном, но характерном для пишущего товарища качестве как вкус и чувство меры (пиздец!), тут Шеве не откажешь. Пожалуй эти два элемента доведены до явной сингулярности (как говорят пацаны, которые в 60-х пили водку и спали с жёнами шефов), что указывает на отточенное мастерство.
Посему выражаю искреннюю благодарность за доставленное удовольствие от знакомства с очередными эмоциональными переживаниями товарища Комова.
Гарный хлопец!

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости