Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
07.06.2017

Белый автобус

Автор: Шева
В этом отпуске Комов решил исполнить свою давнишнюю мечту. Какую? Побывать в Ливерпуле, - на родине Beatles. В школьном детстве он мог об этом только мечтать. А сейчас, слава Богу, мог и позволить. Почему Beatles? Комов даже улыбнулся про себя. Вспомнив, как на пресс-конференциях стало модным брать паузу при ответе на сложные вопросы, предваряя ответ фразой, - Хороший вопрос! Кто-то поймёт, почему Beatles, сразу. Без дурацких объяснений. А тому, кто не поймёт, у кого - другая группа крови, - зачем объяснять? Разве что отослать в Клуб одиноких сердец. К Сержанту. Который Пеппер. Но когда в интернете Комов начал «пробивать» этот туристический маршрут, он с удивлением узнал, что при поездке в Ливерпуль на обратном пути вылет самолёта обязательно выполняется из Манчестера. Из-за чего возникает дополнительная экскурсия по Манчестеру. Манчестер Комову был неинтересен и нахер не нужен. Всё, что он знал о Манчестере, - это только «Манчестер Юнайтед». Но футбольным фанатом Комов не был, поэтому от этого знания ему было ни тепло, ни холодно. Комов попытался найти турфирму, которая могла бы предложить только Лондон и Ливерпуль, но так и не нашёл. Будто свет клином сошёлся на этом Манчестере. Вечером, просматривая телепрограмму, он наткнулся на аннотацию к фильму с незатейливым названием «Белый автобус»: героине, молодой девчонке, надоела тоскливая работа в Лондоне и она внезапно на выходной уезжает в другой город. Этим городом был Манчестер. - Это же надо, - удивился Комов, - какое совпадение! А ну-ка, ну-ка! Переключил на нужный канал, попал как раз к началу. Фильм оказался безнадёжно старым, шестидесятых годов, да к тому же чёрно-белым. Вернее как, - местами чёрно-белым, местами - цветным. Причём этот режиссёрский приём Комов не оценил, потому что общий мрачный, депрессивный, унылый настрой происходящего на экране был присущ как чёрно-белым, так и цветным кадрам.   …Большое учреждение, зал машинисток. Похоже - конец рабочего дня. Помещение убирают, все уже ушли, кроме одной молодой машинистки в белой кофточке. Она еще что-то печатает, потом устало поднимает глаза вверх, и следующий кадр - её место уже пустует, но над ним с потолка свешиваются красивые женские ноги. Надо понимать - её. - Ага, - улыбнулся Комов, - работа так задолбала, что впору повеситься. Героиня выходит из здания. У неё интересное лицо. Как пишут критики - лицо, тронутое богатым внутренним миром, или затаённой, потаённой мыслью. - Или шизой, - угрюмо подумал Комов. Девушка идёт по улице. Бесстрастным взглядом её провожают невозмутимые лондонские бобби в своих фирменных шлемах-колоколах. Она приезжает на вокзал, покупает билет на поезд. К ней цепляется какой-то парень, бежит за ней по перрону, несёт чушь. - Вот же ж долбоёб! - безапелляционно вынес вердикт Комов. Но при посадке в вагон оказалось, что это таки действительно был бой-френд девушки. - Всё равно с тараканами! - Комов подтвердил первоначальное мнение. Вагон полон бухих футбольных фанатов «Манчестер Юнайтед», возвращающихся домой после матча их команды в Лондоне. Утро следующего дня. Серое, неуютное. Покачиваясь с бодуна, и поёживаясь от утренней прохлады, фанаты бредут по перрону. - Сразу видно, что херово, - посочувствовал Комов. Навстречу им по утреннему перрону вокзала идёт вереница калек. Одного везут в саркофаге на колёсиках с подсоединёнными шлангами и трубками. - Доигрался! - цинично отметил Комов. На пустынной привокзальной площади вдруг появляется бегущая женщина. Она убегает от преследующего её автомобиля. Который всё-таки её догоняет. И трое выскочивших из машины мужиков хватают её, запихивают на заднее сиденье и увозят. По безлюдной улице бежит одинокий бегун-спортсмен. Появляется цвет, но тут же исчезает. Пейзаж чёрно-белый, мрачно-урбанистический. Героиня стоит на остановке какой-то явно второстепенной дороги. И вдруг появляется большой двухэтажный туристический автобус. Типа тех, знаменитых, что в Лондоне, но белый. Девушка голосует, и автобус, проехав метров двадцать, останавливается. Героиня садится в автобус. Раннее утро, - а автобус полон людей. Свободных мест почти нет. Героиня вынуждена сесть спиной к ходу движения, лицом к пассажирам. Тут же одутловатый дедуля лет шестидесяти начинает строить ей глазки. Комов злится, - Ах ты же тля! И куда ты лезешь, старпёр! Публика в автобусе достаточно странная: в основном пожилая, солидная, типа - местный истеблишмент, но есть и японка, и пара негров. Их подвозят к большому металлургическому комбинату. Все выгружаются, и начинается экскурсия по цехам завода. Крупным планом огромные корпусные детали, фрезерные и токарные станки. Огонь, дым, пар, стук, грохот. Раскалённые оранжевые болванки, льющийся жидкий металл. Закадровая весёлая, незатейливая, танцевальная музыка. Опять садятся в автобус и едут дальше. Старпёр в судейской мантии с цепью на груди, будто бы увлёкшись своим же рассказом, кладёт девушке руку на ногу. - Ах ты же старый козёл! - возмущается Комов. Но девушка решает проблему сама, - Не могли бы вы убрать руку с моего колена? И пересаживается на другое сидение. Опять остановка, - опять производство. Тётки ткут ковёр. Звучит песня местной самодеятельности, - почему-то на немецком. Вдруг - спортзал, тренировка «самураев». Один из пассажиров автобуса, уже немолодой, дерётся на мечах с одним из «самураев». Побеждает. Далее автобус сворачивает в новые жилые районы. Девятиэтажки. Почти как у нас. Смотреть нечего, поэтому автобус едет в пригород. Очень симпатичные ухоженные, двухэтажные коттеджи, аккуратные лужайки. На одной - собака радостно хватает подбитого глухаря или тетерева. На другой - реконструкция почти один в один картины Мане «Завтрак на траве». Не Клода Моне, где народу много, а Эдуарда Мане, где лишь две парочки. Всё по картине: джентльмены одеты, как и подобает джентльменам, одна дама обнажена полностью, вторая, что подальше, -  полу, а точнее - почти. - Вот это по-нашему! - оживляется Комов. И выражает сожаление, - Могли бы тут и задержаться, остановочку сделать! Но автобус останавливается возле громадного, помпезного, старинного здания, - Армингтон-холл. В котором ныне - школа для девочек и публичная библиотека. Хор девочек старательно исполняет для гостей что-то очень занудное. Далее - портретная галерея давно умерших надутых сычей, и библиотека. Насупившийся старпёр через губу бросает библиотекарше, - Я знаю, некоторые книги у вас просто омерзительны. Их пишут извращенцы. И бормочет что-то про Оскара Уайльда. - Сам ты…! - обижается Комов за Оскара Уайльда. Героиню начинает интенсивно клеить негр, пускаясь в заумные, пространные размышления, и при этом не спуская глаз с её бедёр, но девушка его игнорирует. Происходит эпизод, который вызывает у Комова искреннее восхищение. Все туристы садятся в огромный лифт. Еле помещаются, но помещаются. Двери закрываются, но тут же опять открываются. Старпёр выходит из лифта и спрашивает у стоящего тут же у дверей пожилого лифтёра, - А лифт работает? - Нет, сэр! - бесстрастно отвечает тот. Хотя, когда все заходили в лифт, молчал как пень. - Ай да молодца! - непонятно чему радуется Комов. В зоологическом музее тётя-туристка, вылитая мегера, оглянувшись, и проверив, что никто не видит, кривит рожу и показывает язык чучелу шимпанзе. Затем все оказываются вроде как на небольшом стадионе, где им показывают театрализованное представление-имитацию бомбёжки немцами Манчестера в войну. Взрывы, пожары, сирены. И вдруг героиня замечает, что на трибуне, где они все сидели, живая только она. Остальные пассажиры - манекены-муляжи. Поздним вечером она одиноко съедает свой бутерброд в какой-то забегаловке. Идёт уборка помещения. Звучит голос кого-то из обслуги, - Маргарет, бросай, да пойдём уже! И заунывная, но весьма философская фраза в ответ, - Если мы не сделаем воскресную работу до понедельника, то в понедельник мы не успеем сделать её до вторника, а если мы во вторник не успеем её сделать до среды... Комов почему-то впомнил культовую A hard day's night. И тут фильм неожиданно закончился. - Блядь! Ни хера себе! - выругался про себя Комов, - Так в чём же смысл фильма? В чём режиссёрский сверхзамысел? Даже расстроился почему-то. Специально залез в интернет. Как и предполагал, фильм аж тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года, как раз времён Сержанта. Написано - драма. В чём драма? У кого драма? У девчонки? У старпёра? У негра? У шимпанзе? Зачем смотрел? Непонятно.   А через два дня, во вторник, Комов услышал про взрыв в Манчестере. Двадцать два убитых, шестьдесят раненых. Перед глазами почему-то неожиданно возникла концовка фильма с застывшими, неживыми лицами манекенов пассажиров белого автобуса. И вдруг Комов понял - это знак. Не стОит. Не надо. Но через минуту сам же себя и устыдился. Отказаться от давней, еще детской мечты, - как по-живому отрезать, как самому себе наступить на. Да и какая разница - автобус, пароход, или даже альбом? Или мотороллер, - как в «Римских каникулах». Или двухместный открытый мерседес, - как в «Обречённых обручённых». Важен цвет. Мечты. А будет - как будет. Чего уж там. Вон, и ребята в конце спели: Let it be


Возврат к списку


Александр Чистович 07.06.2017 23:52:12

Восхитительно! Это - ну ваще!!!
Я бы даже по-юношески сказал бы:"Классно!"
Тут всё присутствует: и нормальный стёб над наглечанцами-пиздерасцами (кста, у них, у наглечан, самый высокий % педрил: гомосек на пиздерасце и пидарками погоняет. Наш знаменитый актёр Панин, что мастурбирует в женских одёжных атрибутах с собакой в одном из затрапезных городков нашей великой Родины, отдыхает, даже несмотря на то, что вдобавок ко всему вместе со своей подругой сосёт, причмокивая, хуй какому-то седовласому пацанёнку, а потом горлом трубит на всю РФ:"Тока маиму рабёночку- деффачке не показываите, что я по-пияне делаю!"), и непомерная доза чувства вкуса тумана Альбионщиков, и фразеологическая мера, типа "...Навстречу им по утреннему перрону вокзала идёт вереница калек. Одного везут в саркофаге на колёсиках с подсоединёнными шлангами и трубками.
- Доигрался! - цинично отметил Комов...", и, что существенно, подчёркиваю, актуальность. Особенно дружественный шарж про Манчестер и Белый автобус.
Молодца, так держать раком поставленного наглицкаго пиздераса у стенки. И, ваще, нехуй выябываться, брекситники!

Яблочный спас 11.06.2017 20:35:06

Согласен с Сергеичем. Это шедевр. Причём я скажу больше - готовый сценарий. Шоковая терапия короткого метра. Цвет - сепия. Охуеннно будет, это точно!

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Иуда же сказал Иисусу:
"А что будут делать крестившиеся во имя Твоё?"
Сказал Иисус:
"Истинно Я говорю тебе, Иуда, что приносящие жертву Сакле творят всякие злые дела. Ты же превзойдёшь их всех, ибо человека, который носит Меня в себе, ты принесёшь в жертву. Уже твой рог вознёсся, и твой гнев наполнился, и твоя звезда закатилась, и твоё сердце захвачено….Вот, тебе рассказано всё. Подними свои глаза, и ты увидишь облако и свет, который в нём, и звёзды, окружающие его, и звезду путеводную. Это твоя звезда".
Иуда же поднял глаза, увидел светлое облако и вошёл в него....И первосвященники роптали, что Он вошёл в комнату Своей молитвы. Были же некие их книжников, наблюдавшие, чтобы схватить Его на молитве, ведь они боялись народа, ибо Он был для них всех как пророк.
И они встретили Иуду, они сказали ему:
"Что делаешь здесь ты?! Ты ученик Иисуса!"
Он же ответил согласно их желанию. И Иуда взял деньги, он предал им Его.
*******************************
/«Новый завет без изъяна евангелиста Демьяна»/:
И вот стало явным, что было тайно:
Сохранилось случайно
Средь пыльной пергаментной груды
«Евангелие от Иуды»…
Нечто вроде дневника
Любимого Христова ученика…

Видно, совесть у предателей чиста.
Среди них бывают тоже чудо-юды.
Снова вышла биография Христа
В популярном изложении Иуды.
/Роман «Евангелие от Иуды» Генрика Панаса/