Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
20.06.2017

Предчувствие. Офорт

Автор: Шева
В их отношениях Никиту расстраивали лишь две вещи. Но которые, надо признать, иногда его просто выбешивали. Первое - непрерывное заглядывание в экран смартфона, который Катерина всегда клала на стол перед собой. Где-бы они не были - в ресторане, в баре, в гостиничном номере, на природе, смартфон обязательно должен был быть перед глазами. Это было обязательной и неизменной частью ритуала их встреч. Но если бы Катерина только мониторила экран смартфона. Иногда она отвечала неизвестным абонентам короткими эсэмэсками, а иногда, - еще хуже, отходила в сторону, чтобы он не мог слышать разговора, и долго с кем-то общалась. Тогда у Никиты всё закипало внутри. Мало того, что соперник был, он был еще и невидим, и недосягаем. На его недовольное бурчание Катерина реагировала смехом, - Дурачок ты мой! Разве можно быть таким ревнивым? Это же…, - дальше называлось имя одной из миллиона её подруг, или кого-то якобы с работы, или мамы, или бабушки… Кого он не знал и знать не хотел. Тем более, что чувствовал, а точнее, догадывался, что его ненаглядная беззастенчиво и нагло врёт. Да еще и дразнит, делая круглые, удивлённые и обиженные глаза, - Ты что, - не веришь? Второе, из-за чего Никита перманентно заводился, - взгляды, которые Катерина исподтишка бросала на других парней или мужиков в публичных местах, где они бывали. Иезуитство ситуации подчёркивалось вроде даже не напускной, а искренней радостью встречи, горячими объятиями и поцелуями с её стороны. В начале встречи. А потом, когда они уже сидели где-нибудь за столиком, Никита не раз замечал, что если в пределах видимости появлялся видный парень, Катерина бросала на него вроде и мимолётный, быстрый, но заинтересованный взгляд. И тут же отводила глаза, будто боясь быть за этим застигнутой. Если объект другого пола успевал заметить этот обращённый на него взгляд, дальнейшее пребывание в заведении обычно оказывалось испорченным. Потому-что дальше парень тоже начинал бросать на Катерину косяки, в душе, наверное, посмеиваясь над Никитой. Катюха, его Катя, если догадывалась, что Никита заметил её невинный флирт, наоборот, начинала, смеясь, тормошить его, - Да чего ты куксишься? Подумаешь, посмотрела на кого-то? Ну что такой дундук уж совсем, - будто только с гор спустился! И прижималась к Никите, и трогала его, и гладила, и так заглядывала в глаза, что Никита растаивал, и думал растроганно, - И действительно, чего это я? Ведь моя она, моя! И только. А в остальном, в остальном, Никита понимал, что это - конец его похождениям и поискам той единственной половинки, с которой суждено до гроба. Потому что его чувство к Кате было так искренне, всепоглощающе, огромно и безмерно, что иногда, казалось ему, не дай Бог, с ней что-то случится, - и ему не жить. Потому что жизнь потеряет смысл. Исчезнут краски, звуки, запахи. Кто-то скажет - ну и дурак! На что мы ответим: наверное, этот кто-то сразу родился немолодым и занудным чурбаном, у которого не было молодости. Или родился с дефектом. В голове. Или в другом месте. Но: не властен человек, нет. Потому-что человек полагает, а Бог располагает. И в нужный момент направляет. Хотя, кто знает, может это чёрт дёрнул Никиту перечитать «Гойю». В детстве об этой книге у него остались яркие, восхищённые воспоминания. Решил проверить, - так ли будет читаться Фейхтвангер сейчас, уже в другом возрасте. И действительно, - начало романа показалось излишне многословным и нудноватым в детальных и подробных описаниях хитросплетений той эпохи. Но потом непростые отношения Гойи и Каэтаны опять, как и в школьные годы, захватили Никиту. Да еще возникло странное, томящее предчувствие, что по прочтении ему откроется какая-то загадка, какая-то тайна. Которая сделает его умнее. Или мудрее. Этим вечером Никита перевалил уже за середину романа.   …В Санлукар приехал гость - дон Хуан Антонио маркиз де Сан-Адриан. Гойя надулся. Гойя не раз встречал маркиза на вечерах у Каэтаны; поговаривали, что он в своё время был её любовником. Он появлялся за трапезами и присутствовал при утреннем туалете Каэтаны. Каэтана обращалась с ним чуть насмешливо, точно с дерзким юнцом, их связь явно была делом прошлым. Однажды вечером за столом у него с Пералем завязалась беседа об искусстве; остальные двое в ней участия не принимали. И вдруг в разгар беседы Франсиско перехватил взгляд, который Каэтана бросила на Сан-Адриана. Искоса, как маха у него на картине, она вызывающе, похотливо взглянула на дона Хуана. Длилось это не больше двух секунд. А может, ему всё это только померещилось? Конечно, померещилось. Ночью он твердил себе, что всё это вздор, просто Каэтана слилась для него с его собственной обнажённой махой. А потом твердил себе обратное - что Сан-Адриан наверняка был в своё время любовником Каэтаны, а теперь приехал, чтобы возобновить прежнюю дружбу. Всё ясно как день, а он остался в дураках. Он представлял себе, как она лежит в объятиях Сан-Адриана. Какой вздор! Он попросту ревнивый дурак. Но нет, тот искоса брошенный взгляд - не плод его воображения. В следующую минуту взгляд её стал равнодушным, но он был переменчив, как у кошки, да и всё в ней неверно и неуловимо. И на сердце у неё грим, как на лице. Она зла по натуре…Да, наконец-то он увидел, уловил последнее из её лиц, настоящее, ясное, надменное, глубоко лживое, глубоко невинное, глубоко порочное лицо Каэтаны, и оно было воплощением сладострастия, соблазна и лжи…   - Чёрт! Прямо как с моих отношений списано! - воскликнул ошарашенный Никита, - Ведь действительно - как будто, когда ты с ней, ты околдован, твои мозги спят. А как метко сказал Гойя, - Сон разума порождает чудовищ! Будто пелена спала у Никиты с глаз. Почему-то разволновавшись, чтобы успокоиться, он решил выпить. Благо, бутылка уже была распечатана. Джон-гуляка оказался как раз тем человеком, кто в данной ситуации, как настоящий друг, был готов и посочувствовать, и поддержать Никиту. В трудную минуту. А она наступила примерно через полчаса, когда на донышке болталось уже совсем ничего. Классический поздний, пьяный телефонный звонок. И через пару незначащих фраз как выплеск протуберанца на Солнце, как плевок проснувшегося вулкана Эйяфьятлайокудль, как до боли накипевшее на сердце прозвучало сакраментальное, огнедышаще-драконистое, рубиконистое, - Да пошла ты нахуй!   Утром Никита проснулся в отличном настроении. Вспомнив события вчерашнего вечера, радостно почувствовал себя Джанго освобождённым. И непроизвольно произнёс, - Фу…Как гора с плеч.  


Возврат к списку


Александр Чистович 20.06.2017 23:39:41

Так долго, с всепоглощающим терпением я надеялся и верил, что Шева озвучит самостоятельно мою позицию. В плане общения с носительницами телесного лона. Нет, не в положении канцер, чтобы запихнуть в него неустойчивого блатаря по самые помидоры, а в ситуации с осознанной необходимостью. Канешна, мО(а)стурбировать могут должны и обязаны исключительно представители школоты. Глядя на матовые пятна от мороженого своих училок на ихних колготах. Это самое лоно необходимо нам, уже великовозрастным грешным мудилам, для нормального обмена вещей в собственной тушке, бестолковке, в том числе и в оранжировке прилагаемого мурла. Которое всегда жаждет. Как боги, живущие на Острове пингвинов. Или как восставшие ангелы супротив проститутки по кликухе Таис.
Ну разве можно отказать ВВМ в его прозорливости:
"Нам ебля нужна как китайцу рис,
хуй на любую топорщится,
не всё ли равно, кто под тобой лежит,
царица или уборщица!"
Которые с арёмой в дружбаках, так те из сочетательного закона делают вывод, прислушиваясь к ВСВ, а именно: "...но всех не побьешь - их ведь много...".
Так что
"...Я был молодой, и я вспыльчивый был -
Претензии выложил кратко -
Сказал ей: "Я Славку вчера удавил,-
Сегодня ж, касатка,
тебя удавлю для порядка!"

Я с дрожью в руках подошел к ней впритык,
Зубами стуча "Марсельезу",-
К гортани присох непослушный язык -
И справа, и слева
я ей основательно врезал.

С тех пор все ш*лавы боятся меня -
И это мне больно, ей-богу!
Поэтому я - не проходит и дня -
Бью больно и долго..."
Так что, канешна, концовка имеет право на существование со своей вполне законной парадигмой, но всё-таки лучше всех этих пергидрольных носительниц петель гистерезиса надо ебать и пиздить, пиздить и ебать. И, что характерно, во все дыры.
Благодарен автору за понимание.

Яблочный спас 21.06.2017 13:53:08

Я всегда говорил - выпил и полдела сделано

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости