Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
21.03.2018

История

Автор: Шева
…повторяется, но ничему не учит. Это если история в тривиальном, общепринятом понимании этого слова - как генезис отношений между странами, народами, как объективная реальность, отражённая в фактах, а не псевдонаука. Но вот когда история - конкретный случай, происшествие, да еще с тобой…   Мне тогда было лет четырнадцать. В тот день я рано лёг спать. Почему - уже не помню. Во сне слышу - кто-то трясёт меня за плечо. Открыл глаза - отец. Я ему – Отстань! Спать хочу, только лёг. Но он продолжает трясти. И тут до меня доходит, - А ведь отца-то нет, уже два года, как похоронили. Открываю глаза по-настоящему, - сестра. Она старше меня на три года. Чем-то встревоженная. Говорит, - Вставай! Что-то странное происходит! Я протёр глаза, проснулся окончательно. Смотрю, - мать возле окна стоит, куда-то неотрывно внимательно смотрит. Сестра тоже возле неё стала. Я поднялся, подошёл к ним, думаю – гляну, что они там такое интересное увидели? Уже поздний вечер был, темно, но вижу - на дороге светло. Светло от множества ярких светлячков. Приближающихся к нашему дому. Когда яркое облако приблизилось к нам, становится ясно, что это не светлячки, а зажжённые факелы. Их несут парни и мужчины в одинаковой защитной камуфляжной форме, стройной колонной по пять в ряд движущиеся по проспекту мимо нашего дома. Их много. Очень много. Хвост колонны теряется вдали. Они громко скандируют название страны, которая почему-то «превыше всего». Еще кричат: Слава нации - смерть врагам! Кто не с нами, а дома остался - тот продался! С нами - правда и Бог! Я вдруг вспоминаю, как учительница истории рассказывала, как Гитлер пришёл в Германии к власти. Как его сторонники тоже маршировали колоннами с факелами, задирали всех, били тех, кто с ними был не согласен. Полицейские даже их боялись. Почему-то их называли штурмовиками. Наверное, я правильно вспомнил, потому что когда сестра произносит – Националисты.., мать тут же резко возражает ей, - Да нет, это фашисты! Толпа течёт мимо нашего дома. У большинства лица закрыты чёрными балаклавами. У некоторых в руках палки, биты, цепи. У многих за спиной оттопыренные рюкзачки. С чем-то. Как раз напротив нашего дома вдруг что-то происходит. То ли они кого-то увидели, то ли им с тротуара что-то крикнули. Колонна мгновенно распадается на отдельные фигуры, которые, не выпуская из рук факелы, бросаются сначала на тротуар, а затем - во двор нашего дома. По крикам понятно - они бегут не просто так, они кого-то преследуют. Когда несколько человек оказываются рядом с нашим подъездом, я, чтобы лучше их рассмотреть, сдуру, будто бы это помогло, зажигаю в комнате свет. - Выключи немедленно! – кричит мать. Ко мне бросается сестра, и я испуганно жму на выключатель. На лестнице подъезда слышен очень быстрый топот. Кто-то бежит по лестнице. Мы - на втором этаже. Но шум быстрых шагов уносится вверх, к верхним этажам. Я почему-то вспоминаю, что выход на чердак заварен металлической решёткой. Мы с пацанами сколько раз пытались уже туда попасть, - никак. Слышен громкий топот преследователей. Мать нервно кричит сестре, - Проверь, закрыта ли дверь! Сестра бросается к входной двери квартиры. И тогда мне становится по-настоящему страшно. Я вдруг понимаю, что если эти люди, ведущие себя как звери, ворвутся в квартиру, нам некуда будет деться. Другого выхода нет. И еще я понимаю, что застывшие фигуры матери и сестры говорят о том, что они тоже это понимают. Передо мной на обоях в светлом пятне качаются ветки дерева. Это тень от фонаря на столбе под нашим окном. Ветки качаются туда-сюда. Как маятник. И я успеваю подумать о том, что сейчас наши жизни - как маятник. Мы подвешены. Качнётся в одну сторону - всё обойдётся. В другую - неизвестно… Но нам повезло. А кому-то - нет. Слышно, как их ведут по лестнице с верхнего этажа. Через дверь слышен девичий голос, видно успокаивающий своего спутника, - Они же пообещали, что не тронут, не трясись ты так! В окно мы видим, как их выводят из подъезда. Толпа вокруг этой парочки сразу становится гуще. Коптят факелы. Куда-то повели под стеной дома, - из окна нам уже ничего не видно. И вдруг, - страшный, нечеловеческий, звериный крик. И второй, девичий, - За что?!! Вы же обещали! Сволочи, мразь… И потом - плач. На следующий день пацаны во дворе говорили, что вчера вечером у нас зарезали человека. Показывали даже место возле стенки дома с бурыми пятнами. Но по местному телеканалу и в городской газете ничего не было. На мой вопрос мать, глядя в сторону, строго ответила, - Забудь! Ты ничего не видел.   Спрашиваете, где произошла эта история? Хороший вопрос. На который не так легко ответить. Пусть будет - в Уганде. Или Уругвае. Страна на У. По-любому - уродина.


Возврат к списку


Яблочный спас 21.03.2018 22:58:52

Больно смотреть на то, что там происходит. И жена моя четыре года не видела родных под Ч.
А ехать боится. Ибо сменив гражданство теперь какбэ нон грата.
Молодец Шева.

Александр Чистович 23.03.2018 18:53:36

К сожалению, вся эта мерзость в той или иной степени сидит в нас. Хули говорить.
Покойный отец рассказывал о 6 млн уничтоженных евреях. О тех из них, кто выжил. И я даже лет 30 назад, да.да именно в 86 году беседовал со старичком, который через это все прошёл. Его поддерживал какой-то удивительный внутренний душевный оптимизм.
И тогда я понял, может быть даже ощутил кожей лица, что побеждать врага нада в любви и радости.
К нему.
Ведь всегда побеждает сильнейший.
Вот и вся философия.
И не поможет мельдоний. Потому что он не - новичок.

Александр Чистович 23.03.2018 18:58:27

Смотрите, ведь спешит наш ледокол в Арктику, где во льдах застряла вражеская подлодка, которая планировала по нам производить учебные стрельбы: разве это не есть проявление любви и радости ко врагу нашему теперешнему?

Яблочный спас 24.03.2018 06:48:59

Так щёк не напасёшься, подставляя

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости