Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
27.04.2018

Битва в пути

Автор: Шева
Два месяца как утверждённый в должности главного инженера ***-ского моторостроительного завода Игорь Алексеевич Галямзин ехал в главк на квартальный отчёт. Ехал впервые, поэтому настроение у него было соответствующее. И не то чтобы было ему боязно - он был, как принято говорить, из молодых и ранних, и к возможной неудаче относился философски – как назначили, так и снимут, жизнь на этом не кончается, но в глубине души считал, что при том, сколько времени и сил он отдавал заводу, это было бы несправедливо. Хотя проблем на заводе было более чем. Уж кто-кто, а он, как главный инженер, знал о них не понаслышке. Срывались сроки запуска в серию нового вертолётного двигателя из-за неполадок с трансмиссией, - а ведь это оборонный заказ, за это по головке не погладят, монтаж и наладка двух новых, импортных расточных станков шла медленнее, чем он планировал - приехавшим зарубежным спецам понадобились дополнительные инструкции, а без инструкций они ни шагу вперёд, заводские левши готовы были всё сделать и без инструкций, но а кто потом отвечать будет, если не дай Бог, что случится?, как обычно, смежники подводили с комплектующими, но несмотря на периодические сбои в поставках по двум основным, серийным двигателям они шли с опережением графика, что и было главным козырем Галямзина в докладе на предстоящем совещании. Хотя большинство цифр сидело в голове Галямзина будто впечатанные, войдя в купе и раздевшись, на своей нижней полке он обложился бумагами, еще раз сверяя и перепроверяя цифры, чтобы завтра в главке ненароком не пустить пенку. В купе было трое - кроме него, еще две женщины. Благо тётка за сорок быстро постелилась над ним, и залезла спать на свою вторую полку, бабка на нижней полке напротив заказала себе аж два чая и неспешно сёрбала его вприкуску с домашними плюшками. Почему-то это громкое сёрбанье и постоянное позвякивание чайной ложечки, размешивающей сахар, раздражали Галямзина. Будто в ответ он начинал еще сильнее шуршать своими бумагами, а бабка исподлобья только и зыркала на него своими глубокими, чёрными глазищами, как кот на мышь, и неодобрительно молчала. - Опять двадцать пять! – с досадой подумал Галямзин. То ли в силу его перфекционизма, то ли в силу каких других причин, с людьми отношения у Галямзина складывались сложно. Если по техническим вопросам его авторитет не подвергался сомнению, то в организации производственного процесса то и дело проскальзывали ляпы. - Больно петушистый ты, Игорь Алексеевич! – даже сказал ему как-то в сердцах директор завода, человек старой закалки, - С людями надобно б помягче…   …Ночью Галямзин проснулся от резкого, скрежещущего звука приоткрываемой двери купе. Полусонный успел увидеть край халата соседки-бабки напротив. - Наверное, в туалет пошла, - решил Галямзин. И почувствовал, что ему тоже не мешало бы отлить. Приподнялся на полке, и отбросив одеяло, опустил ноги. Из коридора вагона, из щели, которую оставила бабка, яркий свет проложил дорожку как раз в сторону его полки, свет можно было не включать. Галямзин нагнулся нащупать свои ботинки. Обувь тётки со второй полки нашёл, а свою - нет. Удивился. Нагнулся сильнее. Поводил рукой справа от женских полусапожек, слева - пустота. - Что за чудасия? Неужели я так глубоко их засунул? – озлился Галямзин. Он опустился с полки на пол купе, встал на четвереньки и сделавшись похожим на щенка, заглядывающего под диван, куда закатился любимый мячик, заглянул под полку. Ботинок не было. - Спиздили! – как ожгло Галямзина. Первая его мысль была, - Позорище-то какое! Затем натренированный на суровой производственной прозе жизни мозг Галямзина разложил по полочкам остальные мысли: появиться в таком виде в главке немыслимо! купить что-то в магазине он не успеет, да и как по улице идти? даже до полицейского участка на вокзале придётся идти в носках, а они у него чёрные, на снегу будут выделяться, все увидят - какой стыд! От нелепости и ужаса ситуации Галямзин почувствовал, как его волосы на голове буквально становятся дыбом, а на глаза предательски наворачиваются слёзы. - Господи, за что мне это испытание? – издал Галямзин глас вопиющего в пустыне. Будто услышав, Господь смилостивился. Лязгнула дверь в купе, и в открывшемся проёме Галямзин увидел носки своих родных ботинок. Из которых торчали худые ноги бабки-соседки. Она вошла в купе, закрыла за собой дверь, села на свою полку и только потом неспешно начала стягивать с себя галямзиновские ботинки. Как известно, от любви до ненависти - один шаг. Божья благодать, сошедшая было на Галямзина, мгновенно трансформировалась в неистовую злобу. Еле сдерживая себя, он прошипел, - Вы что… - и быстро подобрал единственно верное слово, - совсем охуевшая?! Бабка обиделась, - Чего это совсем? Галямзин аж зашёлся в возмущении, - Да вы знаете, кто я?, - повысив голос на «я». - Головка от хуя! – невозмутимо ответила бабка. И пошла в атаку, - Сам подумай - зачем мне с сапогами морочиться, ежели твои ботинки рядом отдыхают? С обидой поджала губы, - Подумаешь, делов-то - чай, не сносила! Ты, милок, будь проще, - глядишь, и люди к тебе потянутся! Да ты не гоношись, вспомни, как Палыч-то говорил - в человеке всё должно быть прекрасно - не только одёжка, - усмехнулась, - и обувка… - И откуда знает? – удивился Галямзин. И неожиданно схлынула куда-то злоба, а душу заполонила радость, - да разрешилась проблема, всё путём! А бабка совсем миролюбиво, как по-родственному, сказала, - Да беги уже, сынок, ты ж вроде тоже хотел?   После совещания в главке Игорь выпил. Немного, но достаточно, чтобы радость от того, что пронесло, что всё обошлось, а начальник главка его даже похвалил, стала еще ярче. Но когда вечером сел в поезд, глянув на смурных, мрачных попутчиков, вдруг и сам помрачнел. Почему-то вспомнил давешнюю ночную бабульку и стало ему как-то непередаваемо грустно и печально. Почудилось, будто прошлой ночью не бабулька, а бабочка, красивая, весенняя, коснулась его лёгкими, тончайшими, невесомыми крыльцами и неслышно что-то прошептала, - как пожелала. И сгинула. Навсегда.  


Возврат к списку


Яблочный спас 28.04.2018 23:11:20

Глубоко копаешь.
Настолько глубоко, что я эээ...
/шёпотом/ нихуя не понял (

Впрочем, я настолько чётко представил всю картину, что думаю понимание моё абсолютно ни к чему.
А картина то выписана отлично.
Купе, попутчики, дверь, коридор...
Классно, конечно

Александр Чистович 03.05.2018 21:46:15

Присоединяюсь это очень здорово! Я бы даже сказал что настолько тонко сработано таскать компоновка которая во-первых является гармоничной а во-вторых она так Skype несет в себе Вот это как бы врачеватель на психологическую функцию Дело в том что вот это ощущение невротика там потеря потеря ботинков оно конечно Hero васенька я сама по себе но ничего страшного всё решается благодаря шутки юмора ка

Александр Чистович 03.05.2018 21:47:50

Отшила Прости за такой странный текст Вот но Все претензии к нашему главному Вовану и вот это Пусть там его товарищи которые занимаются переводом с голоса делают систему такую чтобы я без зубов вот Бог всё чётко произносить

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости