Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
16.05.2018

Мать

Автор: Шева
Любила ли она его? Что за вопрос, - а как могло быть иначе? Ведь это были старые, добрые времена, когда нынешнего модного понятия нелюбовь в природе не существовало. Кто-то скажет - да какая же мать не любит своё дитя? Так-то оно так, но какое тебе дело до чужих матерей? Своя - всегда самая лучшая. Тем более, когда её внезапно не стало. Хотя он никогда не верил, когда ему говорили, что она умерла. Когда ему было восемь лет, он вообще не понимал - как это люди умирают? Не может же быть такого, чтобы человек жил-жил, а потом вдруг, - раз, и перестал дышать, смеяться, стал холодно недвижим. Зачем вдруг? Ведь жить так хорошо! Тем более - мама! Она - точно есть. Только её надо найти, отыскать. Вернее - узнать. И гуляя с няней в публичном саду, он обычно внимательно всматривался в лица и фигуры всех женщин, что попадались навстречу. Сейчас-то понятно, что это было глупо, - ну как, по каким приметам он мог бы признать или догадаться, что это его мать? Но тогда он самым тщательным и внимательным образом вглядывался во всех встречавшихся им в саду женщин. На самом деле, конечно, не всех - отметая старых, толстых, губатых, горбатых, да и вообще - неприятных. Мать могла быть только молодой, красивой, в модном изящном платье, и от неё должен был исходить запах чудных духов. А еще голос, - должен был быть мягким, бархатным, нежным. И любящим. Почему-то на всю жизнь врезался ему тот, предпраздничный разговор с Лукичём. Потому что тайна содеянного во время молитвы давила на него, впервые в жизни он совершил нечто серьёзное и самостоятельное. И хотя это и была тайна, но тогда его охватило трудно сдерживаемое и еле скрываемое желание поделиться этой тайной с кем-нибудь, выплеснуть её наружу. Он едва тогда сдержался, заставив доброго Лукича долго мучиться догадками и предположениями.   А на следующий день случилось чудо. Он только-только проснулся и сонно потягивался в своей кровати, как тут же увидел, а точнее - почувствовал её. Её добрые руки, незнакомый, но нежный запах, огромные, чудные глаза, рассыпавшуюся почему-то причёску. Она притянула его к себе с такой силой, что он даже испугался, что может задохнуться в её объятиях. А она всё крепко держала его и только гладила по спине и голове. Он было даже закрыл глаза, боясь, что это сон, который вмиг может пропасть, исчезнуть, но тут же открыл их, чтобы убедиться, что нет, - мать никуда не исчезла, она есть, и она рядом с ним. Он только твердил ей, чувствуя мокрое на своих и её щеках, - Не плачь, не плачь… Она тогда еще спросила, - Серёженька! Ты же не верил, что я умерла? С детской непосредственностью и прямотой он отвечал ей, - Да, я не верил, наоборот…Я знал, я знал… И как слепой, несмышлённый кутёнок всё тыкался носом в её ладонь. Затем взахлёб вдруг он начал рассказывать, что холодной водой уже не обливается, о том, как они с Наденькой упали с горки и три раза перекувыркнулись, что няня часто к нему приходит, с ней ему хорошо… Он не видел и не понимал, что мама хоть и слушает его, но не слышит. Впрочем, ему было всё-равно. А потом няня, почему-то шмыгавшая носом под дверью, вдруг испуганно шепнула, - Идёт! И мама вскочила, порывисто обняла его в последний раз, и быстрым шагом вышла из детской. И не осталось от неё ничего. Кроме тонкого, нежного аромата её духов.   Почему-то после этого кратковременного свидания с мамой он заболел. Болел долго и неприятно. Но затем они с отцом съездили на море, в Крым, а осенью его отдали в школу, появились новые товарищи, новые интересы, и постепенно те давешние воспоминания стали покрываться некоей дымкой, будто растворяясь в быстротекущей реки жизни. Через год произошёл эпизод, который он не любил вспоминать, и который оставил в душе нехороший, скверный осадок. В гости к отцу проездом заехал мамин брат, - Степан Аркадиевич. Они долго разговаривали в кабинете отца о чём-то своём, затем позвали его. Хотя Степан Аркадиевич хвалил его, - как он вырос, возмужал, что хорошо занимается в школе, ему почему-то было неловко и хотелось как можно быстрее уйти в свою комнату. А затем, уже на лестнице, приглушив голос, будто сам чего-то стесняясь, Степан Аркадиевич вдруг спросил его, - помнит ли он мать? И он, к своему стыду, стушевался, и сухо, отрывисто бросил, - Нет, не помню! Хотя потом, запершись в своей комнате, уже с недетской ясностью сам себе сказал, что поступил он нехорошо и гадко. Но более всего ему было стыдно. Стыдно - что так поступил, будто предав мать и память о ней.   Стыдно, что под надуманным предлогом две недели назад решительно отказался ехать на ту самую станцию, хотя это и требовалось по делам службы. Сергей Алексеевич, недавно получивший долгожданный чин коллежского советника и вскоре назначенный на должность директора департамента Министерства путей сообщения потёр обеими ладонями виски, а затем вдруг сложил на столе руки крест-накрест и положил на них разболевшуюся голову. Благо, был поздний вечер, служащие департамента уже разошлись, только сторож внизу, у парадных дверей, изредка давал о себе знать позвякиванием колокольчика. Неожиданно мелькнула подленькая мысль-выручалочка, - А может, у нас, у Карениных, это фамильное?


Возврат к списку


Яблочный спас 18.05.2018 03:43:58

Ну, Шева, это очень интересное и неожиданное.
Я чуть позже буду in details

Александр Чистович 19.05.2018 00:27:12

Неплохо. Можно, даже, продолжение организовать. Например что-нибудь эдакое шедеврально-семитское.
"У Ханы Каренин был бааль, елед и пентхауз в Герцлии. Бааль был пакид гадоль и имел квиют, хороший маскорет, пенсионный фонд, хоцаот рехев и телефон, керен хишталмут. Спрашивается, что еще этой геверет не хватало? Так она нашла на свою голову цурес, которые она называла любовь. По вечерам она уходила от живого мужа лаасот хаим к одному офицеру бэ-кева бе-шем Вронский, а Хаим Каренин кормил еледа, укладывал его спать, а утром делал ему питу с 9% ´´Коттеджем´´ и отправлял в школу.
— Аба, эйфо има?- спрашивал елед. —
— Има бэ-авода, отвечал адон Каренин, рыдая. Иной раз прибежит гиверет домой, к еледу, тискает его, а елед говорит:
— Има, аль тидаги, йихье беседер, тихзери ха-байта, бе-эзрат ха-Шем.
В общем, эта шармута таки устроила себе веселую жизнь — ми цад эхад, конечно, ахава и все такое, ми цад шени — все таки бааль и елед. Так, не приведи Господь, и мамзера можно в подоле принести. Так эта мешуга делает глупость — ничего умнее не придумала, как пойти на тахану ракевет и положить свою дурную голову на рельсы.. Лежит час, лежит два — подходит полицейский:
— Хорошенькое занятие вы себе нашли , геверет — валяться в такую сырость на холодном рельсе. У нас еврейская страна, и вы можете лежать сколько захотите, но сегодня шабат, ближайший поезд — в йом ришон.
Плюнула гиверет Каренин, вытащила из сумки питу с фалафелем и скушала, а потом пошла домой, к баалю и еледу. А мар Вронский женился, получил повышение по службе, купил на льготную офицерскую машканту квартиру в Афеке, и теперь у них уже трое детей, дай Б-г им здоровья.
А было бы все это в гойской стране, то раздавил бы таки ее поезд, вэ аф эхад лё хайя йодеа аль сипура а-муфла.
ПОТОМУ ЧТО ШАБАТ НАДО ЛИШМОР!"

Шева 20.05.2018 10:17:29

Александр Чистович: повеселил. Да, вроде и не Муму, а чувства те же вызывает.

Шева 22.05.2018 19:44:05

Друзья, прошу прощения, но на какой и-мейл можно написать конкретно?

Яблочный спас 22.05.2018 21:56:59

federalzero@gmail.com

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости