Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
01.08.2018

Высший пилотаж

Автор: Шева
Отель назывался Relax Flight. Комов ухмыльнулся, - раньше в любом городе все гостиницы по трассе к аэропорту назывались тупо-прагматично, - «Полёт». А сейчас, ишь-ты, на западный манер, с выкаблучинкой, - Relax Flight. Фу-ты, ну-ты, - ножки гнуты. Впрочем - да какая разница. Ему-то всего на одну ночь. Лишь бы - тихо да спокойно. Выглядел отель очень даже прилично. Четыре звезды плюс. Комов поинтересовался у портье с бородкой клинышком, смахивающего на Дзержинского, - А плюс - что значит? Тот оживился, - Это изюминка нашего отеля. Мы угадываем все желания и пожелания нашего клиента! Комов саркастически скривился, - Да ну! Портье взял подачу и бумерангом вернул её Комову, - Ну да! - Чего только эти пиарщики не напридумывают! – улыбнулся Комов и сел заполнять анкету гостя. Удивился вопросам в анкете, - Девичья фамилия супруги? Её точный адрес? Точный адрес вашей организации? Спросил у портье, - А что это у вас такой упор на точность? Будто подноготную вытягиваете! Портье вежливо, будто извиняясь, ответил, - Такая у нас стандартная форма! Понятно, что на самом деле все эти мелочи были Комову до одного места, он о них и забыл-то через пять минут.   Дела решились на удивление быстро. Комов неспешно, с удовольствием, пообедал в тихом, спокойном, но «вкусном» ресторане, затем вернулся в отель. Делать было решительно нечего. Но и оставаться в номере тоже не хотелось. Комов решил прогуляться. Спустился в холл. Увидев девушку возле стойки ресепшена, он опешил и даже замедлил шаг. Нет, слово - красива ей не подходило. Не передавало. Девушка была шикарна, но главное - она была потрясающе сексапильна. Дополнительный шарм добавлял её удивительный наряд. Она была в лёгком, летнем комбинезоне со свободной верхней частью с глубоким декольте и туго обтягивающих коротких шортиках. Отдавая портье ключ от номера, она видно спросила, а куда здесь вечером можно пойти развеяться. Комов услышал уже только окончание ответа женщины за стойкой, - …совсем рядом с нами, - метров сто пятьдесят. Очень интересный музей, советую. Девушка поблагодарила, и двинулась к выходу из отеля. В юности Комов очень увлекался авиацией. Лётчиком даже хотел стать. Сейчас у него было чувство как у лётчика-истребителя, захватившего перекрестием своего коллиматорного прицела цель, но прежде чем нажать на гашетку, стремящегося подойти к противнику поближе, - чтобы попасть уже наверняка. А музей, мечеть или баня - это было неважно, это было вторично. Музей с претенциозным название Victoria Museum действительно оказался недалеко. В красивом, недавно отреставрированном бывшем купеческом доме. Когда за девушкой закрылась входная дверь, Комов выждал пару минут, и затем тоже поднялся по ступенькам. Девушка уже была в первом зале, стояла возле какого-то экспоната с пультом аудиогида в руке. Выданный Комову аудиогид был уже нового поколения, - без наушников, что было на руку, - можно спокойно разговаривать. Ступая мягко, как подкрадывающийся к жертве тигр, Комов тоже вошёл в первый зал. И только теперь понял, почему - Victoria Museum. Музей был посвящён одежде викторианской эпохи, поэтому Комов был неправ, посчитав название претенциозным. Наоборот, название как раз очень точно отражало суть экспозиции, состоявшей из роскошных длинных платьев с рюшами, высоких кожаных шнурованных ботинок, мужских шинелей, сюртуков, малиновых гусарских киверов и прочих, более мелких аксессуаров тех лет. - Прикольно! – отметил Комов, но тут же, одёрнув себя, решил не отвлекаться от главного. Еще на входе, взглянув на план музея, он запомнил, что залов - семь. Залы были небольшими, так что сначала Комов даже забеспокоился, - успеет ли он познакомиться, но затем успокоился. Кроме них двоих, в музее больше никого не было. То ли потому, что уже конец рабочего дня, то ли потому, что в этом музее вообще было мало посетителей. Пустынность залов придавала обстановке некую интимность и будто сближала забредшую сюда парочку. Они начали общение уже в третьем зале. Обменявшись репликами возле стенда с дамскими панталонами. Комов вежливо вслух интеллигентно отметил, что из такого количества ткани сейчас, пожалуй, можно было бы пошить десяток современных женских трусиков. - Если не больше! – стрельнула в него глазами красавица. И добавила, - А представляете, сколько мужчине надо было возиться, чтобы их снять! И как это потешно выглядело! От радости, что контакт налажен, Комов в ответ ляпнул в высоком викторианском  стиле, - Imagine! Но красавица лишь рассмеялась, - Да, Джону они бы тоже наверняка не понравились! Кстати - Марина! Вот так и познакомились. Дальнейший осмотр экспозиции позволил настолько углубить и укрепить знакомство, что когда в полупустом и полутёмном седьмом зале, где без звука демонстрировались кадры из фильмов про викторианскую эпоху, и где они увидели на стене табличку «Место для поцелуев», Марина, смеясь, быстро чмокнула Комова в щёку. Комов не растерялся, тут же притянул её обратно, и крепко поцеловал в губы. После поцелуя Марина вздохнула и грустно сказала, - Было так хорошо! И расставаться не хочется! Неясно было, «хорошо» относилось к музейной экспозиции, или к поцелую, но Комову было и так хорошо. И он самодовольно, с гордостью объявил, - А мы и не будем! Тем более, что в одном отеле живём! И рассказал изумлённой Марине, как, собственно, он оказался в музее. Когда они входили в холл отеля, довольный, расслабленный Комов не мог отказать в удовольствии выставить себе оценку за начало сегодняшнего удивительного вечера, - Высший пилотаж!   Утром Комов проснулся один. Марины уже не было. - Наверное, ушла отсыпаться в свой номер, - усмехнулся Комов, вспомнив их совместные ночные кульбиты. Умылся, побрился, спустился в ресепшен рассчитаться за номер. Всё тот же портье, - Железный Феликс, распечатал счёт. Оконечная сумма была раза в три больше, чем ожидал увидеть Комов. Он открыл было рот, чтобы сказать, что это какая-то ошибка, но затем сообразил глянуть, за счёт чего набежала такая цифра. Оказалось, - за счёт одной единственной строки: услуги плюс. Смутное предчувствие нехорошего подозрения шевельнулось под сердцем Комова. - А что это за услуги плюс? – удивлённым и недовольным тоном спросил он у портье. Тот тоже удивлённо, как несмышлёнышу, ответил, - Ну, дак это и есть услуги плюс! Затем, будто снизойдя к непонятливому клиенту, добавил, - Особые…индивидуальные. Комов возразил, - Но я же их не заказывал! - Но вы ими воспользовались! По собственному желанию. Мы всего лишь пошли вам на встречу, - вежливо возразил портье. - А если я не заплачу? – расстроенный и оскрблённый в лучших чувствах Комов решил идти напролом. - Не советую, - вкрадчиво ответил портье, - Видеокамеры…ваша солидная организация…супруга, - вы же помните, как заполняли анкету? И еще, сука такая, добавил с издёвочным сочувствием, - Не поймут-с! Комова особенно возмутило это ёрничанье с «с», но в то же время он понял, что узел на верёвке затянулся, капкан захлопнулся. Пришло время платить по счетам. Сорвавшимся на фальцет голосом, с интонацией Ипполита Матвеевича с его «Однако!» в московском ресторане у него непроизвольно вырвалось, - Но почему так дорого?! И голосом оправдывающегося нашкодившего школьника, как последний аргумент, добавил, - Проститутки дешевле! Феликс терпеливо разъяснил, - Вы же платите не за проститутку, вы платите за удивительное прекрасное приключение. И будто даже с некоторой обидой добавил, - За любовь, в конце концов! Неожиданно и нежданно нагрянувшую. За светлое, нежное, романтическое чувство. А это дорогого стоит. Комов вдруг вспомнил вчерашний чудесный вечер, незабываемую ночь, себя, дурака, искренне во всё это поверившего, и окончательно понял – возразить нечего. Единственной горькой червоточинкой в приподнесенном ему райском яблоке было его вчерашнее щенячье восхищение самим собой и гордая бахвалистая самооценка его мнимых лётных достоинств. Невесёлым, тоскливым взглядом Комов обвёл холл отеля. И про себя зло подытожил, - А хули ты хотел? Чай, не викторианская эпоха.


Возврат к списку


Яблочный спас 02.08.2018 09:43:45

Ну ты просто гений, Шева.
Великолепно.
В этом рассказе вся наша жизнь.

Винсент Килпастор 03.08.2018 21:09:35

Шева натаскан в писанине как черный пояс в каратэ. В данном случае высший пилотаж это не название, а характеристика рассказа
Но что делает Шеву - классическим Шевой это жестоко слитая в ебало читателю концовка - и тут я чешу репу - он это делает как Огенри или просто заебывается как и все мы - писать под конец?)))

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости