Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
29.08.2018

Фанат фраже

Автор: Шева
Если кто-то думает, что фраже - название футбольного клуба, тот сильно ошибается. На самом деле он болел за Челси. За Азара, Виллиана, Жиру, Мозеса. Особенно когда они играли с Манчестер Юнайтед, лондонским Арсеналом, Ливерпулем. Переживал. Но верным поклонником, настоящим фанатом он был фраже. Вообще-то на самом деле с термином связана целая история. Фраже - это фамилия. Двух братьев - Альфонса и Иосифа. Через двенадцать лет после Бородинской битвы, в начале девятнадцатого века двое молодых, но шустрых французов приехали в Варшаву расширить своё дело по производству столовых приборов, посуды, утвари, подсвечников и кадил с серебряным покрытием. Де-факто они приехали в Россию, поскольку Варшава являлась столицей Царства Польского, входившего в состав Российской империи. Их ноу-хау заключалось в том, что продаваемая ими серебряная посуда на самом деле являлась посеребрённой медью, с толщиной серебра примерно двадцать микрон. Но выглядела шикарно, а цена была относительно небольшая. Вот так и поднялись. Да еще и название фирмы стало крылатым: фраже начали называть любой набор столовых приборов. В которое почему-то был влюблён наш герой. Откуда выросли корни такого странного увлечения? Бог его знает. Непонятно. Впрочем, а у Парфюмера откуда? То-то и оно. Вершиной его фанатского самоудовлетворения были те редкие дневные часы, когда он оставался один в доме. Home Alone, ага. Большой стол он накрывал самой лучшей, светло-бежевой скатерью с бахромой, долго и бережно разглаживал ладонью все складочки, неровности, пузыри. Затем приступал к священнодействию. Процедура была медлительна, но упоительна. Он накрывал стол на шесть персон. Редко, по большим праздникам, - на двенадцать. Тщательно, любовно раскладывал столовые приборы возле тарелок в строгом порядке, предписанном правилами. Не дай Бог ошибиться. По окончании процедуры зажигал свечи в подсвечниках. Было у него их два, - тяжёлые, старинные. Потом садился на стул и сидел так минут пятнадцать. Недвижимо. Любовался. Затем снимал нагар со свечей, и медленно раскладывал всё по местам. А надо заметить, еще одной его тайной чертой была болезненная, перфекционистская, педантичная любовь к давно заведенному, устоявшемуся порядку. Ordnung ist Ordnung, - любил он к месту и ни к месту повторять немецкую поговорку. Раскладывание фраже по местам постоянного пребывания в его исполнении выглядело магическим ритуалом, нарушение которого было бы святотатством.   Сегодня, как обычно, он поднялся рано. Вышел на кухню сварить утренний кофе. С удовольствием втягивая в себя аромат итальянского Lavazza, допил чашечку. После кофе в утренний ритуал входило еще одно очень приятное действо, - раскладывание столовых приборов, лежащих со вчера на решётке возле мойки, по ячейкам верхнего выдвижного ящика в одной из кухонных тумб. Стараясь не звякнуть, чтобы не разбудить приехавших погостить внуков, в левую руку он взял охапку уже сухих вилок и столовых ложек, правой потянул за ручку ящика. Уже было поднял левую руку, чтобы начать раскладывать по своим ячейкам ложки и вилки, как ненароком взгляд его упал на содержимое ячеек. Сначала он остолбенел, и лишь затем, прийдя в себя, ошарашенно, со звоном высыпал ложки и вилки из левой руки на столешницу. Потом, опёршись обеими руками о стол, еще раз, не веря своим глазам, посмотрел на безобразие и непорядок, творящийся в ячейках. Это было неслыханно. Это было немыслимо. Это было возмутительно. В ячейке ложек лежало две вилки! В ячейке вилок - одна столовая и две чайные ложечки. В чайных ложечках лежало две красные пластмассовые ложечки с борта аэробуса Эр Франс, которые должны были лежать совсем в другой, отдельной ячейке. Кто это мог сделать - двух ответов быть не могло. Разгильдяи внуки. Мирно почивающие сладким утренним сном в своих кроватях. Кровь прихлынула к его лицу, отчего оно стало похожим на багровый овощ. Типа редиса. Или буряка. Вопрос - что делать? не стоял. Ибо на условном блюдечке уже лежал ответ, мгновенно сформировавшийся в его голове. Он бросился в тот угол кухни, где стоял Zepter‘овский набор кухонных принадлежностей. Затем по деревянной лестнице поднялся на второй этаж, где была спальня детей. Вид его был страшен: в левой руке - большой нож-мачете, в правой - кухонный мини-топорик, на обухе которого была нанесена насечка для отбивания мяса. Неслышно, на цыпочках, он вошёл в спальню. Взгянул на милые, посапывающие детские рожицы. Подошёл к кроваткам ближе, поднял обе руки вверх, и со словами, - А нехуй! резко опустил их. Потом спустился вниз, и аккуратно, неспешно переложил две вилки из ячейки столовых ложек в вилки, из вилок - в ложки одну столовую ложку, и в чайные ложечки - две чайные ложечки. Из чайных ложечек достал две красные пластмассовые, и вдруг остановился, и замер. Почему-то его сбивал красный цвет. Напоминая что-то совсем недавнее. Неожиданно через «кровавые мальчики» в глазах прорвалась ясная, чёткая, холодная мысль, которая вывела его из ступора, - Шалуны, блядь!  


Возврат к списку


Винсент Килпастор 01.09.2018 05:50:50

Живой этюд
Кое что новое для себя узнал
нормуль

Попробуй просто наговорить историю - как она прет - прям на диктофон - а то и на мобилу с камерой - вот это я сейчас и делаю

Шева 03.09.2018 20:56:43

Винс, спасибо.

Яблочный спас 04.09.2018 09:02:27

С моей точки зрения, вот этот кусочек «...На самом деле он болел за Челси. За Азара, Виллиана, Жиру, Мозеса. Особенно когда они играли с Манчестер Юнайтед, лондонским Арсеналом, Ливерпулем.
Переживал.
Но верным поклонником, настоящим фанатом он был фраже».
- идеально ритмичен, литературен, несмотря на череду названий, пиздат.

А вот финал огорчил. Надуманно выглядит.
«Не верю» (ц)

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости