”орум Написать письмо
Последние публикации
Страницы: 1
Книга ЖУК гл 6
Писать ты умеешь, не прибедняйся. Единственное, чего я никак не могу углядеть в твоих беспесды легко читаемых главах - драматургии. Если считать книгу ЖУК полевыми заметками с ринга по боям без правил - заебись. Сама жизнь и есть саспенс и фсио такое. Гут. Тут ты с Берроузом и Силитоу отчасти на одной волне. Я во время чтения постоянно ловлю себя на мысли, что постоянно жду какой-то завязки. Или развязки. Хотя, возможно, нужно просто читать дальше.
Поэтому, шли давай. Заходит збс.
там где-то 25-30 глав
гг посадили в тюрьму он пытается там уснуть и анализирует как вообще туда попал
я обычно вытягиваю в продол - а потом уже на втром издании режу по самые помидоры = это второй черновик - размыто местами. знаю
а вообще Книга Жук это вторая книга из двукнижия Книга Корешей - там Книга Иса - эмигрантская тюрьма, а Книга Жук - частная уголовная
венец моей графоманской деятельности - Жизнь Клима Самгина отдыхает по размеру))
хотя Ису вроде читают -я ее в серпент кину
что касается лаконичнсти и умению написать рассказ тут как раз мне учится надо у Кривуса, у тебя у Шевы. А то я все блять "романы" пишу - а хороший рассказ ни хрена не легче чем тридцать сорок глав графологии
 Я то как раз сдуваюсь на больших формах. Мне элементарно лень. Тут я тебе завидую ггг
На самом деле вскрыть американскую тюрягу изнутри доступным языком та еще задачка. Тут пока ты из русскоязычных впереди, мне кажется
Давидов тоже недурно выписал для начинающего.
Поверяй раз в сутки - если можешь: мне еще глав 15 надо слить)
Большая форма это куча маленьких
Мне - очень интересно. Как кино смотришь.
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)
Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)