Публицистика Написать письмо
Последние публикации
0
... покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф.3:2) 01.07.2016

... покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф.3:2)

Автор: Александр Чистович
Грань 1:
01.07.2016

12.12.1993

Автор: Александр Чистович
Сразу же после событий 12 декабря 1993 г. в России сложилась довольно сложная политическая ситуация. Из-за своей утопичности и чрезмерного идеализма коммунистическая идеология оказалась обреченной на поражение, а правящая компартия не нашла в себе сил решительно отвергнуть обанкротившуюся идейную доктрину и трансформироваться в организацию социал-демократического типа. Других мощных политических движений, готовых предложить обществу новые идеологии и цели развития, в стране в тот момент не было. В результате государство попало в идейный вакуум. В начале 1990-х годов, опасаясь реванша коммунистической идеологии и практики, российское политическое руководство выступило инициатором запрета на любую государственную идеологию, включив в статью 13 Конституции РФ 1993 г. (пункт 1) положение о том, что: «В Российской Федерации признается идеологическое многообразие» и «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» (пункт 2). Здесь следует отметить то, что данный запрет не следует расценивать как запрет на государственную идеологию вообще, поскольку государство как способ социального бытия в условиях господства политического отчуждения не может существовать без идеологии. Речь идет о том, что идеология государства не может и не должна сводиться к идеологии определенного класса.
В этой связи первоочередными целями либерасты провозглашают решение комплекса проблем, унаследованных от XIX века, в том числе создание правового государства; проблем XX века — искоренение остатков социального и промышленного феодализма; демонополизация экономики, борьба с фашизмом, другими крайними формами национализма. Наряду с этим нужно решать проблемы характерные только для России: содействовать образованию среднего класса, осознанию обществом и государством идеи легитимности частной собственности и др.
Государство, по их мнению, должно преодолеть традиции этатизма: обеспечить неприкосновенность частной собственности; произвести разделение собственности и власти и перестать быть доминирующим собственником, субъектом экономических отношений в стране; вести активную политику в области борьбы с инфляцией и стимулирования частных (в том числе иностранных) инвестиций; энергично проводить антимонопольную политику; заботиться об экологии, образовании, здравоохранении, развитии науки, культуры, о бедных и нетрудоспособных; бороться с преступностью; вести разумную военную политику; провести конверсию главного оплота государственности — ВПК и сокращение армии до размера реальных потребностей страны. Если удастся «расширить» социально-экономическое пространство, завершить либерально-демократическую эволюцию государства, то Россия имеет все шансы занять достойное место в цивилизации XXI века. Да, таковы цели, задачи и ценности современного российского либераста, но не тут-то было…
В Советском Союзе политика и практика властей во многом не отвечали сущности социализма — это справедливое и широко распространенное мнение. Но можно ли считать тех, кто встал у штурвала после краха Советского Союза, либералами?
В начале 1990-х гг. псевдолибералы призывали к тому, чтобы государство вообще ушло из экономической жизни. Как следствие, появилась группа лиц, присвоивших в ходе антинародной приватизации природные богатства страны, ее экономический потенциал и претендовавших на власть в России. В результате российская экономика потеряла за девяностые больше, чем в годы Второй мировой войны. Все это, как представляется, полезно знать тем, кто поднимает на щит деятелей, возглавивших Россию при переходе на рыночные рельсы и провозгласивших демократизацию.
Политика псевдолибералов потерпела полный крах. Им принадлежало авторство дефолта 1998 г., переросшего в экономический кризис, чуть не столкнувший Россию в пропасть. Политическим провалом можно считать и расстрел танками российского парламента в 1993 году. После банкротства псевдолибералов в России установилась линия на развитие рыночного хозяйства с широким участием государства в экономике. На Западе это породило образ России как страны, задвигающей на задний план частное предпринимательство.
Еще один образ России, созданный теми, кто к ней враждебно относится или недостаточно осведомлен о сути происходящего, связан с тем, что власть якобы стремится к авторитарному режиму. Будто бы перед страной стоит выбор — либерализм, либо авторитаризм. В середине первого десятилетия XXI века наблюдается определенное оживление либеральных идей. Предъявляется целый ряд требований — независимого суда, решительной борьбы с вседозволенностью чиновничьего аппарата, коррупцией, фальсификацией на выборах, за обязательность подчинения закону всех, сверху донизу. Эти идеи выдвигаются и поддерживаются российской руководящей элитой, широкой общественностью, политическими партиями с различными взглядами. Определенный акцент на либеральных принципах стал более заметным, чем ранее, в выступлениях и действиях российского руководства. Однако, с моей точки зрения, это не свидетельствует о переходе России на позиции неолиберализма, который содержит в себе принципы, несовместимые с российской реальностью.
Неолибералы в России настаивают на коммерциализации здравоохранения, образовательных учреждений, науки, в том числе фундаментальной. Разгосударствление во всех этих областях рассматривается как магистральное направление развития. Неолибералы, по сути, игнорируют острую необходимость повысить уровень жизни российского населения, сократить неравенство доходов. По данным, приведенным в докладе Global Wealth Report, в октябре 2012 г. на долю самых богатых — одного процента россиян — приходился 71 % всех личных активов. В два раза больше, чем в США, Европе, Китае, в четыре раза больше, чем в Японии. 96 российских миллиардеров владеют 30 % всех личных активов российских граждан. Этот показатель в 15 раз выше общемирового. Вместо того чтобы взять линию на широкое использование российских природных богатств для социальных нужд, кое-кто предполагает держать все государственные сверхприбыли, полученные за счет экспорта нефти, в резерве, точнее, в иностранных ценных бумагах. В качестве оправдания такой позиции выдвигаются, как правило, два аргумента: стремление приберечь средства на случай, если рухнет цена на нефть, и не менее важная, с их точки зрения, цель — как можно скорее покрыть бюджетный дефицит, в том числе за счет снижения социальных расходов.
Категорически несовместимо с демократизацией нашего общества и отождествление политической свободы с ограничением государственной власти. Такой позиции придерживаются российские правые. Перевод ряда государственных функций на общественный уровень очевидно необходим. Но он не может и не должен ассоциироваться с ослаблением властных структур. Если такое произойдет, то процесс демократизации захлебнется, перерастая в неуправляемую стихию.
Собственно позиция, которую отстаивают в России те, кто не хочет победы неолиберализма, в той или иной мере характерна и для Запада, где, несмотря на приливы и отливы кейнсианских идей, вмешательство государства в экономику оставалось непреложным, проходя через всю череду экономических теорий. Тенденция возвращения к идеям невмешательства государства в экономику усугубила на Западе кризис 2008—2009 годов.
Раньше (когда и вода была мокрее и поезда более поездатые) количество патриотов зашкаливало. На каждом углу кричали о любимой Родине, о славе народу, труду и прочему. Массовая агитация, ага. Думаю, не только это. Еще раньше люди шли в бой с кличем «За веру, Царя и Отечество!». То есть отдавали жизни понятно за что. А что сейчас? Союз развалился, многие (ой как многие, которые молчали в тряпочку раньше) стали кричать, мол, нас принижали, нам было плохо и вообще мы всегда были против такой страны, протестовали и чуть ли по углам не партизанили. Не буду говорить о том, что большинство подобных личностей спокойно себе существовало (причем, получше большинства наших граждан и ни о каких протестах и не думало), это ясно и так. Итак, Союз рухнул. И что мы имеем? Идеальную страну? Теперь всё отлично?
Слово «патриотизм» сейчас вызывает чаще всего снисходительную улыбочку, типа «ничё, малыш, это лечится, скушай сникерс и больше не шути так, ладно?». Слово стало уже чуть ли не неприличным! Ещё бы — нам так старательно внушили, что наша страна — говно, что вся её история — сплошное говно, и что впереди только то самое говно. При этом мы, такие замечательные, достойны лучшего.
Патриотом быть как-то даже неудобно. За что любить Родину, ведь тут воруют, убивают, творится беспредел?! Родину можно любить уже за то, что вы (и ваши предки) родились и жили тут. Впрочем, тут уж сами думайте — любить или ненавидеть. Точно так же раньше было неудобно быть не-патриотом.
 «Патриоты» бывают разные (слово взято в кавычки не случайно). Одни бьют себя пяткой в грудь, что готовы на все, но слова эти — пустой трёп и занимаются они другими вещами.  Другие называют себя истинными патриотами, и говоря фразы типа «не могу смотреть на страдания страны» уезжают за границу. Помашем им флажками и платочками.  Третьи просто спиваются. Горькая правда им видна, а бутылка помогает забыться. Собственно, такие личности, ситуацию лишь усугубляют.  Четвёртые, обзывают себя патриотами и обличают все и вся. При этом никакой любви к родине они не испытывают. Чистой воды популизм, им все равно не нравится тут все (флажки и платочки не опускаем).  Пятые молчат и мечтают о том, «если бы…».  Шестые идут в политику. Тут вообще без комментариев.  Седьмых гонят на митинги и демонстрации шестые. При этом настоящие цели этих демонстраций подчас далеки от патриотических.
Есть те люди, которые становятся «патриотами» исключительно в дни Олимпийских игр и возвращаются в свое обычное пофигистко-обывательское состояние после первой же пропущенной нашей сборной шайбы. Есть и те, кто громко кричит на каждом углу, что Россия — величайшая страна и русские — величайшая нация. Не путать с предыдущим видом. Этот вид «патриотов» восторгается Россией, но при этом не предпринимает никаких попыток как-то её улучшить, в отличае от предыдущих людей, рвущихся что-то изменить. А это вообще-то опасная позиция.
Правда.ру выяснила, для чего Европу пугают Россией и готовят к войне. По мнению эксперта, Венгрия пытается использовать «последний козырь» для того, чтобы скрыть «оголтелую пропаганду» гонения народа. Таким образом, ряд восточноевропейских стран пытается обелить свою историю.
Политик, бывший вице-премьер правительства Литвы, Зигмас Вайшвилы в интервью Правде.Ру рассказал о том, с какой целью восточноевропейские страны, да и не только, так активно взялись за переписывание истории.
Отрицание Венгрией участия в гонениях евреев, равно как и желание Украины представить УПА передовым борцом с "кровавым коммунизмом", выглядят как неловкая попытка "загнать" ногой под ковер нелицеприятный факт оголтелой пропаганды. При этом извиняться и каяться за свою историю предлагается только России, отмечает политик.
"В первую очередь, это делается для того, чтобы отвлечь внимание от настоящих проблем у себя в стране. Поэтому единственный козырь — ориентироваться на внешнего врага, раздувать истерию.
Как отмечает Зигмас Вайшвила, когда власти начинают говорить не о своих проблемах, а о внешних, это становится признаком их недееспособности. У каждого народа есть история, и в этой истории можно найти что-то нехорошее. Тем более если брать историю войн и конфликтов. Война — это всегда экстремальное состояние для народов, когда "на поверхность лезет вся нечисть со всех сторон".
Эксперт охарактеризовал ситуацию с декоммунизацией на Украине, как вполне естественную, учитывая состояние дел внутри страны. Власти часто прибегают к пропагандистскому приему "осажденная крепость", когда не могут ничего сделать для своего народа.
 По словам политика, Петру Порошенко нечего сказать своему народу. Экономика в глубокой депрессии. Поэтому и нужно находить врага, нужно делать так, чтобы люди не видели, что делается у них под носом.
Касаясь ситуации в медиапостранстве Литвы, Вайшвила отметил, что все больше граждан страны не приемлют грязную пропаганду, они предпочитают искать достоверную информацию в интернете. В Литве переписывание истории также имеет место, и оно направлено конкретно против России. Многие информационные порталы, которые никогда ранее не затрагивали исторические темы, вдруг решили быть в курсе дела.
Как пояснил Вайшвила, они начали искать каждый факт, который может очернить Россию. Это учит людей не думать, а когда это происходит в массовом порядке, остается надежда только на здравый смысл, подытожил эксперт.

Грань 2:
01.07.2016

17.09.1787

Автор: Александр Чистович


Возврат к списку


Форум для отзывов 6 не существует.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости