Публикации Написать письмо
Последние публикации

0
26.07.2018

Тюрьмерика

Файл: a103f84bfd421354e988c4ea005146de.pdf

Автор киношник по жизни. В 2001 году его короткий метр вошел в финал фестиваля Sundance - это как Оскар - только для некоммерческого фестивального кино 

вот ролик

https://vimeo.com/67168431


Потом автор попал на голливудские студии - подработал там бабла помрежем и ехал в мою дыру - самый дешевый по жилью город США купить дом; Его пизданули за этот кэш как агента хакера и грузанули на двуху -они тут ловчее узбеков это делают. 

Меня привезли в полицейский участок и стали допрашивать. Хороший, плохой полицейский, как учили в академии. Между тем мой вэн разбирается на части, вижу через приоткрытую дверь: сняли сиденья, колеса, обшивку, торпеду, «что происходит»? Вещи разложены на столах, каждая бумажка рассматривается с подозрением. Вижу, копы нашли пачку денег, пересчитывают, раскладывают по стопочкам.
Подъехала секретная служба, интеллигентного вида типажи, с растопыренными пиджаками. Вооружены, обучены, патриоты, поймали русского хакера.
Шмон длился около шести часов, а может больше, время я не знал, голова болела, постоянно хотелось пить. Нашли документы, два паспорта, несколько симок, двое водительских прав. Надели наручники, посоветовали не волноваться и не сопротивляться, погрузили в полицейский «Мустанг» и отвезли в тюрьму. По дороге, коп расхваливал местную кутузку: «не переживай, у нас почти Хилтон. Многие садятся спецом в тюрьму, когда на улице мороз, чтобы погреться и покушать. Бомжи вообще зимуют там, витрину разобьют и три месяца бесплатного жилья и жрачки… тебе понравится». «Понравится»?
«Мустанг» заехал в темный ангар, ворота сзади опустились, меня завели в холодное помещение. Велкам в тюрьму, никогда еще не был.
В предбаннике — шмон, всю одежду гражданскую снимай, дают блеклые оранжевые тряпки. Затем — в приемную. Стоит телек, парочка торчков пялятся в него, девушка коп оформляет: отпечатки пальцев, фото, личная инфа. Я в базе. Тоже расхвалила мне тюрьму: «не волнуйся, тут Хилтон, лучшая тюрьма в Огайо… да какой там в Огайо — лучшая в Америке. Отдохнешь».
Заводят меня в клетку, дверь железная за мной — клац! На полу матрасик пластиковый. Прилег, до сих пор не понимаю что произошло. В приемной дикий крик, выглядываю в оконце: тип закутанный в одеяло бьется в истерике, голова в крови. Охрана прибежала, пара тумаков, он упал и замолк. Я лег обратно на матрасик и уснул.
В четыре утра меня разбудили и повели по чистым коридорам. Двери открывающиеся и запирающиеся за нами через каждые двадцать шагов. Входим в помещение, два яруса. Наверху клетки закрытые, внизу народ спит на полу. Мне указали на тюфяк, твое место мол, отдыхай.
Вокруг храпели, стонали, матерились, такие же пленники Американского Гулага. У большинства был отходняк после наркоты или алкоголя.

;;;;




Вариации внезапного выпуска на свободу проигрываются бесконечно на полотне сознания. Сложнее всего рано утром: проснулся и ты — в тюрьме… Темная туча обволакивает душу. Потолок белый, вентиляция, решетки, «почему я здесь?» Нет, это ошибка, выпустят, скоро выпустят, вот-вот откроются двери, меня выведут, вернут гражданскую одежду, деньги, документы… адвокат с извиняющейся улыбкой встретит: «сорри, разобрались, машина ваша у входа дожидается, вот документы и деньги, — вручает мне пакетик, — а также компенсация вам положена за нарушение конституционных прав, — протягивает визитку, — будем над этим работать. А пока, позвольте пригласить вас на ланч, обсудим это дело…»
«Ну а если никто и не встретит, надеюсь тут знают где моя машина, где тот полицейский участок находится. А как туда добраться, все деньги ж отобрали? Пешком дойду, только отпустите… Оттуда сразу на хайвэй и, не превышая скорости, только в правом ряду, в сторону Нью-Йорка, шесть часов ехать. Остановлюсь на кофе, ароматная кружка в машине, музычка, еду… свободен. Там продаю бусик, на такси и в аэропорт. Беру билет за кэш, прохожу контроль, выпиваю водочки в баре, жду посадку на самолет… двигаюсь со всеми в очереди, показываю паспорт, никто на меня не смотрит, проходите плиз… Вхожу в самолет, стюардессы улыбаются, интересуются какое место… ничего, я и сам найду… прохожу. Самые крутые уже сидят в первом классе, виновато потягивают шампанское пока простой люд ползет на свои места и угрюмо на них косится. Прохожу с чемоданчиком, вот оно мое место, двадцать первый ряд, у окошка, это хорошо. Саквояж наверх… нет, сначала ноутбук вытащить и что мне там еще понадобится, девять часов лететь. Усаживаюсь, протискиваюсь к окошку… Ох уж эти сиденья, все меньше и меньше становятся, урезают по миллиметру каждый год… ничего, спасибо и за это, у окошка чуть больше места, форточка опять же, поглядеть на облака. Теперь можно и расслабиться, закажу водки как взлетим, сейчас еще рано, я не в первом классе. Скоро, скоро, часов десять и ты на свободной земле, по настоящему свободной, а не в державе выдуманной Голливудом, где все искусственное… и жрачка, и сиськи, и улыбки, и зубы, и кино, и счастье и демократия. Отпустите меня в лес, в деревню, буду печку топить, по огороду бродить, помидоры выращивать…»

ПДФ полной книги приложил короче полистайте будет желание.




Возврат к списку


Яблочный спас 27.07.2018 23:14:19

Я начал  - по моему очень хорошо.
Легко читается.
Как только разгребусь с делами - зачту всё.

Шева 28.07.2018 21:33:06

Очень живо.

Шева 28.07.2018 21:41:50

А фильм тяжелый, да.

Александр Чистович 31.07.2018 22:25:08

ПРочёл страничек 10-12. Очень обстоятельно, живо и, надо полагать, проникновенно. Как говорил некто Б. Пастернак: "до самой сути".

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)