Публикации Написать письмо
Последние публикации

Под углом 40%

0
16.07.2013

Супер (зеркала ислама)

Автор: Абдурахман Попов
    В детстве у меня была подружка Ксюшка. Мы сблизились на почве чморения одного пятилетнего ленинградца. Он приезжал сюда к бабушке на лето. Он зря приезжал. Мы с Ксюшей всячески издевались над ним. Он малость не в себе был. Мы заставляли его дотянуться ртом до его же писюна. Что, кстати, никогда ему не удавалось. Или же плевали ему в кепочку и запрещали её снимать. Ну и всё в таком же духе. Он потом ещё приезжал пару раз, когда повзрослел. Бабкину квартиру продавал. И он всё поглядывал на меня странно, будто вот надо бы пиздюлей выписать человеку, а за что - неизвестно. У него наверное вытеснение неприятностей из памяти произошло. Что было здорово, поскольку он весьма раскачался и выглядел устрашающе. Ну вы знаете таких молодцов - они из тех кретинов, что демонстрирует зеркалу мускулатуру, а потом подмигивают сами себе. Я правда тоже подмигиваю, но это тик и ничего больше. И я на всякий случай перемещался кустами, чтобы не попасться этому ленинградскому подонку на глаза.
 
   А у Ксюши этой мать была жутко строгой. Привязывала её к стулу, чтобы держала осанку, лишила сладкого напрочь, за показ дёсен во время улыбки била по губам и проч. Она её в актрисы готовила. У них в туалете на внутренней стороне двери, аккурат перед унитазом висело зеркало, чтобы сохранять пристойное выражение лица во время дефекации. Бухенвальд да и только.
 
И я у Ксюши как-то спросил:
- Ты кем станешь, как вырастешь?
- Я - как мама, зубным техником. Потому что это аэлита общества, да и золотишко к рукам прилипнет.
Я так рот и раскрыл. Я то, как потомственный разъебай, хотел быть дворником, а тут вон как.
 
Много лет спустя, (уже после того как я успел поработать и дворником в том числе) я встретил Ксюшу. Я копал яму в гараже у одного барыги, а землю выносил в кусты напротив. И во время очередной ходки с вёдрами я и увидел мою корефаншу Ксюшу. Она ехала на новенькой иномарке, вся из себя и за рулём. Рядом сидел очаровательный малыш, лет пяти и пялился в окошко. Видать, Ксюшина мечта относительно прилипания золотишка осуществилась. Я остановился, чтобы пропустить машину - нищеброд, с вёдрами полными суглинка. Ксюша посмотрела на меня, узнала и отвернулась. А я отправился дальше. Как Павка Корчагин какой.
 
**********************************************************
 
Я проснулся в 7.20, откинул одеялку и пошёл в туалет. У меня уже годы не стоял по утрам. В другое время суток - ещё туда-сюда, а утром всё было в равновесии. Я сел на унитаз и достал сигарету. Тут важно было соблюсти последовательность - сначала закурить, потом взять какой-нибудь шампунь для чтения, а уж потом начать какать. Вот таким манером, горюни. Вот такие страсти.
 
Я подтёрся, смыл и натянул трусы. Я посмотрел в зеркало. И начал умываться, неизвестно для чего. Это всё было хуже войны, хуже смерти. Эти вот бессмысленные утра. Это мыло в глазах и урчание бачка унитаза. Собаки Павлова не в пример счастливее были, потому что мучались недолго и для дела.

Я вышел из дома и направился к Степану Андреичу на квартиру. Я чувствовал себя одиноким и оторванным от общественной жизни. Без корней и дурачок. Разъебайское перекати-поле. Оторви и выбрось. Ханурик, одним словом. Но мне предстояло важнейшее и долгосрочное мероприятие - облицовка кафелем тубзика Степан Андреича.
 
Выяснилось, что Степан Андреич очень трепетно относится к туалетной комнате. Он, видать, тоже без ритуалов не срал. Бывало, он мне звонил ночью и консультировался на предмет дизайна, цены и качества плитки. Сучий потрох.
 
И вот этот день настал. Я приступил к туалету. Кафель был куплен. Плиточный клей был куплен. Я тоже был куплен, посредством аванса. Начал я, короче.

Видали когда-нибудь говно вблизи? Вот прям лицом к лицу, что называется? А со мной это случалось на протяжении многих дней, в туалете Степан Андреича. Каждое утро я выносил унитаз на лестничную площадку, с тем, чтобы вечером занести его обратно. У этого унитаза была удивительная способность не пропускать говно дальше жерла сливной трубы. Я приходил на работу и первым делом выливал в унитаз пару вёдер воды. Потом я сдвигал его в сторону вместе с гофрированной трубой. И видел две колбяшки, застрявшие поперёк трубы - одну поменьше, а другую побольше. Я не понимал как это было возможно. Это был нонсенс. Эта была подлянка. И это происходило очень часто. Я уж чуть ли не здоровался с говном этим. Крыша ехала у меня от всех этих приключений. Но я разбирался круто с этими колбяшками - заталкивал палкой в трубу да и всё.
 
Вдобавок ко всему, Степан Андреич стал придираться не на шутку уже к качеству работы. У него с женой начались трения и прения. Там, по ходу, кто-то налево сходил. Может, даже и оба сходили. Причём, может быть много лет назад. Хрен поймёшь. Чужая семья - яма. А бывает, что и своя тоже.

Придирки были какие-то мелочные. Неинтересно даже рассказывать. Но кровь они мне портили весьма, поскольку речь у Степан Андреича была очень грамотной и доставала до кишок. Ему бы политруком работать, людей в атаку поднимать, а он нудел относительно кривизны укладки.

Вобщем, складывалась нервозная обстановка. У меня были тяжкие предчувствия. Впрочем, они меня и не покидали с третьего класса. И вот, когда я в очередной раз вынес унитаз, меня (голову) пронзила мысль - а не перейти ли мне в ислам? Перейти из этой раздолбайской и нищебродской автономки к братанам по вере. Обрести одномоментно и корни и стержень. И тюбетейку.
 
Мысль мне нравилась всё больше и больше. Умиляла до слёз. Все эти исламские заморочки со стороны выглядели обаятельно. Все эти ограничения, обрезания. Барашки, перед которыми извиняются за причинённые неудобства. Толпа трезвых мужиков по пятницам. Бороды. Презрение к бабам. Всё это было симпатично. Да и близко по крови.
 
Правда, я не знал как технически осуществлялся переход. Предполагал, что нужно будет исповедаться в мечети. Ну всё я бы не стал рассказывать, а то в мусульмане не примут. А то и вынесут вперёд ногами. О многом придётся умолчать.

Ну и я стал морально готовиться к переходу. Я стал жёстким, гороздо жёстче, чем был. Я так чувствовал, по крайней мере. На придирки этой гяурской свиньи Степан Андреича я реагировал не как прежде, нет. Он ответку получал какую-никакую. И я планировал перестать жрать его пельмени на обед. С боярышником я завязал. И отменил бритьё лица.

Но главное, нарастало моё раздражение. Всей моей прежней жизнью, этими ремонтами бесконечными, тыкающими клиентами, ежеутренним говном и бессмыслицей. Сколько всего просрано! Ну да, сколько? Много, безумно много всего просрано. Некоторые, такие как я, рождаются просиральщиками. И спасение только в исламе, мои дорогие кяфиры. Потому что его просрать невозможно.
 
А ремонт туалета меж тем подходил к концу. Мне оставалось затереть кафель на полу и получить расчёт.
В то утро я пришёл особенно жёсткий. И злой. Накануне я присмотрел себе красивую зелёную тюбетейку.

Я вынес унитаз, немножко повозился с колбяшками и принялся затирать кафель. И чем больше я его затирал, тем злее становился. Меня надурили, вот что я понял. Меня водили за нос с самого рождения. Все эти ваши бородатые писаки, маковки куполов, всё ваше дутое величие и сапог на спинах сопредельных народов. Ах вы свиньи, думал я. Я вынужден корячиться на полу за ваши поганые бумажки. И вынужден воевать с говном за ваши поганые бумажки. И причём, мне всегда не доставало этих ваших поганых бумажек.
 
Хлопнула входная дверь. Это пришёл Степан Андреич. Я как раз кончил затирать половую плитку.
- Ну-с, Рахман, какой манер? - спросил он.
- Вот затёр.
- Зюпер, - сказал он по-немецки, -  а ну-ка, сбрызни теперь водичкой на шов.
Я подчинился.
- Темновато, словно грязь, - сказал Степан Андреич, - надобно перетереть. Что думаешь?
- Я думаю, Степан Андреич, думаю, что тебе следует ИДТИ НА ХУЙ! - закричал я в ответ. У меня аж пена пошла от ярости. 

И тут в мою пролетарскую рожу прилетел интеллигентный кулачище Степан Андреича. Я так и сел. Я сел на место, где стоял унитаз. Я занял его место, некоторым образом. Я глядел на Степан Андреича. А он на меня. Он был ошарашен не меньше моего.
- Господи Боже, Рахман, прости, сам не знаю как не сдержался. Пусть уж затирка остаётся, чёрт с ней.
- Да можно и перетереть, чего уж там. Не проблема...
 
Ну вобщем, Степан Андреич с супругой срёт теперь в новеньком туалете. А у меня как-то встало всё на прежнее место после зуботычины русского интеллигента. Как и должно быть встало - кверху жопой. Так что и ислам я умудрился просрать. Да и хуй, собственно, с ним. Бисмилля. 


Возврат к списку


Александр Герасимов 16.07.2013 23:24:10

C говном разговаривать - это что-то новенького. Видать приходилось, палкой проталкивать тоже пару раз бывало, но так чтобы беседу вести - нет, не припомню.
Чёта соскучился я по твоему письму, Рахман. Хорошо, что снова пришел. Бисмилля, короче.

Александр Чистович 16.07.2013 23:26:00

Даже и не знаю, что сказать-выразить-написать.
Да.
В завязке писюн, до которого не дотянуться, а в финале - вполне осознанная передача единственно верной технологии желаемого процесса, осуществленная строгим голосом. А как иначе?
Мудр, лукав, толерантен. Ну, что еще?
На одной чашке - много мелочи, на другой - закономерная посылка. Кароче, не проблема...
Такая, вот, фаллософия.

Непослушная дочь друга Папы 17.07.2013 00:04:18

Весело :))
только многовато "я". Замечаю потому как сама этим страдаю )

Непослушная дочь друга Папы 17.07.2013 00:09:20

И кафель ты как то странно выкладывал... может тебе просто нравится здороваться с говном? гыгг
Не,ну разве не так, снял унитаз - выложил на этом месте кафель - поставил унитаз, и дальше пляшешь уже от него?? Впрочем, я не спец, пару раз доводилось наблюдать, может не просекла тонкостей процесса :))

Абдурахман Попов 17.07.2013 07:13:57

Вобщето, доча, был у меня объект где я не то что унитаз  - самоё ванну выносил-заносил каждодневно. Здрасти.

Непослушная дочь друга Папы 17.07.2013 12:24:39

Здравствуйте, Абдурахман :))

дервиш 17.07.2013 15:39:32

как то я тоже клал кафел в комнатке с дырой вместо унитаза.

Шева 17.07.2013 15:44:22

Классно.

Илья 17.07.2013 20:08:26

меланхолично.

привет, Рахман.

Человек Эпохи Вырождения 17.07.2013 20:59:42

Бук мерзко захихикал в гробу

Абдурахман Попов 17.07.2013 21:17:24

добрый вечер, товарищи. спасибо за прочитание.

allo 17.07.2013 23:34:18

я собственно вот по какому поводу, Рахман..
мне бы кафель в ванне положить..

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)