Публикации Написать письмо
Последние публикации

Поэзия

0
11.07.2013

Маша и медведь

…Как грустно и очень обычно все вышло.
Ушла от меня и в ночь теперь слезно кричу.
Мне просто обидно шаги одиночества слышать.
И страшно подумать, и вряд ли я жизнь доживу…

 

- негромко напевал Евгений, уже подходя к своему дому.

Вечер удался. Концерт Би-2 с симфоническим оркестром был великолепен.
Что и говорить - Шура и Лева «порвали» публику.
Но главное – Иришке понравилось. Очень.
Какими глазами после концерта она на него смотрела!
- Что же, пожалуй, пора! – подумал Евгений, - Как там было, в старой советской комедии – Куй железо, пока горячо! Должна дать.
Впереди на тротуаре, освещаемая слабым люминесцентным светом фонарей над проспектом, маячила одинокая фигура. Неспешно бредущая в том же направлении, что и Евгений, но заметно медленнее.
Фигура была женская, скорее даже девичья. Евгений быстро догнал ее и, обгоняя, по привычке заглянул спереди – симпатичная или дурнушка?
Может, из-за того, что было темновато, может, потому что Евгений был под шофе, а может и действительно, но мордашка девушки показалась ему привлекательной.
Он уже было открыл рот, чтобы начать мимолетное знакомство, как вдруг увидел, что по обеим щекам девчонки катятся слезы.
- Девушка! Что случилось? – непроизвольно вырвалось у него.
Девчонка пару раз шмыгнула носом, потом негромко ответила - Да вот, брат двоюродный выгнал. Из квартиры. А у меня там документы, вещи. Как я на работу завтра утром пойду?! Где ночевать буду?
- Может, помочь чем? -  Евгений оперативно изобразил из себя джентльмена.
- Сигаретой выручите? – опять всхлипнула девушка.
Почему-то последние слова незнакомки настроили Евгения на оптимистичный и даже лирический лад.
План выкристаллизовался мгновенно.
Сейчас – быстренько покупаем в ближайшей палатке сигареты.
Идем дальше, типа – трём «за жизнь». Метров через сто пятьдесят есть круглосуточный ларек. Берем что-то. Покрепче. Денег должно хватить. Хотя, может и не обязательно «покрепче». Она, вроде, уже выпила. И, похоже, уже «хорошая».
А там недалеко и скверик. С лавочками.

Как там Шура с Левой пели – это не цель и даже не средство.
- А зовут-то как?
- Мария. Можно - Маша.
- Машенька, - с нежностью подумал Евгений.
 
…Передав Машеньке пачку сигарет и зажигалку, он стоял перед окном палатки и брал протянутую продавцом сдачу, когда неожиданно услышал сзади громкий страшный крик.
Он непроизвольно обернулся.
И увидел, что по той же дорожке, по которой они только что шли с Машей, к ним быстрым шагом приближается фигура какого-то мужика.
Здоровенного, под два метра, с короткой стрижкой.
В черной, обычной семейной майке, светлых шортах и шлепанцах на босу ногу. Явно не со славянскими корнями в роду, и лицом, чем-то смахивающим на Валуева.
Евгению он почему-то напомнил медведя. Из зоопарка.
Причем не белого.
Бурого. Или даже гризли.
Уж больно мужик густо порос черной шерстью.
- Стоять, сука! – обозначил мужик еще раз свой подход.
- Это, наверное, не ко мне. Мы же не знакомы, - интеллигентно, но, пожалуй, опрометчиво подумал Евгений.
 
…Потом Евгений пытался вспомнить - как, каким образом ему удалось это сделать, но так ничего и не припомнил.
Как провал в памяти произошел. Память вернулась с того момента, когда он стоит уже не возле киоска, а за небольшой колонной. Поддерживающей навес над  бюветом, расположенным метрах в десяти позади  киоска.
Как он там очутился – уму непостижимо. В пару секунд уложился, наверное.
Точно, что - …не думай о секундах свысока!
- Это что такое?! Сигареты?! Откуда? Уже успела отсосать кому-то?!
Сердце у Евгения впрыгнуло в пятки.
Вдруг  он услышал резкий и громкий удар пощечины.
Потом второй. Потом третий.
Девчонка молчала. Только голова ее колыхалась как ванька-встанька.
Потом она, видно, попыталась что-то объяснить.
- Кто-кто? Парень, говоришь?! Ну, борзый! На пять минут тебя оставили, так уже кто-то присунуть тебе решил! Где он?! Где он, я спрашиваю? Говори, сука! Сейчас я этому козлу все роги пообломаю! Куда он пошел? Куда, в какую сторону?
Хуяк! – осторожно выглянув из-за колонны, Евгений увидел, что Машенька пропустила хук правой.
Получить такой же хук даже левой от этого «медведя» Евгений не хотел.
И он решил немедленно покинуть «поле битвы».  По-английски. Не прощаясь.
Благо плащ на нем был черного цвета.
Евгений с видом чудаковатого ботана, вышедшего вечером погулять свежим воздухом, повернулся спиной к Маше и «медведю» и вышел из-под навеса бювета на тротуар. Затем неспешным шагом двинулся в направлении ближайшей троллейбусной остановки.
Сдерживая себя чтобы не перейти на бег.
Благо ночь действительно была черна.
- Я в этом плаще, наверное, выгляжу как пелевинский вампир, - подумал Евгений.
Но когда, пройдя два десятка метров, он вдруг услышал сзади рев – Туда, говоришь, пошел?!, его нервы не выдержали.
Если бы он был вампиром, и мог летать. Но, увы.
Поэтому он быстроногим спринтером промчал пятьдесят метров по тротуару, затем в легком, непринужденном стиле заправского спортсмена перепрыгнул будто спортивный барьер, решетчатое ограждение вдоль дороги, и вот он уже на другой стороне проспекта под густыми кронами деревьев, будто диверсант, пробирается к подъезду своего дома.
Финита ля комедия.
 
Родители уже спали. Евгений разулся, снял плащ, послуживший ему сегодня маскхалатом, и сразу пошел на кухню.
Тихо, стараясь не звякнуть – пальцы почему-то тряслись, достал из шкафчика бокал и  отцовскую начатую бутылку коньяка.
Налил полбокала. Но потом решил, что для него это будет многовато. Выпил половину. Скривился. Закусил конфетой.
Коньяк своим теплом заполонил желудок и будто бальзамом смазал нервы.
- Вот ведь как можно напороться! – вспомнил Евгений сегодняшний вечерний дискурс. И уже не поморщившись, одним большим глотком допил бокал.
Вторая половина содержимого бокала горячим шаром покатилась за первой.
Евгению стало хорошо.
- Но как я от него ушел! - радостно полыхнула в голове.
Зачем-то развернув плечи, уже не про себя, а вслух, будто подражая герою некоего боевика, Евгений произнес, негромко, правда, - Да хули - ушел. Уделал!
Вдруг вспомнил Машеньку. Стало как-то…Неловко, что-ли.
И уже не вслух, а про себя, произнес – Что поделаешь, жизнь зла! Чтоб с таким медведем, Машенька…ну не Дубровский я.
 


Возврат к списку


Шева 11.07.2013 15:18:34

Антон, 2-ой раз убери, пожалуйста.

Vincent_A_Killpastor 11.07.2013 17:17:51

Популярный писатель Шева :)
Сейчас зачитаем любую часть на выбор

Vincent_A_Killpastor 11.07.2013 17:41:08

Изящная сценка - думал до чего докопаться - особо и не докопаешься.
Хотя для такого небольшого произведения - я бы сократил количество имен, Евгений, Иришка,Шура с Левой, Валуев, пелевинские вампиры, Маша и Дубровский.
Из перечисленных знаком только с дубровским - эта инфа с именами просто отвлекала, думаю Евгений не пострадал бы, если бы ты его называл просто - ОН, однако имхо - понятное дело это не раассказ, а мои проблемы с краткосрочной памятью :)

Абдурахман Попов 11.07.2013 19:36:41

столько бед от баб, ужас.

Александр Герасимов 12.07.2013 10:17:38

Дед мой говоривал: Молодец... против овец. Жызнь не поле, конечно, с васильками. Случаются и буераки. Молодец, Шева, отчетливо проблему обрисовал. Есть еще, понимешь, среди нас... Ну, понятно, в общем, к чему я клоню. Многое еще в нашем обществе... и так далее.

allo 12.07.2013 12:44:13

я чота подумал, если бы Ремарк добавил этакого Валуева в свою Триумфальную арку как бы Равик поступил?
эхъ унылая Франция.. ггг

Варвара Нау 12.07.2013 13:31:13

тут кажется, заседание мужского клуба?))

медведи* показались очаровательными

allo 12.07.2013 13:55:43

а ещё любопытна предыстория взаимоотношений машенек с медведями
как-то же они попадают в косые лапы?
чем руководствуются?
на чём акцентируют внимание?и пр..

Александр Герасимов 12.07.2013 14:13:09

Свинья грязи всюду найдёт. Это я о "машеньках".

Куб 12.07.2013 21:38:48

стабильно хорошо

Юнкер 23.09.2013 14:23:31

Настояшый палковник: палку не кинул, но ноги сделал!

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)