Публикации Написать письмо
Последние публикации

Поэзия

0
21.03.2014

Яков Есепкин Райцентр в метрополии

Автор: Яков Есепкин
 
Яков Есепкин
 
Райцентр в метрополии
 
Паратрюизм
 
 
I
 
Райцентр мелководной рекой
Спешит в допотопное устье.
Над эрою мертвой петлей
Повисло его захолустье.
 
Лицейской науки гранит
Суть радужной свечки огарок,
Развеял пыльцу аонид
Акрополь под сводами арок.
 
Кусты, поэтичнее саг,
В плену тошнотворной свободы
Стоят, словно их натощак,
Без трапезы бросили в воды.
 
Хотя далеко ледостав,
Оркестр их болезненно редок,
Но избранный нужен состав
Для камерной музыки веток.
 
Шиповника триосонат,
Астральных ромашковых арий
Не слышно, лишь странно горят
Левкои и черный розарий.
 
Материи всей бытие
Утратило смысл и названье,
И быт продолжает свое
Абсурдное существованье.
 
Теперь не завлечь, не завлечь
К святым богоносным высотам
Распявших великую речь,
Судьбу отыгравших по нотам.
 
Воистину были жалки
Обрезные туне муары,
Ломались ли души в куски,
Еще не по лотам тиары.
 
Встают из-за розовых парт
Трагедии и фарисейство,
И в провинциальный соц-арт
Вплетается низкое действо.
 
Но патриархальный уклад
Измерен до тайного срока.
Разлит по чернильницам яд,
А праведность выше порока.
 
 
™™
 
Когда б лицезреть и могли
Картины иные предтечи,
От бедной кривицкой земли
Равно излились эти речи.
 
Печали столетий былых
Народной молве не оплакать,
Из новых икон пресвятых
Сочится кровавая слякоть.
 
Что делать, фон Клейст, по стране
Идет перемена устоев,
И гаснет на длинной волне
Стон мелоса в «Banku przebojow».
 
Высок тридцать третий восход,
Но жжется небесное око,
И ранит нахлынувший год,
Как лезвие бритвы -- жестоко.
 
Хор гибнет, развенчан герой,
В убойной росе новый гений,
И Парки на вечный покой
Уходят до судных мгновений.
 
Высокий готический штиль
Расплавился в протуберанец,
На тысячелетия шпиль
Лег черного золота глянец.
 
Он бренную землю покрыл
Воздушной холодной вуалью,
Ан легче нет ангельских крыл
Пред грозной державною сталью.
 
Окрест содроганье небес
Библейских внимают колхозы,
А в центре -- унылый собес,
Неяркой фольгой блещут розы.
 
Долит сновидений эфир
В бальзам василькового сбора,
Порой украшает надмир
Банкетным сверканьем Аврора.
 
Увяз под воскресным дождем
Каблук твой в размешенной глине.
И счеты с судьбою сведем
Сейчас, и заглохнем отныне.
 


Возврат к списку


Александр Чистович 22.03.2014 00:27:29

В мириадах томов литературного искусства сложно обнаружить стих, равновеликий по мощи опубликованному маэстро Ясепкиным в День Поэзии на нашем сайте. Что есть эта, как писалось, невыносимая мощь? Мне кажется, рупь за 100, объяснить подобный свершившийся факт несложно, он где-то на поверхностном слое осознания присутствия, участия в возникновении творческого феномена. Мало ль великолепных мистических саг,вирш, эклог и прочей хуеты, их не перечесть за жизнь, сукой буду. Читатель непременно пропадёт, заблудится, может и погибнуть, читая охуевающую своей откровенностью поэзию ЯсепкинДа, публикуемую на нашем скромном сайте, так что выход у читателя в трансцендентальщину вполне обеспечен. Как, впрочем, и моментальный разрыв шаблона. Можно лишь двигаться вперёд, одев белые, но испачканные тапочки, в направлении к ложным маячкам, расталкивая эфемерид вместе с темными эльфами. Это не пиздотня, это - абсолютно наглая мистификация. Так вот, неимоверная тяжесть «Райцентра в метрополии» оттого происходит, что авторское стиховарево в сублимированной форме содержит Зло мировое, его страшный эстетический субстрат, художественную могильную пыль, у которой ничего уже не спросишь. Вопрос, как автору удалось запечатлеть на бумаге такого рода тягчайшую картинность вечного ада, создать картинную галерею всемирного зла, ответа не предполагает. Ответа нет, зато имеется безаналоговая готическая эпопея, выдержанная в таком постбиблейском каноне великого словотворения, что порою не веришь своему зрению. Праздник для снобов, месса для воцерковлённых, Голгофа для массовиков и последующая гибель для майдаунов вместе с ЯсепкинДом. Завалы его стихоформ действительно бездонны, меж тем высотки видны, ампир или барокко не должны вводить в обман, хотя базовая невежественность значительной части современной книгочейской элиты удручает и скрывает склонность к упрощению всякой проблематики. «Райцентр в метрополии» представляется лучшим образцом современного графоманства, причем реального. Короче-Сочи: ПАРАТРЮИЗМ соткан из  грозовой эфирной материи, Господь спешно выдёргивает из широких штанин свой заматеревший в вечности ремень с охуевающе жесткой пряжкой и начинает яростно наносить облагораживающие удары по разным, но многоликим ягодицам авторского афедрона.

Роман Барнет 22.03.2014 00:50:16

Yes, epkin! Я от Вас, сударь, охуеваю.

ВолодэнЪка 22.03.2014 08:35:39

Первые пять катренов, потом что-то щёлкнуло,видать сбой в программе и опять пощло-поехало: муары-тиары
И даже танковый стратег фон Клейст, поставивший всю Европу в  позу "миссионер" и  канувший в ГУЛАГе, в 1954 г. А может имелся в виду другой фон? Поди-разбери..

lanitoff 22.03.2014 20:21:50

ничего не понял

Ирма 23.03.2014 11:56:02

Какой диарейный автор

Человек Эпохи Вырождения 23.03.2014 17:51:07

а я наизусть всё учу, потом дам соблазняю руладами

Шева 25.03.2014 13:38:45

Александр Чистович 22.03.2014 00:27:29: суров. Но справедлив. /Пороть, батенька, пороть непременно/(с) Ибо иначе ЧЭВ всех дам обольстит. И что нам, сирым, останется?

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)