Публикации Написать письмо
Последние публикации

Поэзия

0
10.05.2015

На смерть Цины

Автор: Яков Есепкин
  Яков Есепкин
 
  На смерть Цины
 
  Четыреста восемьдесят девятый опус

   Молодое вино излием
   На стольницы владык всеодесных,
   Не дождался еще Вифлеем
   Бледных агнцев и музык чудесных.

   Полны кубки и внове столы
   Дышат мрамром, тиснят им фиолы,
   Иудицы ль одне веселы,
   Ах, не плачьте по небу, Эолы.

   Где морганы о злате горят
   И темнятся букетники мая,
   Наши мертвые тени парят,
   Над юдолию желть вознимая.



   Четыреста девяностый опус



   Губы в мраморе темная злать
   Выбьет нощно, фиол сокрушится,
   И тогда небесам исполать,
   Где еще сон безумцев решится.

   Милость звездная паче судьбы,
   Наши тени Геката лелеет,
   Холодны ли мраморные лбы,
   Сам Аид им венцов не жалеет.

   Из Вифании как нанесут
   Ангелки черных трюфлей и мела
   Райских яств - удушенных спасут,
   Чтоб всевечно музыка гремела.



Возврат к списку


Роман hastu Дих 11.05.2015 17:52:45

Яша... оно, конечно, ты весьма и весьма всё рассказываешь... вот только не замучился ли ты сам? я в своё время всю семью схоронил, и пока живой. смотри сам в опчем...

Александр Чистович 11.05.2015 20:40:31

Уважаемый Рома! Этот фантом - Яшка по неподтвержденным слухам уже как лет несколько покинул наш мир живых товарищей. Так что ...

Вита 11.05.2015 23:01:19

ну вот есть же штраф за превышение скорости.
почему бы не придумать штраф за превышение словоблудия, стихосложения и прочей хрени...:D

Яблочный спас 11.05.2015 23:05:05

Я, как человек ведущий с некоторых пор абсолютно трезвый образ жизни, с большим сожалением вынужден отказаться от поминок достопочтенной Цины.

Яблочный спас 11.05.2015 23:06:11

Выебет ночью так, что бедный фиол сокрушится ггг

Ебака бот.

Александр Чистович 12.05.2015 19:19:29

Иоганистый Гёте устами своего неиспровержимого с небес  Фауста, как, впрочем,  и Вилька Шекспир, заставивший стареющего  Лирунчика чесать без передыху своим англицким выговором, чотко и логично освещали ситуёвину вокруг своего сабжа. Они, какбэ, писали "о слепом", вернее о человеке, у которого выкололи прозорливые глазоньки и отрубили по плечики обе кисточки ручонок.  
«На смерть Цыны» – по моему устоявшемуся мнению итоговое литературное произведение аффтора. Хотя многие современные критики и литературоведы полагают Цыну выдающимся художественным явлением, фигура автора до сих пор остается загадкой. Писатель не дает интервью, его жизнь окутана тайной. Известно о переписке Есепкина с Н. Берберовой, Арс. Тарковским, И. Бродским, Ириной Одоевцевой, Ю. Кузнецовым, иными деятелями русской культуры СССР и Зарубежья, относящейся к периоду самиздатовской славы сборников стихотворений «Готика в подземке» и «Классика». Юный андеграундный гений сделался кумиром поколения восьмидесятых-девяностых. На рубеже веков Есепкин исчез из поля зрения литературной и художественной общественности. Между тем в самиздате России, Германии, Франции, США появились его книги «Палисандрия и Адонис», «Марс», «Перстень», «Барокко андеграунда», «Народная потусторонняя жизнь», «Пир Алекто», «Фессалоникские оратории», «Декаданс для N», «Порфировый шёлк», «На смерть Цины», «Антикварные пировые Вифании». Имя Якова Есепкина всегда было культовым знаменем андеграунда. Его сочинения официально не издавались, «На смерть Цыны» постигла та же участь. Опубликование книги в Интернете стало не только российской, но и мировой арт-сенсацией. Со времени издания «Архипелага ГУЛАГ» Александра Солженицына художественный мир не испытывал подобного эстетического шока. «На смерть Цыны» мгновенно распространилось в Москве и Петербурге и буквально взорвало современную литературную ситуацию. «Эпитафией деспотии» называют поэтический эпос её пассионарные фигуранты, нонконформистская критика расценивает «На смерть Цыны» как бессмертный памятник эпохи упадка, экзистенциальный феномен духовной литературы (учитываются компоненты соборного звучания, сакральной литургики, постбиблейской транспарентности). Вот одна цитата: «Величественное эпико-лирическое произведение «На смерть Цыны» становится символической эмблемой «русского века» и его литературным Эверестом». Участники многочисленных форумов считают, что «На смерть Цыны» возвратил русской литературе мировой статус. В путешествие по загробному миру вместе с автором отправились уже сотни тысяч читателей. Яков Есепкин повернул вспять течение отечественной словесности, создал скорбный и торжественный тезаурус, его нарочито архаическая лексика соответствует трагическому содержанию книги, повествующей о народной потусторонней жизни с дантовской реалистичностью. Действие переносится из эпохи в эпоху, нет времени, есть лишь ирреальное пространство, утверждает автор, доводя степень трагичности до древнегреческого канона. Русская литература обрела мировую вершину. Элитарии от изящной словесности последние десятилетия ожидали некоего чуда, явления литературного мессии. Колокол прозвонил. Удивительная для нашего времени художническая пассионарность сочинителя определяется пугающей знаковостью античного по мощи письма. Мистика во всём. Как и откуда могло возникнуть это глобальное тяжеловесное полотно, тем паче на фоне легкословных каверов Пелевина, Сорокина и К;. История изобилует примерами глухоты современников к гениальным безумцам. Но чудо уже с нами: человечеству навеян «сон золотой». Первая сравнительная параллель – с Данте. «На смерть Цыны» столь же полифоничен, имеет ряд внутренних констант. Хотя по объёму он несколько превосходит «Божественную комедию», автору удалось избежать повторов, здесь едва не каждое слово на вес золота. Вероятно, книгу эту будут оценивать грядущие поколения, нам вряд ли стоит стремиться к разгадке феноменальности «Цыны», слишком велик соблазн упрощения либо остранения (Шкловский) космополисного бездонного пространства, открывающегося по вторичном и последующих прочтениях. Автор привёл пушкинскую ямбическую рать к солнцу Аустерлица, а на солнечных берегах реки Леты образовались гигантские трагические «гравиры». Пророков мрачность есть единственно возможное условие их явления, данная теза Гёте подтвердилась опытом Есепкина.

Александр Чистович 12.05.2015 19:22:01

Короче-Сочи. Докладываю: нагрел бронзовую кочергу до ультрафиолетового свечения и засунул в жопу Есепкину, пусть обретёт тепло хоть в своём заднем проходе...

Роман hastu Дих 15.05.2015 14:58:01

Александр Чистович 11.05.2015 20:40:31
Яблочный спас 11.05.2015 23:05:05
Александр Чистович 12.05.2015 19:22:01

понял... фигасе... Эдгар По туц своего ворона удавил бы нахЪ...

Вита 15.05.2015 23:00:36

Чистович, где вы эту информацию откопали.
вполне себе такая пропаганда "идиотизма" :D
а этим западникам абы только очередного идола славить. уроды. ну не дать -не взять - туземцы.

ВолодэнЪка 16.05.2015 06:47:03

..нравится читать абра-стихо-кадабры Якова, вокабулер и моск тренирует.. уж лучше Есепкин, чем коменты Чистовича.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)