Публикации Написать письмо
Последние публикации

Поэзия

0
04.02.2017

На смерть Цины

Автор: Яков Есепкин
Яков Есепкин
 
На смерть Цины
 
Пятьсот тридцать шестой опус
 
Славен пир и велик отходной,
Персть ночная меловниц ворует,
Столы яств и юдоли земной
Кто вкушал, ныне звезды чарует.
 
Се емины златые от вей
Белоликих царевен уснувших,
Мы и сами альтанок мертвей,
Дней не помним и теней минувших.
 
Яко свечки затеплит август,
Как лилеи еще отемнятся,
Излием со всемраморных уст
Желть и хлеб, кои ангелям снятся.
 
Пятьсот тридцать седьмой опус
 
Цита, Цита, о хвое таись
И серебро темни, аще яды
С вишней сахарной паки, веись,
Будут ангели помнить коляды.
 
Я узнал хищный выблеск зениц,
Увивайся опять мишурою,
Хватит в мгле прикровенных темниц,
Назовешься там царской сестрою.
 
Только юны шелковый покров
Отиснят диаментом и мелой,
Воспорхнем со алмазных шаров
Надо перстью сией онемелой.


Возврат к списку


Александр Чистович 04.02.2017 23:37:52

А, вот, у меня появилась догадка: а может этот хороший парень выводит здесь и сейчас творчество своего компа?
Что-то очень даже может быть. Сработал прогу на массиве какого-нибудь вордовского словарика и шлёпает по клаве, засылая там разные какие пасхально-печальные темы? А Цина - это если у вас полноценный инсульт с полуфекально-мочевой диареей, то вместо названия общеупотребительных лекарств (Синтомицин, тетрациклин, соплевытерин, хуйсосин и т.п.) товарищ в полемическом пылу и высказывает тормошащее его сознание имя санитарки. А всякую нормальную санитарку звать Тамарка. Давай тебе я рану привяжу... (там так было: "Летят по небу самолёты-бомбовозы, а я весь израненный лежу. Ко мне подходит санитарка звать Тамарка ....")

Яблочный спас 11.02.2017 23:00:21

Сикось-накось бггг

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)