Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
13.04.2012

Двадцать шесть

Автор: Виктор Мельников

Несколько месяцев назад я познакомился через интернет, в одноклассниках, с Любовью. Она из Москвы, 26 лет. Не помню, как! Был пьян. 
Помню только её высказывание под моей студийной фотографией: «Какой пронизывающий взгляд! Я прочитала несколько твоих рассказов». 
Я ответил, спасибо!
Потом написал статус, есть ли у кого интимные истории, делитесь со мной. И тоже был пьян, когда это писал. То есть, как обычно, не помнил, что делал (я считаю себя алкоголиком, и это та самая правда, которая столкнулась с другой правдой, о которой хочу рассказать). 
Отозвалась Любовь. Она спросила:
- Ты хочешь узнать мою историю? 
- Да, - ответил я. А сам подумал, зачем мне это?
Вечером мы списались с ней. 
- Я больна СПИДом. Что ты на это скажешь? – сразу рубанула она. У меня аж перехватило дыхание. Такую правду, однако, скрывают. Ото всех. 
- Сочувствую.
- И всё? Что ты подумал, когда я тебе это написала?
- Это всё равно, что сесть в автомобиль и попасть в аварию, разбиться насмерть.
- Наверное, ты прав, Виктор, - сказала Любовь. – Я хочу выговориться. 
- Можешь начинать, - мои ответы, наверное, казались ей циничным. Но я, правда, не знал, что ей сказать, как успокоить. Да и надо было ли это делать?.. Момент истины – и эта девочка зацепила меня за живое, во мне появилась жалость, пропала чёрствость. 
Любовь я ни разу не видел. Даже фотографии её были для меня закрыты. На подсознательном уровне я понимал, что надо девушку выслушать. Ещё она говорила, что много друзей потеряла. Остались лучшие. Их мало, но они остались. Любовь была одинока, как и я сам. И это, видимо, нас связывало. Бездна бездну ищет.  
Потом она дала ссылку на свои фотографии. Она мне понравилась. Любовь оказалась симпатичной блондинкой. Два фото были эротическими, сделанными в студии. 
- Как тебе мои вишенки? Правый бок у меня в шрамах после операций, поэтому наложена ретушь.  
- Ты красивая.
- Спасибо! Я сейчас в Томске, Витя. Мама умерла, с бумагами верчусь. До связи! 
Прошло два дня. Пришло сообщение. Любовь писала следующее: 
- Ну что ж, я начну, пожалуй. Небольшая предыстория, - начала она издалека. - Родом из Томска... Родители развелись, когда мне было годика три. Папа москвич. Мамочка самый добрый в мире ангел! По какой-то до сих пор не понятной мне причине, мои родители решили, что мне, тогда уже десятилетней девчонке, будет лучше пожить с отцом, в Москве!.. Лучший лицей столицы, репетиторы, школа танцев, школа искусств, и в итоге, с золотой медалью окончила школу, поступила в АТ и СО (академия труда и социальных отношений) на факультет финансов, всё удачно, складно, звучно!.. Редкие встречи с мамой, частые ссоры с отцом из-за возрастных каких-то капризов моих. В итоге - желание поскорее стать самостоятельной! 
И тут папа сообщил неприятное известие... он женится! Ах, так! Значит, я буду в подчинении у какой-то женщины, не понять какой?!! Мой протест выражался уже не в ссоре, не истерике, я ушла из дома! Но ушла замуж! С Русланом мы познакомились на одном из праздников наших общих знакомых, взрослый мужчина, мне 17,ему 24, мне казалось, что он знает всё на свете! Я не скажу, что это была большая любовь, скорее первая наивная влюблённость... и я сбежала с ним, ровно в тот день, когда мне исполнилось 18. Был первый секс... и первое разочарование, потому что кроме боли я не испытала абсолютно ничего...
Но заботой и пониманием он всё-таки меня пригрел, и мы начали наши отношения уже как пара. Я училась, он работал... я даже и не предполагала, откуда он берёт деньги, какая у него работа, меня всё устраивало, отец тем временем занимался своей жизнью, обо мне как-то и подзабыл даже. Вроде бы совершеннолетняя стала, значит, отдаю отчёт своим поступкам, но отцу всегда не нравилось, что Руслан по национальности чеченец, всегда спрашивал, не обижает ли он меня, с подозрительностью и осторожностью относился к моему избраннику. Мама благословила меня на семейную жизнь и с пониманием отнеслась к моему поступку... 
Руслан хотел детей, но мне не хотелось торопиться и рожать, ни в 18, ни в 20 лет... в 22...после окончания академии я всё-таки решилась на ребёнка. Недостатка в деньгах не было, и, если  мне бы захотелось пойти работать, проблем бы с нянечкой не возникло... я подумала и решила, что, наверное, уже пора... забеременела... Посетила всех необходимых врачей... начался процесс ожидания. Вот округлился животик... вот первые снимки с УЗИ... счастливый Руслан, прыгающий от радости - сын! У него будет сын!.. Первые толчки ножек нашего крохотного комочка в моём животе... я радостная и счастливая ходила, как будто носила рюкзачок с богатством, довольная до жути собой, важная вся такая - будущая мамочка!
На тот момент в своей жизни я не знала потерь, не знала, как больно потерять близких людей, как вести себя на похоронах, когда в гробу лежит тело твоего близкого, ещё невыносимее, родного человека… Моему малышу было 6 месяцев. Утром он особенно активно пинался в животе, и мне казалось, что он будит меня, заставляет проснуться раньше, чем обычно, чтобы подышать ещё свежим, не прокалившимся выхлопными газами воздухом… выпить свежевыжатый сок... улыбнуться новому дню. В тот день Руслан нервничал и уехал на работу почему-то злой и агрессивный, а днём позвонил и запретил выходить из квартиры - и так было несколько дней, я сидела в квартире одна. Нельзя было разговаривать по телефону даже с мамой, нельзя было подходить к окнам и раздёргивать занавески, я, конечно, догадывалась, что он занимается не совсем законными делами, но мы семья и я не смела спрашивать то, что меня категорически не касалось. И он всегда на мои вопросы о работе отвечал, что это мужское дело - зарабатывать деньги! А я хранительница очага и просто женщина, со всеми вытекающими последствиями (в тот момент я ещё не понимала, насколько фатальным станет это определение для меня). Потом мы уехали за город, быстро, впопыхах, без необходимых вещей... Руслан сказал, что мне нужно выехать за границу на время, и рожать я должна не в России. Но тут взыграло во мне непонятное буйство! Я испугалась за него... дура! Если б я тогда знала, что случится, я бы бежала вперёд самолёта оттуда... В тот день я потеряла ребёнка... скорая добиралась несколько часов... малыш родился мёртвым…
После этого моя жизнь пошла под откос. Когда меня выписали, Руслан ушёл из дома, я осталась одна. Сначала тупо сидела и выла, потом стала встречаться с подругами, выпивали, начались ночные посиделки в клубах, пришли наркотики, таблетки, энергетики и, конечно, появились друзья-паразиты,  ну а что ж, бабла немерено, я всех угощаю! Несколько недель я тупо убивала себя спиртным, пока Руслан не выдернул меня из одной таких тусовок, увёз к своим родственникам на дачу, где я часто слышала шушуканья: не могла родить наследника... нездоровая, мол, что за жена такая, даже ребёнка не уберегла. В итоге новый приступ депрессивного психоза... и ругань с Русланом... я снова в Москве, где снова та же компания, снова дикая боль в душе от осознания, что я не нужна мужу, потому что не смогла выносить. И он стал изменять! Сначала тайно, потом открыто, а я по-прежнему жалела себя...
В этот период были сделаны самые ужасные ошибки в моей жизни: окончательное отречение от отца, обвинение его во всём, что я только смогла придумать, от одиночества мамы (они развелись, когда я была крохой) до его новой пассии чуть ли не моего возраста. Типичная дурость и поиск виноватого, крайнего, о чём, конечно, после я очень сожалела и сожалею до сих пор… 
Последовало молчание. Любовь исчезла на несколько дней.
Потом появилась снова, она продолжила рассказ: 
…Я просто хочу сказать всем тем, кто перестал верить в сказку - терпите... Просто терпите все эти больные времена и кровоточащие раны... Я знаю, каково это. Месяцами ненавидеть утро... И реветь из ночи в ночь. Из ночи в ночь... Скулить и разлагаться по плитке в ванной... Отрекаться от жизни, потому что жизнь отреклась от тебя. Я знаю, как молчит телефон... Как предательски в "мои сообщения" подбрасываются чужие имена и нелепые "привет-как-дела?". Я знаю, каково это. Когда весь ты из боли... И всё твое существование боль... знаю, как умирает вера, и не стану скрывать, моя вера умирала не раз... А сейчас?.. Сейчас пустота... 
Разве можно объяснить, что такое разочарование?.. Легко возненавидеть всех... и  всё... и  приходится уговаривать себя - жизнь не так плоха... и бывает счастье. И счастливые люди... Просто - мне не повезло, но - обязательно повезет, в другой раз... так устроена жизнь...
Я её прервал, сказал:
- Хватит! Ты убиваешься, когда это пишешь, я вижу. 
Но она не могла успокоиться:
- Я хочу выпить, Витя. Отлучусь на минутку…  
Я ждал. Несколько минут…
- Ты не представляешь, насколько сейчас мне плохо! Он уродовал меня, насиловал и рвал на куски! Но не успокоился на этом. Он мне однажды сказал, что я всю жизнь буду его помнить… Так и есть! Он заразил меня ВИЧ! Через шприц. У меня вторая стадия. Врачи дают от двух до двенадцати лет…
Начиналась истерика, это чувствовалось. 
- Не вздумай мне писать о прошлом! – попросил я её. – Всё! Сжалься над собой! Я тебя прошу, ладно? Пиши настоящее, как есть. Ага? 
Я попытался её успокоить.
- Как есть?
- Да.
- Хорошо. Есть следующее: у меня развился никроз печени, сделали несколько операций в Хайфе, удалили желчный пузырь, чистили кровь, посадили на морфин, теперь я инвалид без права на нормальную семейную жизнь. Настоящее радует? При всём этом у меня год был молодой человек, который ждал.  Я тебе начала это рассказывать к тому, чтобы спросить в итоге: как бы ты поступил в моей ситуации? Смог бы ты быть с человеком, который готов тебя принять даже с ВИЧ, но при этом каждую ночь, ложась в постель, подвергать его риску?
Я не представлял себя на её месте. Она, видимо, это чувствовала, спросила снова:
- Как бы ты поступил в моей ситуации? 
- Не смог, - ответил, чуть подумав. 
- Что не смог?
- Подвергать человека риску.
- Вот и я не смогла. Мы с ним остались друзьями. Секса не было. Только петтинг. С презервативом. Но я его люблю!
Она замолчала. Видимо, пила. 
Я вспомнил стихотворение Чарльза Буковски, но не стал ей писать. Процитировал для себя: 

солнце почти взошло
дрозд на телефонном проводе
ждет
пока я доем вчерашний
забытый сэндвич
в 6 часов
тихого воскресного утра

один ботинок в углу
стоит вертикально
другой лежит
на боку

ага, некоторые жизни созданы для того, 
чтобы их просрали

Я написал:
- Хочу сделать тебе подарок.
- Какой? – оживилась она. Я был уверен, что она сейчас пьяна. А у неё больная печень. 
- Выслать свою книгу. 
- Буду рада. 
Она прислала точный московский адрес. А ещё пригласила в гости.
- Ты часто бываешь в Москве?
Я сказал, что занят до конца лета, работаю. И это была правда. Я боялся заразиться СПИДом. 
Это не излечимо. Ибо готов был лечь в  постель хоть с самим чёртом в женском обличии, если он понравится! А последствия – вот тут часто и не задумываешься об этом. Ведь Любовь была мне симпатична. 
На следующий день я подписал книгу и пошёл на почту.
Переписка ещё продолжается. И будет продолжаться, думаю, как минимум два года.    
(Этот рассказ я ей так и не показал.) 

10.04.2012



Возврат к списку


Чиж 13.04.2012 08:35:18

что-то личное

Чиж 13.04.2012 08:50:40

а личное очень неправильно, если "так и было"
истинными должны быть только пережованные эмоции, да и то после щелочения изрядного

Улисс 13.04.2012 17:49:24

"...И реветь из ночи в ночь. Из ночи в ночь... Скулить и разлагаться по плитке в ванной... Отрекаться от жизни, потому что жизнь отреклась от тебя. Я знаю, как молчит телефон..."

Ребятушки, ну может хватит уже соплей, а?
Вроде взрослые же дядьки, а вони - как от обосравшейся институтки. Стыдно в самом деле...

Владимир Поярков 13.04.2012 20:30:34

Да ладно тебе. русская душа очищается через слезы.

ВолоденЪка 13.04.2012 21:22:31

Мертворождённые  дети, баян  со Спидом ..Врачи дают от двух до двенадцати лет…
Не знаю  плакать  или  смеяться ,но в  Одноклассники ни ногой ,какой-бы  пьный  не  был !

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)