Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
07.06.2012

КАУЧУК

Автор: Виктор Мельников
(Из старого, 2008 год.)
---

1
Иду в бар выпить пива.
Заведения, подобные этому, имеют один и тот же запах: кисло-рыбно-прокуренный.
Беру два бокала пива, фисташек.
Вечер только начался, а уже почти все посетители - дрова! Интересно, это зависит от некачественного дешёвого пенистого напитка или от состава посетителей?
Много женщин. Полупьяных. Все – затасканные: этих я называю бабами. Они ищут грязного секса, а иначе – разве можно появиться уважающей себя даме в таком обществе?!
Но на них мало кто обращает внимание. В последней стадии опьянения некоторые из мужчин начнут приставать к ним, - какая потом уже разница! Конечно, жаль весь скотный двор, но ничем не поможешь…
Часто сам бываю в подобном состоянии… Но у меня оправдание – трезвый пьяного не понимает. В данный момент.
Пока я не в форме, чтобы напиться. Литр пива – это не показатель.
Допиваю остатки, выхожу на улицу, закуриваю. Чем бы заняться?
Достаю сотовый телефон, звоню Ленке.
Ленка – проститутка. Работает в «Эскорте» - элитное агентство продажной любви. Раз элитное, значит лучшее, значит дорогое. Но за хорошее обслуживание – денег не жалко.
Возвращаюсь домой.

2
Я заказываю только Ленку. Она мне нравится. Можно сказать, она красавица. Описывать внешние данные – это всё равно, что алкоголика выводить из похмелья заочно, рассказывая ему басни о водке и не давая выпить; у каждого свои представления о красоте, как и о вреде алкоголизма.
Ей двадцать пять лет. Как она говорит. Я даю больше, но это не важно.
Дома делаю уборку, жду.
Сутенёр привёз девушку в назначенное время. Я открыл дверь. Он зашёл первый, она – следом. Ленка остановилась возле меня, он, не разуваясь, пошёл через прихожую в одну комнату, в другую, выискивая, как ищейка, непонятно что.
- Всё нормально, шеф, - говорю. – Ты не в первый раз здесь. Я живу один.
- Положено.
- Ты, как ментяра, - смеюсь.
- Я – он и есть.
- Бывший, - шепчет Ленка в моё ухо. Возбуждает.
Он выныривает из кухни, смотрит на часы:
- Время пошло. В два часа ночи я звоню в дверь.
Уходит. За ним запираю дверь на все замки.
Ленка сидит в кресле, нога за ногу. Длинные тонкие ноги оголены выше колен до неприличия. Я любуюсь ими какое-то мгновение. Она улыбается. Редкое явление для проститутки. У неё ровные белые зубы - пока никто не бил, видимо. Это - такая же редкость, как гроза в Антарктиде.
- Витёк, с тобой я отдыхаю. Уморили меня сегодня. Давай чуть позже, а?
- Как скажешь, - говорю. – Мне не горит.
- Не ври. Горит, ещё как! Иначе – не вызывал бы.
- Угадала. Но ты заметила, что третий раз я хочу только тебя. Не знаю, что буду делать, если уйдёшь из агентства. Не дрочить же!
- Я девушка красивая, - она оголяет сиськи и два тёмных соска нагло смотрят на меня, - знатная… Короче, хватит разглагольствовать, – я жрать хочу!
- Проголодалась, девочка, - я целую соски поочерёдно, - еда на кухне.
Ленка отталкивает меня, вырывается из рук.
- Чуть позже, Витя.
Она сама открывает холодильник, достаёт ветчину, майонез. Я отрезаю хлеб.
- Чай заваришь? – просит.
- Могу водки предложить.
- До утра ещё успею набраться. Не стоит!
Включаю электрочайник.
- А я выпью.
- Для храбрости? – она издевается надо мной с забитым ртом. Но не зло.
- Шутка неудачная.
- Неприкасаемый! Шутка может быть и неудачная, но, когда твоё чудовище входит в мои дырочки, здесь не до шуток, - она смеётся заливным обаятельным голоском. – Тебе нужна лоханка. У нас в «Эскорте» есть Жанна. Могу посоветовать.
- Жанна из тех королев, кто любит роскошь и ночь?.. Учтём на будущее. Она хоть ничего? Внешне.
- Тебе понравится. Я и Жанна – самые востребованные девушки...
- Интересно. - Я наливаю сто грамм водки, выпиваю, занюхиваю душистыми волосами Ленки, закусываю кусочком ветчины. – Закажу вас двоих. После.
- Валяй! Мы тебя затрахаем!
- Уверена?
- Уверена. На сто процентов.
- Посмотрим. А не боишься, что Жанна придётся мне по вкусу?
- Я не ревнивая, Витя, - голос Ленки завибрировал.
Разговор ни о чём продолжается ещё минут тридцать. Я даю девчонке отдышаться от предыдущих клиентов.
- Этот урод, что с тобой приехал, - где он там стоит, внизу? – что он ищет, что ему нужно?
- Ты заказываешь девушку для себя, один. Бывали случаи, что в подобных ситуациях некоторых из нас ждала группавуха. Шесть, а то и семь человек. Поверь, это страшно. Обычно без побоев не обходится. Дважды сама попадала в подобные ситуации. Живого места нет. Неделя потеряна. И для меня. И для маман.
- Понятно. – Я закуриваю сигарету.
- Ещё он смотрит, пьян ты или трезв. К пьяным нас не пускают. Но в процессе работы – можно, и нам, и клиентам.
- И всем руководит женщина?
- А ты не знал, что ли?
- Откуда мне знать.
Ленка и я идём в душ. Первый выхожу я.
Я раздеваюсь, ложусь в постель.

3
У нас с ней всё по-домашнему, как у мужа с женой. Разница только в том, что, в конце сексуальной гонки, я достаю рубли, отсчитываю положенную сумму, расплачиваюсь. Сделка совершена. Каждый остался довольным. И продавец, и покупатель.
А там, внизу, под балконом, сидит сутенёр в машине. Он ждёт Ленку. И он готов по первому зову, наверное, прийти ей на помощь. Получится?
Но я её и пальцем не трону. А вот его побил бы. Морда лица сутенёра просит кирпича! Есть люди, которым желание помочь возникает безвозмездно, так они выглядят; или излучают флюиды жертвы, если за ними наблюдает психически нездоровый человек. А есть такие люди, которым выписать пиз…й как сказать "здрасти" хочется – каучук.
Теперь я понимаю, почему маньяки редко ошибаются в выборе жертвы. Она, жертва, сама притягивает насильника: то ли поведением, то ли внешностью, то ли чем-то ещё… Ленка – уже жертва тех обстоятельств, вогнавших её в древнее ремесло. Да, со мной она оживает, с другими – черствеет (самозащита), превращается в резиновую женщину…
От злости я сжимаю челюсти. Звук скрежещущих зубов приводит в себя.

4
После секса – как разбитый арбуз, с тебя течёт, ничего не хочется. Я удивляюсь в работоспособности рабынь любви – ведь это не в кайф! Несколько раз в день с кем попало! Я у Ленки не последний за сегодня. А кто следующий? Конь в пальто?
Сверх положенной суммы кладу три сотки.
- Нормально?
- Витенька, ты мой любимчик. А Жанночка – она не достойна такого клиента. Она, понимаешь, дура. Ей подавай мальчика с обложки!
- Я тебя не променяю, не боись. Но ты сама меня заинтриговала.
В оставшееся время я накатил три рюмки водки.
Ровно в два часа раздался требовательный звонок в дверь.
- Мне пора, Витюля!
- Вали. Как зовут-то этого сутенёра-мента?
- Вадик. - Она идёт на выход.
- Почему я не люблю это имя, а? Ленка, ты не знаешь?
Меня целуют – это новенькое что-то. Я открываю дверь, выпускаю девушку.
- Вадик? – обращаюсь к долговязому пареньку. – Мне тебя так представили. Эээ… значит, ты мне не нравишься. В следующий раз приедешь вместе с Ленкой, то получишь точно так же, - и бью его в лицо. Прикладываюсь изо всех сил, он летит по лестничному маршу вниз.
- Что ты делаешь! – орёт Ленка на весь ночной подъезд. Эхо, исходящее от стен, усиливает крик.
Она подбегает к Вадику, который не двигается, опускается перед ним на колени.
- Брось его, сам очухается.
- Ты меня подставляешь, - она смотрит бешеными глазами. – Обслуживания больше не будет, дурак. Не в моих силах сделать невозможное – тебя накажут!
Подхожу к Вадику. Он потерял ориентацию и не может подняться. Я его ещё разок пинаю ногой в рёбра, он хрипит.
- Убьёшь, успокойся!.. Сволочь!
- Таких не жалко, - я завожусь от того, что Ленка пытается остановить меня.
Я бью его второй раз кулаком в нос и чувствую хрустящую мягкую кость переносицы. Вот теперь он теряет сознание – точно. И в этот момент чувствую ощутимый пинок в пах.
- Сволочь, ты!
Ленка тут же получает «леща» по щеке! Секундная пауза – и она ревёт, захлёбывается слезами, выступившими из больших красивых глаз.
- Он ничего не сделал…
- Уверена?
- Да!
- И что ты хочешь этим сказать? Он – хороший, а я – плохой, так что ли?
- Я говорю – ты безмозглое животное, зверь…
Взваливаю пострадавшего на плечо, спускаю к машине – он тяжелый, хотя и худой. Ленка находит ключи в карманах его брюк, открывает дверь. Сажаю бесчувственного Вадика за руль старенькой «шестёрки».
- Сиди с ним. Придёт в себя, скажи, если привезёт тебя ко мне опять – получит, как я обещал. Он, думаю, всё прекрасно усёк. Поняла? А лучше сама отвези его в больницу, водить ты умеешь, думаю, – и ухожу.
- Следующего раза не будет, - слышу. – Не надейся.


5
Дома допиваю бутылку водки.
Не нахожу себе места. Блядво, нашла кого жалеть! Себя уважать надо в первую очередь. Я удивляюсь… Правда заключается в жёсткости слов и в силе кулака, а чем жестче слова и костлявей кулак, тем правдивей сказанное в лицо.
«Шестёрки» под окном нет. Значит, не сомневаюсь, будет жить… Вадик… Такие живучие!
Я закуриваю сигарету из пачки, забытой Ленкой.
Откуда у меня взялось столько силы для удара? Это от злости. Нет злости, нет поставленного удара. Иногда я плохо о себе думаю.




Возврат к списку


Спас 07.06.2012 22:26:26

Если денег не далко - на кой хрен идти в вонючую разливуху? Купил бы бренди и дома сандалил на спокухе.. Не разве? А там и шлюшку взял на остатошные попутные. Да и до утра приплатил бы блядюшке. Как то нерационально, Виктор.

Спас 07.06.2012 22:27:07

Жалко фсмысле. Прости.

Ирма 07.06.2012 23:40:39

То что дома не сидится понятно. Бывают вечера, когда ноги несут. Я даже могу понять, почему захотелось ударить сутенера. Но чего-то не хватает. Есть момент скомканности. Эмоции немного не раскрылись что ли. Усталость осталась. Это да. Это передано. Эмоций между Ленкой и ЛГ нет. ИМХО, конечно.

Виктор Мельников 10.06.2012 23:19:18

фсё верно, наверное

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)