Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
23.07.2012

Раб божий

Автор: повасик
Раб божий
Экстренное собрание администрации Столичного района СПб ничего хорошего не сулило. Народ, почему-то оторвали от обычных дел, начальникам отделов велели  обеспечить стопроцентную явку населения. Народ в вестибюле вежливо переговаривался, шурша листками захваченных с собой документов, кто-то вспоминал прошедшие выходные,  кто-то – дежурно заигрывал с дамами из чужих отделов, цель собрания никому не была ясна. Наконец появился глава района, двери в конференц зал распахнулись,  народ медленно  расселся . Глава  Антон Антонович с замом заняли место в президиуме. Хозяин района  встал,  медленно осмотрел полные внимания лица, выдержал паузу и начал.
— Господа, все вы знаете, что время в котором  сейчас живём, нам досталось не простое, сложное, и поэтому  мы, динамично развиваясь, должны не отставать от темпа эпохи— Глава выдохнул. Нашему с вами району выпала большая честь, стать передовым отрядом нового времени, флагманом инноваций и вымпелом некоррумпированной экономики России— глава опять выдохнул  и взял паузу. Народ в зале напряженно вслушивался, перспектива стать флагманом и вымпелом,  очевидно, не прельщала дремучий чиновничий состав.
— Решением правительства Российской федерации на территории нашего района, пока только нашего,  в рамках национального проекта, принят закон, на федеральном уровне, о поголовном введении ислама. Глава сглотнул и опять замолчал. Вы должны понимать меру возложенной на вас ответственности, и давайте постараемся достойно справиться с возложенной на нас задачей. Ислам должен быть принят на территории нашего района в кратчайшие сроки и в полном объёме. Виновные в срыве правительственного задания будут наказаны по всей строгости закона, сейчас время, когда церемониться никто ни будет. Глава демонстративно посмотрел на мелированную голову прокурора района. Ислам должен быть принят полностью, качественно и в кратчайшие сроки.
Возникшее в зале молчание и оторопь стала сменяться тихим гулом. Можно было различить фразы типа— Какой ислам?, я прослушал, что сказали? Первое апреля.
Глава, вняв мыслям народа,  обратился к залу. — Не ослышались, и не первое апреля, я, кажется, чётко русским языком сказал,  ислам должен быть внедрён. Решение принято на самом высоком уровне, глава района закатил глаза,  как бы обращаясь к богу, к какому именно в контексте последних событий уже было не понятно. Попрошу всех начальников отделов к концу рабочего дня подготовить мне служебные записки по реализации национального проекта ислам. Через пятнадцать минут прошу всю верхушку ко мне в кабинет для более детального разбора, не забывайте, мы госслужащие,  передовой отряд современной России и должны служить примером для простых граждан.
В зале опять восстановилась мёртвая тишина, народ медленно осмыслял сказанное, но уложить подобную информацию даже в исполкомовский,  малочувствительный к нововведениям мозг, было, мягко говоря, трудновато. Может, глава района просто сошёл с  ума. С разных мест почему-то послышалось ущипните меня. Затем весь зал огласили визги, особенно громко визжал начальник РУВД района, которого ущипнули сразу пять человек, и начальник юридического отдела,  Ниночка Ивановна,  тоже видимо не обделенная вниманием коллег. Да, на коллективный психоз  вроде не похоже. Но что это, как это, откуда распоряжение . С самого верха? Некоторые уже схватили мобильники и начали отзванивать корешам в другие районы . Впрочем волнение коснулось отнюдь не всех членов коллектива, например весь жилищный отдел, вместе  с руководителем Музафар Саидычем, мирно улыбался, поглядывая на окружающих, очевидно радикализм мер, по стабилизации экономической ситуации в отдельно взятом районе обновлённой России, многим из исполкома был вполне по душе.
Спустя пятнадцать минут, официальная элита Столичного района  полным составом сидела в кабинете Главы. Войдя, он сразу взял слово .
— Повторяться не буду. Задачи я обозначил чётко. Ситуацию немного прокомментирую, чужих здесь, надеюсь, нет, глава подозрительным взглядом окинул публику, вчера в Смольном на приёме у губернатора сам глава показал пальцем на один из двух висевших портретов, понимаете кто , в городе с неофициальным визитом. Подозвал меня лично и сказал, что это новая часть большого экономического плана по созданию мирового мусульманского сообщества с единым энергетическим потенциалом и единой финансовой системой, во главе этого сообщества должна встать Россия, а для этого необходима, как вы поняли, небольшая  модернизация  на,  не побоюсь этого слова,  идеологическом фронте. Нашему району и лично мне оказана большая честь,  стать, так сказать, первопроходцами, так сказать, я в свою очередь не пожалею,  так сказать,  никаких сил для реализации, так сказать, поставленной задачи, было видно,  что глава нервничает. Народ молчал, первый шок уже прошёл, но ситуация всё-таки несколько смущала.  Нарушил тишину зав экономическим отделом.
— Антон Антонович, простите, а какие ассигнования на проект и как будет составлена смета?
— Ну, подождите, информация совсем свежая, относительно бюджета буду сегодня созваниваться, появятся конкретные цифры, вы их узнаете в первую очередь. —
— Антон Антонович, поднял руку зав отделом физкультуры и спорта, оно конечно дело важное, только ведь эти, как их, исламисты, они же себе вроде обрезание делают. —
В воздухе опять нависла напряжённая тишина. Первым разрядил обстановку глава
— Да, но эта проблема вполне решаемая, конечно присутствуют определённые технические трудности, но мы их решим. Вопрос зав райздраву, как  сможем организовать тотальное обрезание всем жителям нашего района? Заведующий отделом здравоохранения резко встал, от волнения опрокинув стул.
— Антон Антонович, вы конечно простите, но в районе около полумиллиона населения, у нас десять взрослых поликлиник и пять детских, то есть каждая поликлиника должна обрезать по тридцать тысяч, это много, да и кадров у нас нет. Заведующий сильно нервничал, поэтому приготовился приобщать  к исламу подобным образом и женщин.
— Что значит, кадров нет?—  Антон Антонович нахмурил брови. Изыщи резервы, чем твои врачи вообще заняты, как учиться за счёт народа, это они могут, а как Родине помочь,  так сразу в кусты, ничего, ничего пускай вспомнят,  кому клятву Гиппократа давали, или они у тебя только взятки брать умеют. Глава подмигнул начальнику РУВД и продолжил
— Привлечь надо значит к национальному проекту не только урологов или там хирургов, а всех,  и участковых и зубных врачей. Операция-то пустяковая, я знаю.  Присутствующий народ после этих слов начал вспоминать, что секретарша Антон Антоновича рассказывала, будто проблема у него решена ещё в детстве из-за какой-то болезни. Говорили даже, что подлые коновалы, презрев данное Гиппократу обещание, были небрежны и отхватили лишнее. Так или не так это было  сказать теперь  трудно, но согласно сплетням, распускаемым женской половиной администрации,  гигантом глава района не являлся, врачей он, кстати очень не любил,  может быть в силу выше указанных причин. Короче, все эти стародавние слухи в контексте новой ситуации, становились, как никогда, актуальны. Большинство сидящих в кабинете мужчин инстинктивно сжали под столом ноги, ждать милости не  приходилось.
— Товарищ райздрав,  установка понятна? Садись.
— Садись, садись— начальник РУВД дружески подвинул стул соседу.
— Финансирование дайте. — голосом камикадзе,  просящего о последней рюмке саке перед подвигом, произнёс главный Айболит района.
— Дадим, дадим, деньги будут, не волнуйтесь, не за просто же так веру меняем. Национальные проекты финансируются приоритетно, вы же знаете.
— Простите, а как будем всё это организовывать? Подал голос нач отдела районного хозяйства. Как народ будем на это мероприятие загонять, как отчитываться, что со старой верой делать? Не понятно.
— Ну, относительно старой веры, указаний пока не поступало— Глава был весьма бодр. Конечно,  в один присест всё не сделать, осуществлять переход будем поэтапно. В первую очередь примером должны послужить мы сами, я имею в виду всех работников администрации и сопредельных служб, дальше пойдут бюджетники, детские сады там,  школы, поликлиники. Начальник РУВд лично отвечает за наведение порядка в вверенных структурах, и  проведение мероприятий. Возможны рейды по квартирам, пускай эти,  увошники займутся,  под видом проверки сигнализации, тут дело не простое,  одними пряниками не обойдешься, народ тоже от старого просто так не отойдёт, поэтому с силовиками по национальному проекту будем тесно сотрудничать. Что ты нам, Иван скажешь?— глава дружески хлопнул зав РУВД. Тот медленно встал и тяжело выдохнул.
— Вы конечно Антон Антонович извините, но пока официального приказа из главка не будет, мы работаем в обычном режиме, тем самым обеспечивая правопорядок на вверенной территории. — Начальнику РУВД было невыносимо душно, солёный вкус пота висел на языке. Я в главк звонил,  там никто ничего не знает, мне бы письменный приказ. — пот уже начал застилать глаза.
— Ах, вам приказ письменный нужен. В главке не знают, значит, не должны они пока в главке знать. Вы Иван Константинович себя, что отдельной властью считаете, времена теперь не те, я уверен вы обязаны дать людей для реализации общего дела,  или милиционеры твои то есть полиционеры, тьфу ты в общем подчиненные твои только взятки могут брать. Глава подмигнул прокурору района, тот в свою очередь блаженно улыбнулся.
Прокурору было грустно, почему на утреннем заседании, когда люди кричали, ущипните меня,  их щипали, этого малообразованного потного мужлана зав РУВД вот целых пять человек ущипнуло, каких-то баб щипали, а его самого никто не захотел ущипнуть, даже слегка. В мелированной голове прокурора  носилось настроение в духе Оскара Уальда о метаниях Дориана Грея, господи как прекрасен Лондон с его ровными аллеями и динамичным населением. Почему после юридического факультета так не повезло и пришлось возвращаться в эту вонючую Россию, общаться с этими скотами,  вдыхать пот сидящего рядом мужлана, таскать эту безвкусную форму. Да,  на что только не приходиться идти ради бизнеса. Конечно столько,  сколько он зарабатывает на прокурорской должности в месяц ,владельцу средней корпорации в Европе за год не заработать. И всё-таки, одиночество  это ужасно. Серж, любимый Серж с его мужественной грудью, остался где-то там,  на берегах туманного Альбиона. Благоуханье начальника РУВД стало невыносимо, прокурор не выдержал и распахнул окно. Залетевший в помещение воздух принёс флюиды новой веры.
Вечером того же дня, в квартире на улице Дедушкина между  оперуполномоченным пятидесятого отдела  Столичного района Василием  Синёвым и его женой Катериной происходил разговор.
— То есть как это, почему это, как я крещённый могу от веры своей отойти. —
— Васенька, да сдалась тебе эта вера, ты что, начальника своего не знаешь,  сказал,  значит надо. —
— Тебе легко говорить, а мне как же, потом как это детям объяснить. Что ж получается я их раньше учил бей чёрных ,  если они тебя побить не могут, а теперь мы значит с ними одной веры, твою мать.
— Васенька, заинька, но ведь во всём же свои плюсы есть, детям ничего объяснять не надо, им и так всё в школе объяснят, при новом,  кстати, раскладе,  тебе со многими подопечными на земле будет легче контакт установить, ты ж  теперь с ними  одной веры. Лучше будешь людей понимать, а там, глядишь, и доходы вырастут, кредит за машину погасим. Начальник твой мужик суровый, сейчас с работой сложно, кто тебя в другое место возьмёт? К тому же, здесь всех знаешь, всё налажено, а противиться будешь тебя как Петеньку в УСБ сдадут, что я с двумя детьми одна делать буду. Не по-христиански это,  супротив руководства идти Я иконки,  спаса значит и великомученицу уже от греха подальше убрала. А ислам тоже религия хорошая, вот Сталин вроде, тож из этих, а народ до сих пор его добром поминает. К тому же после операции наверняка отпуск полагается,  отдохнём, дома хоть побудешь, а с этим …не волнуйся, напрягать тебя долго не буду, ты ж знаешь мне и так хорошо, лишь бы в семье покой был.
Василий допил третий стакан, выдохнул, посмотрел на Катерину и произнёс.
— Ах, тебе и так хорошо, ах, ты, значит, меня этим напрягать не будешь, я, что, не знаю:  когда меня дома нет, к тебе Джафар из третьего подъезда шляется. Дальше послышался тупой удар, женские вопли и мат, звуки столь знакомые соседям нашей четы.
Примерно то же время, квартира на Втором Стахановском проезде. Диалог хирурга поликлиники номер семь Столичного района Игоря Свиридова и его жены Киры.
— Боже мой, Кирочка,  это ж какой-то сумасшедший дом, дожили. У нас в поликлинике никто сначала не поверил, мы даже соседям в шестую звонили, там, оказывается, тоже собрание было. Я не понимаю, я отказываюсь это понимать. Всё завтра же напишу заявление об уходе. —
— Ах ты заявление об уходе напишешь, ну пиши, пиши, опять, значит, всех я одна кормить буду—
— Кирочка, заинька, тебе зарабатывать легче ты стоматолог, за зубы люди платят, а за всё остальные органы взятки дают, и то не всегда. Сил моих больше нет, мало того, что это над менталитетом народа издевательство, так ведь хотят на нас поголовное обрезание  повесить, и работать я, оказывается, теперь должен с восьми утра до десяти вечера, чтоб кроме приёма обычного, который и так почему-то в три раза больше стал, чем пять лет назад, при том же количестве населения, ещё и обрезание в рамках национального проекта делать. Господи, зачем я только в медицину пошёл. —
— В медицину пошёл, потому что козёл. Я тоже дура, что за тебя замуж вышла. Ты что считаешь, они всех подряд обрезать будут? Забыл, в какой стране живёшь, пару человек обрежут для порядка, а остальные, как всегда, на бумаге. Ты,  пока по городу это всё не поползло,  больничный возьми, у Ленки она ж в другом районе. Кочерыжку твою зелёнкой замажем и бинтик намотаем, думаешь, кто-то проверять будет. А начнёшь артачиться,  выпрут с работы, куда устроишься. Под этот проект, глядишь, ставки дополнительные выделят, денег больше станет,  кредит за машину погасим. Не артачься, а того хуже.  в ОБЭП сдадут, сам же сказал,  что мы то стоматологи зарабатываем, а вы, простые врачи, взятки берёте. Чего  хочешь, чтоб я одна с ребёнком осталась?
— Ребёнок между прочим,  не мой, он у тебя от первого брака–всхлипнул Игорь , пахнущий то ли ацетоном, то ли выпитым только что коньяком, подарком пациента.
— Вспомнил, да скажи спасибо,  что я за тебя, докторишку поганого, замуж вышла, хирург не дорезанный. Я, если что, себя прокормлю, а вот ты как будешь не знаю. Пошёл вон спать, ничтожество.
— Кира как ты смеешь?—
— Я смею!— послышался тупой удар вопли и мат, звуки столь знакомые соседям врачебной семьи.
Часом позже Большой проспект дом десять, учительница русского языка и литературы школы номе семьдесят  Столичного района  Клавдия Михайловна Давыдова и Фёдор.
— Нет, Фёдор, это не возможно, не могу поверить Фёдор, мы же русские люди, у нас же великая культура, взять и всё так разом растоптать, пока хотя бы  и в нашем районе. Как это всё привить детям, опять, наверное, будут весь материал переписывать, новые методические указания, проверяющие из РАНО. Боже мой наша великая литература— Лев Толстой в чалме будет выглядеть ужасно, ну Некрасов с Пушкиным, правда,  вроде ничего. Господи, как адаптироваться, можно конечно уволиться, но куда я пойду,  сейчас везде тяжело, а тут так хорошо от дома близко, родители учеников вроде нормальные, я всё же женщина . Ой почему ж нам, гуманитариям, так тяжело Фёдор, с математикой легче, обещали литературу вообще из программы исключить, только русский оставить. Сокращать начнут, а только получше жить стала, даже думала Оку в кредит купить. Клава допила шестую бутылку пива,  дрожащей рукой взяла фалоимитатор и крепко поцеловала стоящую напротив фотографию Фёдор Михайловича Достоевского.
Второй день принятия Ислама на Русси начался, как водится, с заседания командного состава. Слово взял глава района.
— Ну, как говорится, Аллах акбар, сами понимаете,  что ислам  наш это сложная, многокомпонентная религия, состоящая далеко не только из обряда обрезания, который мы вчера обсуждали, нам с вами предстоит большая работа по освоению этого, не побоюсь, пласта нашей новой жизни. Настроение у главы было хорошее, за десять минут до начала заседания он наконец дозвонился в финансовое управление, время шло  отпускное,  знакомых на местах не нашлось, мобильники у знающих людей тоже, как назло, не отвечали. К телефону подошёл какой-то новый сотрудник финансового управления. На последующий сразу вопрос, в курсе ли товарищ относительно нового начинания, тот сразу же ответил— естественно. Но почему-то, услышав вопрос – сколько средств выделено на тотальную исламизацию Столичного района, сначала попросил повторить, а потом ответил слишком лаконично. До хуя. Вообще,  юмор глава района не понимал от рождения, поэтому очень не любил, а шутников не любил ещё больше, но делать было нечего, пришлось задавать наводящий вопрос. Ну миллионов сто для начала выделите?
— Мелко берёте, сто миллиардов на такую задачу покладут.
— Правда, во здорово— у главы даже челюсть отвисла,  а слюни запачкали пиджак—
— Конечно,  правда— послышалось на том конце провода.
— Подробности при встрече, когда подъехать сегодня, завтра?
— Лучше завтра,  как раз бригаду вызовем—
— Что целая бригада финансистов из Москвы будет?
— А вы как думали, конечно.
Повесив трубку,  Антон Антонович долго не мог отдышаться. Сумма комиссионных,  за переход в более выгодное вероисповедание,  никак не укладывалось в его не слишком просторном сознании. Наконец,  прикинув причитающийся ему капитал, он  решил, что ведь в будующем мировом исламском сообществе во главе с Россией ему будет отведен должный заслугам пост. Ух, аж дух захватило.
 Однако вернёмся к заседанию. Итак, господа,  для более детального освещения вопроса я пригласил муфтия мечети преподобного Абдулы, доктора востоковединия Фархада Эльдаровича, прошу любить и жаловать. Из правого угла встал мужчина средних лет в халатике и колпачке с  чалмой, по виду муфтий сильно отличался от присутствующей пиджачной тусовки. Начальнику жилищного отдела лицо служителя культа показалось знакомым, он вообще  напоминал доброго волшебника Сулеймана из детской книжки. Дорогие друзья,  правоверные, начал Сулейман хорошо поставленным голосом, да прибудет милость всевышнего с вами, для достижения нами блага земного, мною в содружестве с нашим дорогим Антон Антоновичем, да продлит Аллах его дни, составлен примерный план мероприятий.  На общем собрание администрации потренируемся правильно осуществлять намаз. Попрошу всех руководителей подразделений обеспечить  стопроцентную явку подчиненных.
— Кстати, почему я не вижу многих сотрудников, вот например где начальник отдела правопорядка— вступил в разговор глава. Вот зама его вижу . Может, подскажите нам,  где начальника потеряли?
— Он, как бы лучше выразиться, заболел. — чётко ответил молодой заместитель, настроение у него тоже было хорошее, непосредственный начальник не выдержав запил, поэтому на фоне смены религий вырисовывалась перспектива.
— Так, господа— глава района хлопнул двумя руками по столу. С трусами и слюнтяями разговор у нас будет короткий. Господин мулла, простите,  что прервал, продолжайте.
— Чуть позже я представлю моих коллег, каждого из них надо будет, прикомандировать к муниципальному образованию— подключился Сулейман. Планируется возведение ряда мечетей, для чего потребуются большие капиталовложения— он вопросительно посмотрел на главу, тот одобрительно кивнул. Для начала  предлагаю  разбить временные очаги культуры . Никто не знает,  где сейчас можно достать армейские палатки? А ещё лучше бы было расположиться в помещениях освободившихся православных храмов. Кстати, как с этим вопросом, Антон Антонович?
— Решаем, решаем, к сожалению они мне напрямую не подчиняются, но ничего, выкурим как-нибудь попов проклятых, насиделись уже на нашей шее мракобесы –в сознание головы начали всплывать  обороты времён комсомольской юности. Мулла одобрительно покачал чалмой. Руку поднял зам начальника отдела благоустройства, его непосредственный руководитель тоже по известной причине отсутствовал.
— Пока с церквями не ясно, палатки это не солидно, предлагаю использовать сборные садовые домики, у меня есть возможность выгодной закупки.
— Во во, молодцом, поддержал глава,  надо чтоб каждый подумал, чем может помочь продвижению ислама.
— Но самым главным направлением нашей работы, является работа с детьми — продолжил проповедь Сулейман.
— Правильно-правильно, подвзвигнул только что похваленный заместитель. Предлагаю вообще создать интернаты с мусульманским уклоном. Слово неожиданно взял прокурор района.  — Согласен с предыдущими ораторами и в свою очередь, для успешной исламизации детей и юношества предлагаю подключить органы ювенальной юстиции. Скажем если,  поступает сигнал, что в какой-то семье противодействуют правильному духовному развитию ребёнка, засоряя детское сознание христианскими бреднями, немедленно изымать ребёнка из семьи и отдавать в исламский детский дом, без всякого решения суда, при малейших подозрениях на отход от истинной веры. Прокурор поправил причёску — санкцию я дам. Вчерашняя  тоска по крепким объятиям  любимого Сержа отступила, и прокурорское сознание целиком было отдано  бизнесу, он только пока не мог понять какую максимальную сумму можно будет снять с родителей,  дабы их чадо не пошло зубрить Коран в детдом, а осталось в семье.
Тем временем один из сотрудников администрации наконец вспомнил, где видел главного муфтия Речного района или доброго волшебника Сулеймана. Посмотрев на прокурорские погоны он понял,  что учился с Сулейманом вместе в Высшем Военно политическом училище., это ж как он изменился, ну надеемся однокурсника не забудет.
Речь опять начал глава. Ну что ж, товарищи,  время у нас заканчивается, сейчас будет общее собрание коллектива, всем спасибо за активность, к обсуждению вернёмся позже.
— М да, интересно,  какими мерами в девятьсот восемьдесят восьмом году справились?— послышался чей-то голос. —
— А что  у нас в восемьдесят восьмом было? не понял  глава Антон Антонович.
Коля держался третий день. В скотину превращаться нельзя, а если  ты уже скотина, это всё равно не значит, что тебе всё можно. В те стародавние времена,  когда действительно всё было можно, Колю называли не просто Коля и даже не Николай Андреевич, а гордо и уважительно Носорог. Вальяжно выходя из мерседеса, Коля оглядывал подконтрольную территорию,  ларёчники расплывались в улыбке, напёрсточники от почтения останавливали игру, менты как по команде прятались в мусоровозы, собаки и те переставали беспредельно лаять. Надо сказать, что своим положением в бандитской иерархии Носорог особо не злоупотреблял, на мирный народ не бычил, особо не быдлил, симпатичным ему людям порой помогал даже за просто так, беспредел не допускал, своих на размен не ставил. В детстве Коля слышал,  что имелась такая книжка Город солнца, ну как организовать рай на отдельно взятом участке суши. Конечно, в прямом смысле до такого не доходил, но периодически думал, а почему б не создать рай, себя на веки прославлю и людям будет нормально. Но утопия есть утопия. Рай Коля построить не успел, власть малость поменялась, а за всем, как говорится, не углядишь. Короче,  время побед сменилось на срок заключения, правда Носорог остался в живых, большинство коллег уже не могли похвастаться данным состоянием, но смысл у  жизни был не ясный. Денег уже практически не осталось, связи давно порвались, некоторые подчиненные с более удачной судьбой,  в лучшем случае ссылаясь на занятую жизнь бизнесмена, чиновника или милиционера, вежливо игнорировали скинутого с пьедестала кумира былых лет. Особо паскудные твари,  выбившиеся в элиту общества,  просто радовались, глядя на бедственное положение того,  кто некогда вынул их из дерьма. В силу всего оного о смысле жизни Коля думал постоянно, особенно остро, когда был трезвым. Со стороны Коляша выглядел обычным работягой, числился сейчас в райздраве шофёром, спасибо друзьям пристроили, делать было ничего не надо, на работе сходило  с рук длительное отсутствие, занимайся себе  бизнесом. К сожалению,  только вот и последний бизнес практически сдох. После того как  хороший кореш умер, в райздраве стали напрягать с работой, извольте находиться на рабочем месте, выполнять указания, короче краски сгущались. Ой, ,в принципе все эти проблемы были бы ерундой,  если б не мысли о смысле жизни. Поиски оного сжирали сознания страшнее любой раковой опухоли. Выйдя из очередного запоя раньше времени, Коля выполз на работу, но народу было явно не до него. Оказывается, теперь все добропорядочные жители района в обязательном порядке становились мусульманами. Как не странно Николай даже совсем не удивился новости, просто мысль о смысле жизни стала совсем невыносимо сверлить сознание, пользуясь всеобщим замешательством Николай отправился домой .  Продолжить запой, а там разберёмся . Может подышать чистым воздухом, Николай зарулил в соседний парк, хотя воздух здесь не многим чище. Народу было немного,  очевидно, всё населения так радовалось принятию ислама, что боялось выходить на улицы собственного района. Под деревом сидела пушистая белочка, Николай протянул ей ладонь, смелая белочка почему-то совершенно спокойно вскочила на руку незнакомому мужчине. Вот это да—  удивился Коля. — Может хоть ты подскажешь в чём смысл жизни? Белочка не ответила, лишь слегка повернула головой в сторону, Николай глянул туда и увидел обычную старую табличку. Соблюдайте чистоту в парке. Да,  чистота это хорошо, а то одна грязь кругом, из-за этого и смысла жизни не разглядеть, а ведь он наверняка есть – подумалось Николаю.
— А ты возьми, наведи чистоту – послышался голос, вот только чей не понятно. Народу вокруг не было, а белочка молчала как рыба. Тут Николай сообразил, что голос существует в его голове, причём сам по себе. Чего ждать-то, возьми и наведи порядок. — продолжил голос, чистота — дело каждого. Что ж, вполне логично, согласился Николай, и как не странно в душе установилось такое непонятное блаженство, надо действовать, понял  он.
В здание Администрации Столичного района вошел человек в синем банном халате и чалме на голове,  такое впечатление свёрнутой из полотенца, ещё позавчера забавный  субъект вряд ли бы продвинулся дальше охранника, но теперь подобные старики Хоттабычи стали для администрации нормой, он, кстати, и представился Абдурахман Хотабычем, главным муллой по области, разумеется задерживать  вылезшего из кувшина служителя культа,  в свете принятия ислама, ни кто не решился. Наоборот,  вежливо объяснили,  как пройти к руководству. . .
В кабинете  главы администрации  очередной раз собрался командный состав, настроение у народа было приподнятое, каждый уже прикинул, какую пользу для себя он сможет извлечь  из новой ситуации, получалось не кисло. А вот у самого Антон Антоновича на душе было весьма своеобразно. Ещё бы, он наконец дозвонился до высокопоставленных знакомых, те об исламизации района ничего не знали и почему-то  выясняли,  не сошёл ли он с ума. А за несколько минут до совещания, ему лично позвонил вице губернатор, голосом срывающимся на хрип проорал в трубку.
— Ты что ж падла, делаешь, с каких у тебя гнида крыша поехала, ты ж особо не квасишь, чем обдолбался уёбок, тебя же, говно, я на место поставил, теперь же с меня спросят, ублюдок!
— Михаил Игоревич, может, лучше не по телефону, давайте я подъеду,  там обсудим? попытался перевести на конструктивный диалог глава района, возможно, это просто проявление банальной зависти со стороны вице губернатора.
— Приезжай, пидор— послышался ответ.
Голова не знал,  как лучше провести совещание, а потом подъехать в Смольный, или ехать сразу, нет уж, поеду сразу,  решил он . В это время в кабинет неожиданно вошел человек в чалме. Все сидевшие за столом внимательно посмотрели на мужика, господи, неужели у мусульман принято ходить в банном халате. Вошедший незнакомец подошел к столу и произнёс.
— Ну привет, правоверные. я тут это, чистоту пришёл навести, а то от дерьма уже,  солнца не видно.
— Ты чего,  Николай— Начальник РУВД первый узнал старого знакомого. Зачем  так вырядился, или ты опять белочку поймал?
— А ты Вань,  откуда знаешь? Да не ловил я её, она сама мне в руку села. Сидящий рядом прокурор  прыснул от смеха.
— Я вот с чем пришёл,  чистоту значит навести, а то достали уже— продолжил Николай, у меня тут вещь одна в захороне была, знал, что пригодится. После чего он достал из за пазухи гранату, выдернул чеку и положил на стол. Народ в кабинете почему-то вместо того, что б  попытаться убежать  за оставшиеся секунды замер на месте,  подобно персонажам  из известного произведения Гоголя.
— Сергей Сергеевич,  помощник был явно встревожен, в  Питере районную администрацию взорвали.
— Как, всю? Не меняя выражения лица спросил Сергей Сергеевич.
— Нет, что вы, я не совсем точно выразился, взрыв в кабинете главы администрации,  правда, много погибших, подробности сейчас выясняем.
— Надо было сначала выяснить, потом докладывать, сколько раз говорил, предоставляйте сразу полную информацию. Взрыв прямо в кабинете главы, скорее всего тут не исламский терроризм, а просто кого-то из местных довели.
— Сергей Сергеевич,  относительно ислама в этом районе не очень благополучно — помощник всё больше нервничал.
— Что значит—  с исламом не благополучно?— Сергей Сергеевич начал конкретно раздражаться. —
— В общем, как бы это сказать, мы сейчас всё выясняем, очень  непонятная ситуация, короче глава районной администрации за сутки перед взрывом принял ислам.
— Как это, получается, нашу власть в районе возглавлял террорист? — каждый мускул на лице Сергей Сергеевича был напряжён.
— Сергей Сергеевич ситуация ещё более не простая, ислам он принял на всей территории района. Даже какие-то приказы успел издать, сейчас мы их проверяем…
— Подождите, а как имя отчества этого урода, и что за питерский район?
—Столичный район, зовут Антон Антонович фамилия …
— Короче выяснить подробности полностью и доложить—
— Слушаюсь— помощник повернулся и вышел.
Господи. Сергей Сергеевич взял бутылочку минеральной и отхлебнул. Ну да, ну да прошлое воскресенье приём у губернатора Питера,  как всегда подвыпившая Зинаида Ивановна хвасталась кадрами.
— Сергей Сергеевич я в свою,  то есть в нашу команду таких людей подобрала, таких людей подобрала, они вас пуще родной мамы чтут, вот хоть что прикажите, в миг исполнят, и без рассуждений…
— Так уж и всё, без рассуждений и сомнений— улыбался  Сергей Сергеевич.
— Вот именно так— заплетающимся языком вторила Зоинька, дерябнувшая ещё стаканчик. Вот хотите, проверим. Эй ты, подойди сюда, подозвала она первого попавшегося мужика, средних лет с бараньим лицом. Расплывшись в вернопреданной улыбке, тот на вытяжку встал рядом.
— Это, кажись, у нас Антон, ага Антон,  возглавляет  Столичный район – стихи,  кокетливо улыбнулась Зоинька. В районе, конечно, полное говно твориться,  но пользу нам человек приносит исправно. А зачем мы его позвали, Сергей Сергеевич?—  осушив следующий фужер, задалась вопросом губернатор.
— Мы, Зинаида Ивановна, позвали мужчину,  чтоб его исполнительность и верность проверить. — Сергею уже было весело от происходящего, надо поприкалываться.
— Скажи, Антон, ты нам предан?— спросила губернатор.
— Конечно Зинаида Ивановна. А на вас Сергей Сергеевич как на господа бога нашего молюсь.
— Ты смотри, от веры не отступись, за такое знаешь, что бывает — ободрила Зоинька.
— Что вы Зинаида Ивановна, вера для русского человека святое, от неё ни при каких обстоятельствах не отступают. — дрожащим голосом прокукарекал Антон.
— А вы какой веры, Антон, будете?— включился в разговор Сергей Сергеевич.
— Православный конечно, не мусульманин же— улыбнулся  верноподданный. —
— А вот скажите, Антон, предположим такая ситуация,  в мире сейчас создаётся единое мусульманское сообщество, все страны с исламом объединяются, может, слыхал?
— Ага –
— Так вот Россия может тоже, предположим, в это сообщество войти, и более того его возглавить, понимаешь  какие капиталы ?
— Ага—
— Так вот, Антон, давай с тобой на ты перейдём.  Сергей доверительно хлопнул собеседника, настроение было творческое. Маленькая проблема: надо в России тоже ислам принять, хотя б для начала на отдельно взятой территории, хотели твой Столичный район взять, но раз ты говоришь,  что  русский, православный,  от веры не отступишь, поручим это другому.
— Ну почему ж Сергей Сергеевич, раз такое дело, для Родины надо ислам, значит, принять, то я готов, пожалуйста, Сергей Сергеевич, вы ж для меня …
— Господи он,  что, шутит или этот баран действительно повёлся— подумал Сергей. Помешала Зоинька.
— Нет Антон, ты понял что тебе сказали, ни хера ты не понял, Антон, делай что тебе говорят, выполняй,  прика присказ, что б завтра же жеже, что б все меры при при нял во, для осу обосу обосусуществления приказа  Антон…язык у губернатора заплетался безбожно. Сергей отошёл дать указание увести Зинаиду Ивановну, потому что это уже являло собой полное позорище. Про Антона он совсем и позабыл… Так значит, мужик с ампутированным чувством юмора оказался ещё и исполнительным, подчиненные законно были подобием начальника.  Вот уроды.
— Блядь, ну какая блядь— рявкнул он на весь кабинет и с размаху запустил бутылку минеральной об стену.


Возврат к списку


Александр Чистович 25.07.2012 13:49:07

Если я правильно понял целевую установку текста в виде ключевой идеи, то она, эта идея, с моей веронаправленностью не совпадает. Что-то есть такое несбалансированное. Такое несколько асоциальное.
Потому как эта самая тьма тьмущая, в которой можно рассмотреть нечто провокационное. Не найдя в настоящий момент фонарика, который мог бы высветить тропу. По которой надо выбираться из Этого Лабиринта.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)