Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
26.11.2012

РИФАТ ГУМЕРОВ. Отрывок из романа ПЯТАЯ СТРАЖА

Автор: drew colton
Файл: zwdtgfa.jpg

11 января.
 Мозг R – злокачественная опухоль духа, материи, непристойное извращение внематериального. Но если умереть, то R всё равно будет рваться сюда, обратно, назад – хотя возвращение кажется ему невозможным из-за несоизмеримости плоскостей, и к тому же не совсем прилично, в связи с отсутствием соответствующего туловища…
Не важно, что – как трава по осени опадают волосы, не важно, что плохое зрение, не важно, что выпали зубы, не важно, что поехали «Крыши Ташкента»…

 Если тебе, R, взбзднулось нечаянно – то нюхать будут все (окружающие). Гони волну. Гони серьёзно. Симбиоз романтизма и блатоты – бодрящий микс.
 По сути R сломал целку литературного сознания общественности. Через тыл. Такие вопросы решаются не одним поколением. Дай людям то, что им нужно, а не то, что им вдолбили, что им нужно – тогда разбогатеешь. Если не знаешь, что сказать – говори «да»…
 R – в интеллектуальном фонде человечества с 1958 года.
 С 1958 года R раскидывает здравые идеи, как окурки. Ему абсолютно не жалко свой рациональный ресурс в виртуальном выражении.
 Процесс идёт и продолжается, невзирая на лица и обстоятельства.
 Деструктивная психотехника – для больных. Для начала: чтобы они почувствовали чувство вины. Затем – держать паузу: чтобы обосрались. Симптомы: прострации просрации (подследственных, посредственных)…
 Отряд парножопых (кондовые и маньяки) получит по самую ботву и даже этого не почувствует…
  А самые приближённые к вечности – эфемеры.
  Роза. Сладкоречивое растение. Соски – поникшие коричневые бутоны. Когда-то это были маленькие робкие грудки. Сейчас она стоит у кровати, дряблая в своей наготе…
 Одежда сама собой спадает с женщины, которая хочет, чтобы её раздели. Казалось, что она ещё вчера была красивой…
  – Она глупа, – повторял сам себе R, как будто хотел убедить сам себя, что глупый человек не может быть источником любовного наваждения…
 Когда R был девственником и танцевал со своей одноклассницей Розой (живот к животу, сердце к сердцу – знатоки анатомии, не цепляйтесь!) – он чётко чувствовал, как в маленьком кусочке её шеи (между плечом и ухом) – помещается вся Вселенная.
  Вся Вселенная.
Это и есть – эфемеры…

  Для жизни R уже типа старый, а для смерти ещё молодой…

 Нужно только:
 1) не заглядывать в паспорт,
 2) не разглядывать зеркало,
 3) быть с молодёжью – и вперёд!

 P. S. Удивительно, как часто у вас, мистиков, экстазы ходят в юбках…





 12 января.
 В вегетарианское время брежневской эпохи продвинутого социализма кем только R ни работал:
 дворником грёб метлой и лопатой,
на стройке клал кладку,
 таскал на этажи носилками кирпичи и раствор,
возводил фундаменты и дувалы,
 штукатурил и белил стены,
 красил парты и полы,
 грузчиком в ресторане Центрального Дома Литераторов таскал туши –
 баранины и говядины,
 разгружал грузовые машины, забитые ящиками с чешским и немецким пивом, грузинскими и молдавскими винами, армянскими и французскими коньяками, американскими и английскими сигаретами, финскими ликёрами и конфетами – для советских писателей,
 на овощных базах перебирал, перекладывал и перетаскивал бананы и виноград, картошку и помидоры, яблоки и тому подобное.
 Но никакой из этих великолепных процессов не пошёл R на пользу.

 Когда он устраивался грузчиком в ресторан ЦДЛ, мистер R сказал:
     – Я ничего не знаю о ресторанах.
     – Хорошо, –  ответили ему. – Чем меньше будешь знать, тем лучше. Там нужны только сильная спина и слабый ум. У тебя и то, и другое есть…

 От самых разных людей R слышал, что труд ему поможет.
 И R делал самые различные телодвижения, не очень хорошо и не особенно плохо, и чувствовал себя только комбинацией (не особенно удачной) блоков и рычагов или какой-нибудь ползущей скотиной…
  R не представлял, как это обезьяна ухитрилась таким малоэффективным способом превратиться в современного джентльмена…

  Таким образом, Заслуженный Татарин Узбекистана R стал Заслуженным Инвалидом Умственного Труда (по совместительству). И получил почётное звание:
  «Трижды Лох Советского Союза»…
  Гениальность R – это норма.
  Плюс-минус километр.
  Тексты R – перформанс под названием «Памятники Умственного Труда»…


13 января.
Сегодня пятница – 13-е!
Виктору Раевскому посчастливилось беспрепятственно проникнуть в офис государственного предприятия. Дело было ночью, и никто не мешал ему, поскольку предприятие не держало охрану из бедности. Увидев старый массивный сейф, Раевский воспрял духом. Что может лежать в столь крутом сейфе? Конечно же, деньги!
 В этом случае даже чужая ноша не тянет, рассудил поэт товарищ Раевский и вынес на своем горбу тяжёлый металлический ящик.
 С трудом дотащил его с Навои, 30 – до Дархана…
 Каково же было разочарование Лады Бентли и её дочери Марго, когда в раскуроченном сейфе оказались обыкновенные моральные ценности:
 черновики Фридриха Бокарева,
 служебные записки Станислава Кулиша,
 полное собрание сочинений заслуженного биолога и юного ботаника, неутомимого туриста  по маршруту: дом – работа – чайхана – Дурмень – блядка; неунывающего как Иосиф  Кобзон – Красильникова Н.Н., он же К. Николаев, он же Красило, он же …,
 а также патриотические стихи его сына, работающего с отцом в одном поэтическом цеху (по совместительству)…
 А так же – там лежали пионерские стихи Зои Тумановой, Нины Татариновой, Альбины Петровой, Юлии Гольдберг и прочие, прочие, прочие…
 И ничего более.
 Во времена Зои Тумановой в литературу входили молодые люди по комсомольскому набору – с одним чистым сердцем и вполне свободные от каких бы то ни было мыслей…
 Среди них были Шуф и Красило…
 Они посещали Семинар молодых писателей, где каждый из них имел право безобидным образом излагать смутность испытываемых им ощущений. Ни познаний, ни так называемых идей не требовалось…
 Чувство, воодушевляющее молодого писателя, – это чувство наивной непосредственности. А так как чувство это доступно всякому, то можно себе представить огромное количество молодых талантов и огромное количество рукописей…

 А ведь чёрт попутал Раевского. И всё по-пьянке!  Сел не в тот трамвай, и на автопилоте залез в редакцию «Звезды Востока». Ошибся в ценностях…
Да и мысль эта смогла же найти дурную голову: «А что интересного может быть в таком тяжёлом сейфе?»
А ведь чуть не надорвался человек!
Пить меньше надо.

Вот такое вот кино, вино и домино…

ЧИТАТЬ ЦЕЛИКОМ:
http://www.proza.ru/2009/04/13/90


Возврат к списку


Александр Чистович 26.11.2012 00:39:32

Только одно слово ВРЯ содержит в своем составе 6 следующих друг за другом согласных. И, видимо, неспроста. Чтобы одновременно чувствовали все окружающие посредством обоняния.

Шева 26.11.2012 15:39:41

Х/з

drew colton 26.11.2012 17:13:40

знаю знаю уже - надо читать ширвинта, державина, норпу и минаева

Спас 26.11.2012 18:39:02

Интересно. Прочту.
А хули читать то еще? Шырвиндта, блядь с Державиным

Спас 26.11.2012 18:39:58

С ними тошно, без них тошно... Сдохнем то когда, а?

Спас 26.11.2012 18:43:39

А, ну да - племя индейцев майа было выебано в полном составе романом деримовичем еще в забайкальские времена. Так что какой тут конец света - золупа скорее, хе.

zybov 26.11.2012 18:54:49

Стихи понравились, прозу на выходных зачту.

А.Ч., но не дядя Саша 26.11.2012 20:36:09

пользуясь случаем. замечу, что полностью доверять я могу только Зубову.
извините

Спас 27.11.2012 00:13:15

Цитата
А.Ч., но не дядя Саша пишет:
пользуясь случаем. замечу, что полностью доверять я могу только Зубову.
извините

Готично.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)