Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
10.01.2013

Пульсирующий мир. Глава первая. Крышка.

Автор: повасик
Глава первая. Крышка.
Возможно, это человек растёт, а мир вокруг кажется прежним, возможно человек с возрастом просто теряет зрение, и не то зрение которое можно исправить одев очки. А видение и осмысление окружающего тебя. Весьма давно, маленькой Наташке пространство казалось невероятно огромным, загадочным. Мир был наполнен чудесами и возможностями. Время шло, границы суживались, чудеса исчезали, и не обещали появиться снова. Жизнь вокруг становилась всё более заурядна и обыденна. Порой, своими не состыковками очень хорошо придавливала героиню. Потом, правда, обстоятельства начинали снова играть в её пользу. Мир, как бы расширялся, но не более того что бы вздохнуть – выдохнуть, и опять – по новой. Пульсирующий мир, - сама для себя дала определение Наталья. Хотя, не зависимо от фазы пульсации, мирок Натальи был довольно маленький. Из чего он состоял?
Из возраста. Что то среднее, между за тридцать и под сорок. Одиннадцатилетней дочуры Надьки. Отсутствия мужа и периодического отсутствия лица исполняющего оные функции. Двушка на окраине. Одна комната их с Надькой, одна Мамы. Парочки подруг, готовых злорадно посочувствовать в тяжёлый момент. Ну и завершающая часть Натальиного мира – работа. На сём, поподробней.
Стандартная фраза из любого художественного произведения, в детстве она мечтала открыть на планете, подходила и к Наталье. Как ни странно, многие дети наряду с мечтами о профессиях балерин, пожарных, лётчиков, почему то включают в список археолога. Вот найду я то, чего ни кто отыскать не мог. Ага, типа - кладоискатель, только на научной основе. Разумеется, реальность с мечтами редко пересекается. Однако детская мечта Натальи стать археологом частично реализовалась. Работала Наталья в Большом городском музее научным сотрудником. Не совсем археология, но дело имела, как раз с древностями. Можно даже сказать, что не плохая карьера, вот только поправка, денег шло, мягко говоря, маловато, да и, творческого в работе, то же поискать. Впрочем, в материальном плане недавно пошло улучшение. Наталью перевели в другой отдел, со значительно более высокой зарплатой. Разумеется, ни чего нового там она не открывала, а скорее наоборот, запаковывала.
Собственно это утро и началось со стандартной упаковки. Наталья вместе со своей научной бригадой, по-другому не скажешь. Как обычно готовила экспонаты из запасников Большого городского музея к выставке в далёкой Австралии. Оставалось упаковать только крышку от саркофага. Нет,  сам саркофаг золотым отнюдь не был, размеров и ценности, кстати, то же средних, из-под какого-то третьесортного жреца. До наших дней от погребального ящика сохранилась только крышка. Сам саркофаг канул во тьму веков. Кстати, канул он туда совсем недавно, около полугода назад, во время предыдущей выставки. Отметим, что за последние десять лет выставки из экспонатов запасник музея, проводимые за рубежами родины резко участились. Как правило, после такой выставки экспонаты возвращались на родину в совершенно новом качестве. Свеженарисованные старинные книги, латунные заменители бронзовых изделий, мраморные статуи из первосортного гипса…
Если в начале раскрутки антикварной лавки Большого городского музея, экспонаты заменялись вполне качественными подделками, то последнее время, учитывая тяжёлые экономические времена, финансы, отпущенные на изготовление подделок, то же пошли в освоение. Месяц назад, к примеру, за место возвращённых на родину офортов Дюрера обнаружился глянцевый журнал с качественным фото Стаса Пьехи.
Теперь, вы понимаете, почему денежное довольствие Натальи, по переходу в данный отдел, маленько возросло, кстати - не сильно. Угрызения совести у женщины с ребёнком, без мужа, прошли быстро. Она в этом отнюдь не главная, да и надо сказать, что запасники большого городского музея всю историю его существования в принципе являли из себя антикварную лавку. Вопрос только в интенсивности оборота. По официальным источникам следовало, что пик вывоза ценностей приходился на двадцатые – начало тридцатых годов. Это знал любой интеллигент и пролетарий культурной столицы. А вот то, что за последние десять лет местные менеджеры переплюнули дремучих коммуняг, догадывался не каждый. Знание всего этого душевной радости Натальи не добавляло, и окружающей мир суживало донельзя.
Крышку упаковывали вчетвером. Кроме Натальи, молоденькая Леночка, приверженеца стиля эмо. Знающий всё и вся Кузьмич. Доктор наук кстати, рабочее прозвище, так, для смеха. Ну и Федя – сорокалетний длиннющий недотёпа, в музее работал недавно, раньше был археологом. В комнате находился ещё и пятый участник. Как понимаете, музейные всего лишь упаковывали экспонаты, руководили всем отнюдь не местные. Как их называли за глаза, верхние люди. В бытие новой Росси действительно, такой термин вполне приемлем. Вот пятый участник, Алексей и относился к тем – верхним, присматривал за нижними людьми. В иерархии Алексей отнюдь не являлся главным, но весь коллектив Наташкиного отдела боялся его пуще…
Крышка лежала на верстаке, рядом стоял транспортный контейнер. Чем то напоминающий гроб. Гроб для гроба. Как раз в этот момент пошутил Федя. Наблюдающий Алексей недовольно посмотрел на шутника. Федя заметно трухнул и стал рассматривать склонившуюся над верстаком Леночку.
-Знаете, произнесла она, когда я в детстве по музеям ходила, то как видела табличку руками не трогать, так сразу хотелось потрогать,- голос у молодой сотрудницы шёл какой-то особенно эротичный.
-И вот стала музейным работником- продолжала она. Трогай, не хочу.- Леночка эротично погладила известняк крышки. Прогнулась над ней и томно вздохнула.
-Мечты сбываются –злорадно сказал Федя. Я в детстве то же о многом мечтал.
-О чём же мечтал, сбылись твои ?-прошамкал Кузьмич, явно скептически.
-А вот сейчас сбудутся,-игриво произнёс Федя и ухватил Леночку за заднее место. Та взвизгнула и слегка поддалась вперёд, на верстак. Федя повалился за ней. Выглядело всё забавно, но в этот момент послышался треск, верстак под тяжестью древней реликвии и двух юных раздолбаев подкосился и рухнул.
Находящиеся в комнате с ужасом смотрели вниз. Расколотая крышка древнего саркофага лежала на полу, на ней Леночка сверху Федя. От ужаса оба боялись встать.
-Твою мать- разрезал молчание визг верхнего человека, наблюдателя Алексея. Вы что ж, бля, сделали. Это ж вещь ценная, она важному человеку обещана. Учёные жопорукие, мне ж отвечать за это.- Некогда гордый страж, по-детски схватился за голову.
Первая в себя пришла Наталья, ну ка все тихо, надо посмотреть, что произошло. Лена ,Федя хватит лежать. Те как по команде вскочили.
Крышка раскололась практически напополам. Внутри она оказывается была полая оттуда высыпался песок и торчал какой-то не понятный отломок. Наталья взяла его в руки и сдула песок. Это была небольшого формата глиняная табличка с какими то непонятными символами. Народ впялился глазами в непонятный предмет.
-Ой, тут ещё такие -послышался голос Кузьмича
Знаки на табличке не на что похожи не были-Наталья это сразу отметила. Какие-то горизонтальные полосы на них точки…
-Что у вас здесь произошло-прозвучало сзади. В дверях стоял Роман Витальевич. Главный советник отдела запасных фондов, по совместительсвту прямой начальник наблюдателя Алексея. Один из верхних людей, возможно самый главный.
Алексей встал перед начальником по стойке смирно, цвет лица румянцем не отличался.
-Мы это, проводили упаковку экспоната, а эти два урода резвились тут и уронили вещь, она возможно уже и раньше со скрытой трещиной была вот и таво…-Алексей с ненавистью посмотрел на музейных.
-Заткнись-прервал Роман Витальевич. А это что?- он взял у Натальи табличку. Это откуда?
Была замурована в крышку.-чётко ответила Наталья.
-Что на ней написано?-
-Не знаем, не на что не похоже.-это уже влез в разговор Кузьмич.
Роман Витальевич на минуту задумался, воцарилась тишина.
-Вы и вы –показал он на Алексея и Наталью за мной. Остальным оставаться на местах, из помещения не выходить. У меня видео камеры стоят, я всё контролирую.
Все трое проследовали в кабинет.
-Ну что делать будем?-
-Может это, упакуем, таблички выкинем. И скажем что во время транспортировки грохнулась.-подобострастно затараторил Алексей.
-Думаешь покупатель такой идиот. Да и за сохранность во время транспортировки по контракту мы отвечаем.-
В комнате воцарилась тишина.
-А что это за таблички,-поинтересовался Роман Витальевич. Они ценные?-
-Очевидно да, –ответила Наталья .Я раньше ни чего подобного не видела.-
-Может эти таблички вообще, ценней чем крышка гроба,-включился Алексей. Толкнём их в комплекте, так покупатель на радостях забудет, что битое. Крышку и склеить можно…-
-Заткнись, идиот.-
Роман Витальевич опять задумался. Минуту спустя, очевидно взвесив все варианты произнёс.
-Ладно, пускай, как есть и так есть. Пускай представитель покупателя приезжает и сам смотрит.
Через пол часа томительного ожидания, в кабинет вошёл низкорослый очкарик. Тут же, по русский, правда с заметным акцентом, стал отчитывать Роман Витальевича
-Что голова морочить,-анекдотично визгливо бранился представитель покупателя. Вещь разбивать, чушь говорить. Какие то для отвода глаз глиняные предметы, якобы нашли. Не проведёте нас, барыги.-
Он повертел в руках глиняную табличку.
-Подделка,  фарфор фаянс, на соседнем базаре купили. Будете отвечать Я не даст вводить меня заблуждений.-представитель явно паясничал .
Табличка выпала из крышки.-жёстко ответила Наталья.
-Может экспертизу проведём, небось возраст две три недели у вашей древности.- Злобно, но без акцента сказал представитель.
-А давай те ка действительно экспертизу сделаем.- Вступил в разговор Роман Витальевич. Нам как раз в рамках нацпроекта новый аппарат поставили. Хоть сейчас и сделаем.
-Хорошо.- Согласился представитель, только я сам лично буду присутствовать.
-Да пожалуйста, пройдемте.
-Можно мне с вами. -Попросила Наталья.
-Валяй.-Согласился Роман Витальевич.
Установка для радиоуглеродного анализа, якобы определяющая возраст любой вещи, из-за отсутствия необходимости простаивала который месяц. Человек, обслуживающий аппарат, несказанно был рад возможности поработать. Радостно рассказал гостям, что вчера установил возраст джинсов недавно купленных в бутике. Оказывается, они уже лет десять лежали до этого на складе.
Выслушивая эту околесицу, представитель гнусно улыбался. Роман Витальевич сохранял невозмутимое выражение лица.
Табличку уложили в камеру и запустили программу. Через пол часа распечатка возраста находки  была готова.
В графе предполагаемая давность значилось-девять тысяч лет.
Мир вокруг становился каким то невероятно большим.     Продолжение следует.    


Возврат к списку


Шева 10.01.2013 19:14:49

Интригует.

Александр Чистович 10.01.2013 19:37:48

Интересно, куда вывернет сюжетная линия

Человек Эпохи Вырождения 10.01.2013 21:08:09

последняя фраза крайне органично легла

Rust 11.01.2013 02:36:13

читабельно в целом,но видно что текст так сказать не причёсан,ибо то и дело спотыкаешься на грамматические и прочие ошибки,ляпы.

Спас 11.01.2013 18:18:51

Изобилие имён, отчеств, фамилий.
Плюс недоизбыток редакторской правки.
Плюс до хера нюансов при неплохом сюжете.

Грех многих, хуле.
Писать дальше надо, да.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)