Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
26.01.2013

Пульсирующий мир. Глава шестая. Бессмертный смертный.

Автор: повасик
Бессмертный смертный.
Среди всех персонажей нашей истории мы незаслуженно пропустили одного. Собственно того, с чьих сексуальных поползновений всё и началось. Итак, хочется пару слов сказать о Феде. Точнее, сотруднике Большого городского музея Фёдоре Собакине. Долговязом, нескладном холостяке, бывшем археологе и постоянном пьянице. Как только таких сотрудников в большом городском музее держат, одна фамилия чего стоит, но об этом позже.
Странности в жизни Фёдора начались где то за год до описываемых событий. Повторимся. Раздолбай, нескладуха и пьяница. Такое первое впечатление от Собакина. Второе, пожалуй такое же. А вот еж ли кто третий раз, повнимательней в сею личность вглядывался, то обнаруживал следующее. Раздолбай только для других, ни чего полезного не сделает, даже связываться или напрягать его бес толку. А для себя парень вполне конструктивен, материально себя не обделит, нужную тему схватит, как вьюнок, что ль какой, везде придушит и пролезет. Внешне вроде долговязый нескладуха, а первый взрослый по боксу когда то имел, мог легко и выше пойти, но сам решил, что ему это не надо. Кстати, почему то врал, мол спортом, вообще никаким не занимался, типа я ребята учёный. Даже очки имелись, правда на совсем мелкую коррекцию, другой бы и носить не стал, а Феденька наш конкретного очкозавра исполнял. Ну, а то, что человек был сильно пьющий, так это святая, истиная, правда. Пил Федька безбожно. Вот только пьянел не сильно, то есть конечно то же косой, но собеседник его уже мордой в салате, если салат найдёт. Толерантностью своей к алкоголю Собакин разумеется грамотно пользовался, подпаивая нужных товарищей и поддерживая столь комфортный для российского общества имидж алкаша.
Но как говорится, сколько не крути, а… В один, не совсем прекрасный момент, Федя обратил внимание, что пьянеть стал быстрее чем раньше. Ну понятно, алкоголь штука коварная. Явление тем временем стало прогрессировать, абстенуха становилась всё конкретней, сознание то же вылетало быстрее. Уже было не понятно, кто кого подпаивает? Собакин собеседника или наоборот. Феденька стабильно, поперёд всех за столом, превращался в цветочек, а может какое другое растение. После ничего не помнил. Снова, вызывая скорую на серию судорожных припадков, после отравления алкоголем, Фёдор сотый раз выслушал совет обследоваться и в первый раз согласился. Ну уж больно быстро произошли с ним эти алкашные метаморфозы. Странно.
 Невропатолог в поликлинике, к которому он попал, человек был молодой, ещё обременённый идеалами и верящий, что пациентов можно вылечить, но или хотя бы подлатать, а не стать одним из них. Фёдора внимательно выслушал, по мимике явно что-то заподозрил и дал направление на компьютерную томографию башки.
Собакин не очень верил, что томограф найдёт чего-то мало мальски интересное в его многогрешной головушке, но решил довести дело до конца. В совершенно спокойном состояние, через неделю, Фёдор явился за результатами обследования.
-Признаки объёмного образования лобной доли с прорастанием в …-значилось на бумаге.
-Ну я ж говорил, не чего не найдём-, подумал Собакин и глянул повнимательней. Буквы стали зловеще скакать, как живые. Объёмное образование…Прорастание…Из оцепенения Федю вывел врач отдавший результаты исследования.
-Вам надо в НИИ Паленова обратится, я на направление напишу, к кому лучше, он черканул какую то фамилию.
-В НИИ Паленова, медленно произнёс Федя, там что Буратин делают?- Он попытался улыбнуться, повернулся и на ватных ногах пошёл к выходу.
-Буратино, при таких раскладах, из вас товарищ Собакин вряд ли удастся сделать-подумал врач, глядя вслед пациенту. Разве что полено, и то не на долго.
 
Вернёмся к нашей теме пульсирующего мира. Как воспринимал мир наш герой? Фёдор Васильевич Собакин этими категориями просто не мыслил. Большой мир, маленький, давящий…
Федя воспринимал окружающей мир как противника, не то что бы всё было против него, а просто как нормальный спарринг партнёр, мир пытался наносить ему удары. Порой самые неожиданные, и естественно в незащищённые места. Федя ощущал это не как бой, а как игру. Разумеется весьма жесткую. Сколько раз ему удавалось совершенно фантастическим образом увернуться из под удара, имеющего все шансы приложить игрока. Вообще, чувствовал Собакин за собой талант-обходить ловушки судьбы. Это ребята согласитесь один из главных талантов. А кроме того, глубоко в душе верил он, что что то великое в своей жизни ещё провернёт. И вот тебе.
На улице, глубоко дыша, Фёдор пытался остановить набиравший обороты ужас. Получалось не очень.
-Ведь оперируют же людей, живут они потом. Химия всякая там, другая дрянь. Чего себя раньше времени хоронить, ещё попрыгаем.- Стандартные мысли не помогали.
В тот же день был облазан весь интернет. Хотя однозначных выводов из заключения томограф не имелось, но по совокупности картина вырисовывалась с явно кладбищенским пейзажем. А самое главное, от страха, болевшего хуже наверное любой опухоли, деться было не куда. Он сидел внутри на законных основаниях и давил всеми кнопками сознания. От ощущения тяжёлой операции до банальной неизвестности. Да ещё какой неизвестности, самой главной-что там, после.
Утром смягчив сознание горстью успокоительных Федя явился в Поленово (НИИ Буратино).К нужному человеку на консультацию, как ни странно, попал довольно быстро. Даже особо финансов не потратил. Да бог ты с ними, с финансами.
Довольно молодой, холёный врач ещё раз осмотрел снимки, поспрошал, поводил молоточком перед носом и удалился за подмогой коллег.
Пока в кабинете никого не было Федя, как перед расстрелом, промотал в голове всю свою жизнь. Жизнь его была не то что бы интересная или не интересная, а назовём так забавная. Археологом великим в детстве стать он не мечтал. Мечты у Федьки были понятные разбогатеть. Сейчас понятно, а в советское детство, кстати, мечты такие реже встречались.
 Бабка его, любила рассказывать как у них в деревне один мужик с первой мировой без ног вернулся, жена его из дома выгнала. Понятно кому такой кормилец нужен. Он в какой то древний, древний заброшенный дом отселился. Домов этих, бабуля говорила, в их Ковровской области много было. По несколько сот лет избушкам. В общем, стал как то сам оставшимися частями тела быт налаживать. Толку то. Запил и в подпол своей избы провалился, а там сундук с сокровищами…Из всех сказок и историй у Феди это была любимая, бабуля расскажи ещё, бабуля расскажи ещё. Ну бабка ясно, кто её ещё слушает, снова сказку пересказывает, каждый раз с новыми подробностями и размером богатства. Так что, мечта, клад отыскать, накрепко засела.
 Клад не клад, а кое что Федя из землицы извлекал. Начал с простого. Оружие второй мировой. Во временна его молодости этого побольше было, сбыт то же находился. Везло Собакину больше чем другим, даже кликуха была - Миноискатель. Кстати один раз реально чуть на мине не подорвался, каким богом за секунду до взрыва в яму свалился… Говорили мы, умел Фёдор ловушки судьбы обходить. Собакин кстати очень не плохо и в антиквариате разбирался. Так что потом на это переключился, археологические экспедиции то же не безрезультатно проходили, клады не клады, а периодически какая либо конвертируемая находка попадалась. Каналы сбыта хорошо знал…Ох ребята, не бедный, не бедный человек был наш скромный археолог. Да что толку, там, куда судя по данным исследования он метил, деньгами не брали.
В дверь кабинета вошли три белохалатника. Всё что могли они уже, наверное обсудили. Но для порядка пораспрашивали Федю.
-Как давно вы стали отмечать симптомы?-
Собакин ещё раз сказал, что примерно месяц назад.
-Это вы путаете, улыбнулся один из врачей, симптоматика у вас пол года, а то и год. Вам ещё повезло, что вы сами двигаетесь и разговариваете.-
-А кто за меня должен говорить и двигаться?-челюсть у Феди затряслась. Какие, однако, корректные доктора.
-Скажу вам на прямую, продолжил Айболит, опухоль очень большая, весьма агрессивная, вспомните, наверное уже год назад, что то происходило.-
Фёдор ещё раз порылся в памяти, нет, крышу стало сносить месяц назад. Очевидно у этой опухоли очень быстрый рост.
Белохалатники снова пошептались и назначили повторную компьютерную томографию, на сей раз в их клинике. От Фединых вопросов про операции и химиотерапию тактично отошли.
После получения повторных результатов обследования Федю снова стали изучать со всех сторон. Лупили молоточком, тыкали иголкой, мяли, щипали. Проверяли зрение, слух. Нюх не тронули. Умилительного вида девушка, психолог, раскладывала тесты на развитие. Собакин, попытавшись переключиться на голые коленки психолога, что то в ответ острил. Девушка холодно улыбалась.
 Федю опять оставили одного в кабинете. Он снова как плёнку прокручивал воспоминания своей очевидно приближающейся к концу жизни. За последнюю неделю, это наверное уже был сотый по счёту сеанс просмотра. Очевидно от нервного перенапряжения в голове стали возникать не когда до толе не виденные факты. Федя Собакин вспоминал эпизоды из своей армейской жизни, при чём никогда он в армии не служил. Смерть дочери десять лет назад, во всех подробностях терзала память. Маленькая оговорка, детей бог Фёдору не дал, посему дочь умереть или счастливо жить не как не могла. Начав путать видения с реальностью Собакин даже пытался изучать свои документы. Не было у него детей и в армии не служил и много ещё чего привидевшегося в реальной биографии не существовало. Может это какая-то его параллельная судьба, которую он мог бы прожить?
К мистике, кстати, Фёдор никогда не был склонен. Хитрованнистый парень из народа. Везучесть свою воспринимал как данность, и об закономерностях её существования старался не думать. На исторический факультет поступил исходя из двух вещей. Первая, как ни странно детская сказка прабабки о кладе, к кладоискательству не помешает научную базу подвести. Во всяком случае, до поступления Федя так наивно думал. Ну и математику с физикой терпеть не мог. Вот тебе и выбор. Во время экспедиций Федя использовал старые трюки. Подменял находки, или подбрасывал в историческую грязь устаревшего вида безделушки. И пока все ребята осматривали какую ни будь ерунду, Собакин рыл там где надо. Нюх кстати имел как в фамилии указанно. Скопив какой никакой капиталец Фёдор по случаю перебрался в культурную столицу. Во многом, благодаря умению пить и не пьянеть с нужными людьми, наш герой быстро освоился в культурной столице. На самом деле бескультурной деревне, как сам Фёдор окрестил данную местность. Городишко этот кстати не любил, хотя вроде всё пучком складывалось. Неприметный бизнес по сбыту незначительных археологических находок, крупных на своём веку он ещё не встретил. Антиквариатом ещё промышлял, хотя эта ветвь бизнеса особого дохода не приносила. Как говорится всё уже до нас украдено. Официально числился Фёдор в Большом городском музее, младшим научным сотрудником. Вполне удобно.
Автобиографические воспоминания прервало ввалившиеся в кабинет стадо врачей. Слово взял главный, светило науки. Монументально загибая хитрые термины, как на лекции, светоч объяснял положение пациента. Выходило следующее. При такой локализации и стадии болезни пациент своими ногами в равной степени руками ушами и всем остальным, самостоятельно, шевелить уже не должен. В лучшем случае являть он должен из себя овощ, и то загнивающий. Фёдор в ответ пытался сказать, что у них в роду все были чрезвычайно крепкие. Не упомянул правда, что крепкие только в отношение выпивки, а так среднего телосложения предки и такой же продолжительности жизни. Эти речи профессура пропустила мимо ушей и начала что то судачить о химиотерапии. Операцию делать уже однозначно поздно, к лучевой терапии опухоль не чувствительна, а вот похимичить говорили можно. Однако уверенности в их голосе не чувствовалось. Это прохиндейский ум Феди сразу уловил. Выходит всё настолько хреново, что даже за деньги связываться не хотят. Последовало предложение просто лечь и ещё пообследоваться.
-Ну уж это хрен вам, решил Собакин, подопытным мышонком не буду.
Он пообещал, что подумает и распрощался со светилами института. Следующие три дня Фёдор метался по городу пытаясь насобирать ещё врачебных мнений, подспудно понимая, вряд ли скажут новое. Оббежать удалось ещё пяток ученного народа. Кто то покивав головой обещал посоветоваться с коллегами, и в течение месяца найти ответ. Кто то сказал, что в Обнинске стоит волшебная установка, излучает быстро-медленные нейтроны и глушит любую опухоль. В Феде затеплилась надежда, но врач объясняя механизм действия всё время путал нейтроны и протоны, а потом пару раз спутал название опухоли, оно и впрямь было язык сломаешь. Короче псевдо научные бредни очередного светилы радости не добавили. Следующий, очень похожий на предыдущего, врач из какой то крутой больницы, предложил даже прооперироваться, ничего правда не обещая. Отпугнула только оговорка нейрохирурга. После операции начнётся покойная жизнь. Оговорка, что называется по Фрейду. Ну и ещё несколько специалистов были согласны с мнение ребят из НИИ Поленова. Покойная жизнь однозначно. Жди смерти Федя, правда ждать недолго.
Из всего слышанного за последнюю неделю запомнилось Собакину высказывание одного молодого нейрохирурга, парня кстати без всяких учёных титулов. Звучала фраза примерно так. Как ты товарищ Собакин, смог с такой огромной опухолью жить. Думаю не возникни у тебя этого заболевания, судя по возможностям твоего организма, был бы ты мил человек бессмертный. Как в кино, горец бессмертный.
Дома вечером, что называется наедине с собой Фёдор шевелил остатками мозга, вспомнилось, что действительно никогда толком не болел, а если и схватит какую ангину, то к вечеру того же дня здоров. Насквозь его не протыкали, пулевых ранений не было, а так всегда быстро очухивался. Даже ранки после бритья быстро заживали. Может и в самом деле он бессмертный, раньше был, до опухоли. А так станет его вечное, бессмертное тело скоро парализованным, кахексичным и с метастазами. Господи чем согрешил, что сделал? Да, честно говоря много чего за жизнь нашкодил, но ведь бывает люди и поболее творят, и ничего живут себе да радуются. Уж во всяком случае в сорокет не уходят. Собакин взвешивал и перевешивал грехи своей жизни. Где ж те весы для грехов, наверное у людей их нет. Стрелка на Федькиных весах прыгала то туда, то сюда.
 Может какое родовое проклятье? О, тут копай сколько хочешь. Федя пытался уснуть. Несмотря на лошадиную дозу снотворного, организм продолжал бодрствовать. Прошло ещё минут двадцать, может и меньше. Почему то стало тяжело дышать. Уж не конец ли пришёл? Да слава богу, что так.  Ведь и не страшно совсем. А чего бояться, вроде и не больно. Помрёт не кто особо страдать не будет. Семьи нет. Ходил всю жизнь бобылём. Баб много было, но чего то близко не срослось. Родители оба умерли. Друзей близких и то нет. При всей своей общительности ни кого к себе не подпускал. Как один его всё ж таки близкий друг говорил, тебе бы Федька в древности каким монархом быть. Со всеми ладишь, всё видишь, вином людей почиваешь и буд-то хочешь туда яда плеснуть. Что ж правильно друг мыслил. Можно было кстати ему всё своё барахло отписать, да он лет пять назад на машине разбился…
Не, ни кто ему автомобильных катастроф не устраивал, случайность. Только Собакин тогда должен был с ним ехать, но почувствовав какую то ловушку в последний момент отказался. А друга кстати не предупредил, почему то решил промолчать. Чем не грех, друга от смерти не упредил.
Дышать тем временем становилось всё труднее. Инстинкт жизни направил руку к телефону, но рука подобно воздушному шарику бессмысленно  перекатывалась по дивану. Что ж это. Подошло что ли? Что ж там ждёт то на том свете? Федя вспомнил, как в детстве сидел с отцом в кинотеатре перед началом сеанса и дёргал батю за рукав.
-Пап, а что в фильме будет?-
-Нетерпеливый ты Федька, сейчас кино начнётся, узнаешь. А ежели расскажу неинтересно будет.-
А ведь верно пронеслось в задавленной опухолью голове. Кабы все знали чего там, так и умирать не интересно б было. Хотя он никогда не слышал, что б умирать было кому ни будь интересно. Между тем Собакину начало казаться, что он сделался одним большим воздушным шариком. Шарик надувался и надувался пока не лопнул, абсолютно кстати бесшумно. Земная оболочка разлетелась на ошмётки, а дух Собакина выпорхнул оттуда и полетел. Только не над полями над лесами. Понеслась душа Федьки через время.
Говорят в атмосфере на больших высотах есть коридоры по которым ветра с огромной скоростью дуют. Может, подхватило душу таким ветром и занесло маленько назад, в четырнадцатый век. А дальше аккуратненько, как на парашюте, опустилась на грешную землю, грешной Руси, времён позднего средневековья. Дух приземлился чрезвычайно точно, ровно так что опять в человеческую оболочку попал. Да какую, его же Федькину. Стоит себе натуральный Фёдор Собакин здоровый, живёхонький. Только начало нашего рассказа он не помнит, а кто помнит, что с ним через семьсот лет будет.
Хоть и четырнадцатый век, а воздух вода земля, всё присутстсвует. Воздух кстати гарью пахнет. Да какой то гарью странной, буд то ещё и мясо жарили. Запах кстати для ноздрей боярина Собакина привычный. Не первый лабаз с людьми сжигает Федька да дружина его. А чего уважаемый читатель удивляешься? Не всё население готово новому властителю за просто так дань отдать, тем более втрое больше прежней. Вот и приходиться местечко новое захватывать, народ в церковь сгонять, а куда ещё все вместятся? Вот, а потом поджигать её вместе с людишками. Для устрашения, лучший экономический инструмент, кстати. Сопротивляться людишки конечно пытались, но дружина у Собакина не промах, сам подбирал.
А главное ведь не просто так народ уничтожают. Цель у Фёдора великая, нужную сумму набрать, что б в Орду за ярлыком на великое княжество ехать. Сам Собакин не из шибко богатых, да родовитых, благодаря решительности и смелости своей подымается. Не каждому конечно такое с рук сойдёт. Людей жечь. Только ведь Собакин оное творит с божьего повеления Великого князя Московского. Тому деньги страсть как нужны, а самому пачкаться не с руки. Власть то его от бога. Вот Федька для этого и подходит. Конечно как нужные средства Собакин соберёт да народ под себя подожмёт, Великий князь вестимо его кончит. А вдруг не успеет? Есть у Собакина дар такой ловушки судьбы предугадывать. Потому кстати и живой ещё.
После грешных дел пьёт Фёдор с князем медовуху. В верности друг другу клянутся. Великий князь правда планирует где то через месяц Собакина отравить. Только тот уже нужный состав в княжеский кубок засунул и пойдёт правитель на божий суд поперёд подчинённого. Фёдор же в Орде ярлык на княжество получит и править будет. Князем правда  значится станет другой,  про него потом много в книжках напишут, то же естественно отравлен будет. Да вы уважаемый читатель не раз ещё в школе имя то слышали. Только правит то реально Фёдор Собакин. Прочно теперь род Собакиных Русь придержит. Великой державой сделает. Так что церкви с людьми не зря пожёг, считай в жертву господу богу принёс. Издревле так было и будет.
А пока подымается над церковкой пламя, а стоны людские внутри только пламя разжигают. Фёдор смеётся, не над людишками, а над тем, что кто то смел против его воли пойти. Его, который все ловушки судьбы на перёд знает. Так засмеялся, что дыма хватанул, закашлялся жутко, так жутко что что то из боярина Собакина вылетело. А затем наверх, дальше по коридору времени попутным ветерком назад, в наши дни. И точно в уста сотрудника Большого городского музея Ф. Собакина влетело. Федька естественно дико закашлялся и глаза приоткрыл. Вид тот же, диван тот же, потолок окно. Наше время. Это что, на том свете что ли побывал, ад что ли увидел. Ага его его, только ад этот земной который завсегда на планете присуствует. Думал ещё за чьи грехи страдает. А вот тебе чем не повод, за такой грешок цена расплаты на ближайшую тысячу лет неопределённая.
Фёдор попробовал пошевелить руками, получилось. Присел на кровати. Что ж это было? Галлюцинации, вызванные объёмным образованием мозга? Или впрямь, душа его во времени по носителям оной металась. Род Собакиных и правду весьма древний, это Фёдор как историк выяснял. Известна фамилия аж с тринадцатого века, только вроде веке в восемнадцатом судя по официальным источникам род прервался.  В видимом прошлом не каких у Федора родовитых предков не имелось, даже мелких дворян не значилось. А получается он из самой что ни наесть августейшей фамилии.
На следующий день Собакин опять явился в НИИ Паленова, и сам до конца не понимая зачем, попросил сделать ещё одну компьютерную томографию. К Фёдору учитывая уникальность случая отнеслись как к родному, исследование провели быстро.
Результаты удивили всех. Опухоль довольно сильно уменьшилась. Даже можно сказать значительно.
-Как будто какой то шарик внутри лопнул, она и сдулась-, произнёс кто то.
Выйдя на улицу Фёдор пытался убедить себя. Что раз опухоль довольно сильно уменьшилась может есть ещё шанс. В это даже верилось, но загадочное путешествие во времени ещё больше грузило сознание. А предположим есть ещё время, как его употребить правильно. Зависит от того сколько этого времени, может будет опухоль теперь стабильно уменьшаться и поправится он окончательно. Целая жизнь впереди да наверное длинная. А вдруг можно будет во времени опять пронестись и в предка душегуба вселиться, он типа, предок, часть золотишка, самым подлым путём заработанного, закапывает в условленном месте, Федькина душа прилетает назад в наши дни извлекает из земли клад и пускает его в оборот. Частично конечно на богу угодные дела, уж больно паскудным путём получается стартовый капитал заработан.
 До дома Фёдор дошёл в прекрасном настроение. Прейдя впервые за многие дни с аппетитом поел, лёг на диван и попытался заснуть с надеждой на необычные видения. Кстати на сей раз подошли примерно те же ощущения, рука стала безвольно перекатываться как воздушный шарик, это уже было отметил Федя. В голове то же, буд то шарик надули, Собакин представил что уже летит его душа и открыл глаза, душа вместе с Федей находились на том же диванчике, а диванчик в той же комнате. Рановато глаза открыл, решил путешественник во времени, надо ещё раз попытаться. Он повернулся поудобней. Что то в организме не так. Фёдор попробовал пошевелиться, рука не слушалась. Та которая как воздушный шарик, и перед глазами всё несколько плыло, причём плыло не во времени, а в пространстве. Становилось страшно, Федор дотянулся здоровой рукой до телефона и вызвал скорую. Приехала весьма быстро.
-Инсультик у вас молодой человек-. Объявил пожилой врач. Очевидно опухоль затронула определённые отделы, вот руку вам и парализовало, хочешь отвезем вас в ваше НИИ Паленова, раз уж вы там постоянный клиент.-
Фёдору ничего не оставалось как согласится. Через час он уже находился в палате знакомого стационара. Вот тебе и дальнейшая длинная жизнь, опухоль значит уменьшилась. Да она сволочь просто сжалась, что б потом жару дать…Фёдор начал воспринимать свою опухоль как живого человека. Добьёт рано или поздно. Рука болталась как верёвка. Это ещё так для начала.
До утра Фёдор обвешанный капельницами ждал второго удара. Но на сей раз чутьё обмануло, ни чего не произошло. Наутро появились знакомые врачи, судя по всему, они то же были не рады. Что чудо пациент стал двигаться в обычную для заболевания сторону. Однако объяснили, особо страшного пока не произошло. Пока…Господи ну чем согрешил, опять затянул привычную уже песню Собакин. А если этот предок выродок, то почему именно я за него отвечать должен. У меня если вдуматься много предков, одних прадедушек как у любого человека четыре штуки, кто то наверняка напакостил…Мысли Фёдора неслись в разные явно не совсем верные направления.
Прошло пару дней. Физическое состояние Собакина несколько улучшилось . Рука маленько стала двигаться. Как объяснили врачи, проходящий инсульт, может вообще восстановится, если чего ещё не произойдёт. В середине дня  Фёдора на каталке, хотя мог и сам идти, отвезли в кабинет заведующего. В кабинете кроме зава находилось ещё два человека. Как объяснил заведующий это американский светила нейрохирург и его переводчик.
Дальше речь взяли штатовские товарищи. Светила лопотал на английском, а переводчик соответственно переводил. Они представляли какой то солидный Нью-Йорский госпиталь. Случай Фёдора настолько уникален, что заинтересовал американцев. Откуда только узнали? Подобные размеры опухоли, что б человек жил. Да ещё непонятно чем вызванное уменьшение злокачественного образования, мимо таких фактов американская медицина в их лице пройти мимо не может. Американский госпиталь, готов его пообследовать и по возможности полечить. Всё за счёт самих американцев. М да про такое Фёдор не слышал. Что американцы тебе санаторий оплачивали. Получается, начинается его карьера подопытного кролика. Собакин вспомнил недавний задушевный разговор с одним выгодным ему алкашом фээсбешником. Вся Россия для американцев как полигон, вопил собутыльник, они на нас как на этих, на морских свинках эксперименты ставят. Что ж идея не нова, дальше кстати поднажравшийся фээсбешник, заместо американцев начал вставлять в разговор инопланетян.
Заведующий отделением заметив сомнения на лице Фёдора влез с комментариями.
-Состояние ваше Собакин стало ухудшаться, считайте один инсульт пусть и не большой уже был. У наших коллег значительные возможности, там у вас появляется хоть и небольшой, а всё таки шанс, цепляйтесь.-
Федя вздохнул, чуйка почему то подсказывала, езжай, езжай. Случай его действительно уникальный. Богу ведомо какой там шанс, но сидеть тут и смерти ждать, это уж совсем грустно. Да и чем я рискую. Голову в банку с формалином запихают, на пару месяцев раньше. Да чёрт с ним.
-Я согласен.-Твёрдо произнёс Собакин.
Через две недели он находился в комфортабельной палате какого то загадочного Нью-Йорского госпиталя. Больше кстати походившего на элитную тюрьму. Вывесок не было пациенты, очень немногие, друг с другом не общались. Постоянный присмотр чувствовался. От такой довольно странной обстановки страх смерти куда то отступил, оставив место злющему любопытству. Рука кстати полностью восстановилась. Процедуры проводили все те же самые. Множество анализов, компьютерные исследования и так далее. Самочувствие, как уже говорили, было отменное, не считая повышенной сонливости, возможно вводили снотворные. Пару раз заходил уже знакомый американский профессор с тем же переводчиком, они вели примерно те же беседы, хвали за стабильные жизненные показатели, обсуждали вопрос об какой то хитрой лучевой терапии. Только в отличие от своих российских коллег в терминах были точны.
После очередной капельницы Федя почувствовал, что слабеет, а затем впал в небытие. Очнувшись долго не мог понять, что с ним происходило и где находится. Голова была забинтована.
-Ого, наверное как собачке Шарику в башку влезли. Сделали эту, трепанацию. Очевидно каким то щадящим способом, эндоскопическое вроде называется. Согласия кстати не спрашивали. Это что, я теперь по закону Булгавского произведения в пёсика превратится должен. Тем более, что и фамилия располагает. А что не плохо за родовые грехи рода Собакиных последний представитель в собаку и превратился. Косточку то хоть давать будут?-
Фёдор заснул. Снилась ему миска с апетитнейшей дымящийся косточкой. Однако чья то рука оттаскивала миску. Федя рванул за ней, но обнаружился ошейник и поводок. Поводок натянулся сдавив горло. Собакин открыл глаза.
Перед ним стояли профессор и переводчик, ближе переводчик.
-Уважаемый господин Собакин, начал он тот улыбаясь. Независимо от нас ситуация начала складываться критическая и другого способа снизить нарастающее внутричерепное давление как трепанация у нас не было. Но прошла она успешно и вы можно сказать чудом остались..
-Слышь, родной, вставил Федя, переведи своему боссу. Когда я волосами покроюсь?-
-Переводчик, что то сказал профессору, тот залопотал в ответ, при чём говорил переводчик с профессором весьма повелительным тоном. Раньше такого не замечалось.
-Что, товарищ Собакин, Булгакоским персонажем себя ощутили, напрасно.-
-Ой ребята, обратился к парочке Федя, я чего-то стал задумываться, кто из вас Филипп Филиппыч, а кто Броменталь. Мне чего то стало казаться, что вы товарищ скромный переводчик тут главный.-
-Да пожалуй Фёдор, вы правы.-Улыбнулся переводчик. Вы всегда проницательностью отличались. Хотите, называйте меня профессором Преображенским, если вам от этого веселей. Не буду ломать перед вами комедию, внутричерепное давление у вас находилось и находится в пределах нормы. И вообще, не считая загадочной опухоли в вашей не менее загадочной голове, вы в отменном физическом состояние. Нам нужно было взять фрагмент опухоли на анализ, из за этого, уж простите немножко посверлили вашу буйную головушку.-
-А не боитесь, что я на вас за такие манипуляции в суд подам?-
-Не, не боимся.-Преображенский зловеще улыбнулся. Из чего Федя заключил, что эти ребята очевидно действительно ни чего не боятся. Ну умер безнадёжный онкологический пациент из России. Курируют его не какие-то заштатные докторишки, а люди явно с большими возможностями. Может и не врачи совсем.
-Однако давайте поговорим о другом,-продолжил новоявленный Филипп Филиппыч Преображенский. Материал опухоли, полученный из вашей головы, изучался, даже не представляете как. Ответьте мне пожалуйста, господин Собакин, на простой вопрос. Сколько вам лет?-
-Тридцать девять.-Ответил Федя. Что за очередные психологические тесты.
-А вот и не правда, вздохнул Филипп Филиппыч. Получается, что вам семьсот лет.-
Федя решил, что последствия наркоза ещё не отошли.
-Дело в том, что все извлеченные из вашей головы ткани не на что похожи не были, уникальны по гистологическому составу, ну да это ещё не всё. Кто то из делавших исследование специалистов почему то предложил провести анализ и на возраст, не знаю почему это пришло ему в голову. Так вот возраст опухоли из вашей головы, семьсот лет.-
Фёдор тупо смотрел на Филиппыча.
-Притом добавим, кости вашего черепа, имеется в виду не опухолевые структуры, соответствуют вашему паспортному возрасту, около сорока лет. Как такое возможно, мы не понимаем. – Преображенский внимательно уставился на Федю. Взглядом не то что в мозг влез, в каждую клетку, не меньше.
Стоявший всё это время и молчавший  рядом американский профессор что то начал говорить.
-Мой коллега высказывает гипотезу, связанную с теорией нобелевского лауреата Леонида Гельбера про генетическую память. Слышали наверное про это?-
-Я мельком что то слышал.-Угрюмо ответил Федя. Передачу про этого лауреата смотрел, ничего не понял. Якобы у этого Гельбера с психикой проблемы, его в психушку положили.-
-Да примерно так, но речь не об этом. Грубо говоря по предположению весьма не глупых специалистов в вашем геноме есть, что то что заставило постареть часть вашего мозга на семьсот лет. Как такое возможно и почему скажем на семьсот лет, а не на тысячу или на триста-ответа нет.-
-Что то я не слышал, что б кто-то даже под влиянием взбесившегося генома старел на семьсот лет.-Задумчиво вставил Федя, прекрасно понимая откуда взялась цифра семьсот.-
-Ну во первых, состарился не весь организм, а определённая часть вашего мозга. Во вторых, ещё один вопрос, старение сбалансированно невероятной способностью к регенерации ваших тканей. Господин Кларк, обратился Преображенский к коллеге, давайте снимем повязку с головы пациента.-
Бинтик с Фединой черепушки аккуратно смотали. Когда соскочил последний виток марли Кларк громко произнёс.
-Ой!-
-Я ж вам говорил.-хмыкнул Филиппыч.
-Да, что ж вы, суки, загадки гадаете, издеваетесь!-Не выдержал Федя.
-Чего орёшь, осадил Филиппыч, в зеркало на себя глянь.-
Фёдор бросился к трюмо. В отражение показалась его голова, на ней было три небольших шрамика, такое впечатление полугодовалой давности. На каждом шрамике болталась ниточка неизвестно чего стягивающего шва.
-Понятно?-спросил Преображенский.
-Понятно.- Отвалившись от зеркала икнул Федя.
-Ладно хватит пока материала для раздумий, отдыхайте.-Преображенский и Броменталь удалились. Оставшись в палате один Фёдор долго разглядывал себя в зеркале, но ничего нового в отражение не прибавилось.
Во как, думалось Феде, залетел на семьсот лет назад в предка, теперь изнутри весь гнилой. Хотя опухоль ведь до этого началась. Что первично, что вторично. Какая генетическая память. Какое восстановление тканей. Мысли без ответно бултыхались. Да попробуй тут найди ответ. Американцы ребята весьма подкованные, а то же не чего не понимают. А что дальше то будет?
Если я такой здоровый, можно сказать бессмертный, то значит рак мне не страшен, тем более может это и не рак совсем. Тогда, что я здесь делаю? Надо домой собираться. Тут Фёдору стало опять не по себе. Кто ж его, такого уникального, домой отпустит. Будут держать изучать со всех сторон. Голову пока всю не рассверлят не успокоятся. Зачем согласился сюда лететь дурак, думал что не чего не теряю, потому что смертельно больной, а получается сам бы выкарабкался, а теперь сиди здесь. Что ж чутьё такое неисправное стало. Фёдор смотрел вокруг и не находил выхода. Становилось не менее жутко чем прежде, в ожидание смерти от злостной опухоли.
Прошли ещё сутки, Фёдор старался себя держать, возможно найдётся способ улизнуть, главное без паники. Это легко говорить. Время тянулось мучительно медленно. В середине дня появился Преображенский. Один, без сопровождающего.
-Ну как у нас дела? Изуитски-Голивудски улыбнулся русскоговорящий американец.
-Чувствую себя прекрасно.-сделав усилие улыбнулся Федя.
-Сомневаюсь, хмыкнул Преображенский. Находясь в заточение, наедине с неизвестностью чувствовать себя прекрасно тяжело.-
Собакин с ненавистью посмотрел на американца.
-Да не зыркай так, произнёс тот. Вот мои коллеги тебя изучающие про гены твердят, чего то там ещё изобретают…Я с ними не согласен.-
Преображенский приблизился к Фёдору. Скажи ка мне, друг любезный, как ты во времени перемещался? –
Собакин посмотрел на профессора, вид у ранее холодного и рассудительного медика, а может и не медика был как бы это сказать. Немного сумасшедший. Глаза горели, руки тряслись. Может в больнице все стали с ума сходить, а не только Фёдор.
Преображенский отпрянул и выдохнул. Такое впечатление, что не много пришёл в себя. Воцарилось молчание.
-Видите ли, минуту спустя начал Профессор. Машин времени у нас в наличие нет. Даже разработок, поверьте, если б что я знал. Но всё ж таки у меня полное впечатление, что это возможно. Глаза у него опять загорелись сумасшедшим огоньком. Ну да ладно. Голос смягчился. Господин Собакин, не волнуйтесь, подопытного кролика из вас делать не будем.-
Фёдор втянул уши.
-Мы даже вас здесь держать не станем, продолжил Филипп Филиппыч. Конечно, время от времени контрольные анализы, рентген там, но это не сложно. А так ближайшим рейсом домой.-
-Правда?-
-Да правда, правда. И не много о работе, вы ведь археолог?-
-Ну да.-
-Археологи с семьсот летним стажем чрезвычайно ценятся в одной археологической компании. Мы вам ещё и работу по профессии предлагаем, оклад не плохой.-
-У меня с английским плохо.-Честно признался Федя.
-Да бог с ним, работать будешь в родном городе. Там талантливые люди нужны, их там большая нехватка стала. Так что, где то через пару дней назад, в Россию. Официальная версия чудесная американская медицина вас вылечила. Ну или точнее процесс затормозила. На работе лишних вопросов задавать не будут, мы позаботимся. Лично я с вами на этом пока прощаюсь. Дальше другие будут с вами работать, подробные инструкции позже дадут. А пока до свидания господин Собакин.-
Профессор иронично поклонился и вышел.
Обалдевший Федя сидел на кровати, сил практически не осталось. Хоть он и бессмертный. Почему отпускают? Где я теперь должен работать? Этот сумасшедший пытался выяснить, как я во времени плаваю. Машину времени не иначе для нужд Америки мастерит. Федя лёг. Главное отсюда смыться, а там разберёмся. А отпускают очевидно для того что бы посмотреть, что я буду на воле творить. Вдруг удастся отследить, как я во времени переношусь.


Возврат к списку


Человек Эпохи Вырождения 26.01.2013 11:46:04

хорошая глава. а то я подспудно мучоался: что-то мы упустили...что именно? и кого?!

теперь всё встало на свои места, спасибо

Человек Эпохи Вырождения 26.01.2013 13:29:13

отдельно хотел бы похвалить за название

на очереди:
живой мертвец
одетый голый
сытый голодный
непьющий алкаш
и
ебливый импотент

ждём

Александр Чистович 26.01.2013 15:24:13

Вот жил я дом в дом с Паленовской клиникой на ул. Маяковского, прям напротив Снегиревки, ровно с 1976 по 1989, но не ведал, что там такие чудеса творят

Александр Чистович 26.01.2013 15:25:56

Я предлагаю написать главу про круглый квадрат

Человек Эпохи Вырождения 26.01.2013 16:46:17

вы, чистович, со своим глумлением, не побоюсь этого слова - почти ХУЙ!11
извините

Спас 26.01.2013 20:22:02

Я вот г-на Повасика не каментил принципиально, но сейчас таки скажу, что серьёзно автор подходит к вопросу. И кстати да - книгу зачол . Очень хорошо. Спасибо, автор.

Спас 26.01.2013 20:22:58

Цитата
Человек Эпохи Вырождения пишет:
вы, чистович, со своим глумлением, не побоюсь этого слова - почти ХУЙ!11
извините

Бва-хаха!!!

Спас 26.01.2013 20:23:22

Шаббат дело тонкое

повасик 27.01.2013 15:27:45

Ребята всем спасибо. К тому же я теперь знаю что с 76 по 89 в НИИ Паленова всякой хрени не было, потому что рядом  А. Чистович жил. Эх жалко, съехал. Там потом ебливые импотенты такое творить стали, что любой квадрат круглым покажется.

Спас 27.01.2013 17:48:47

Сергеич у нас на страже и вечно бдит. Он как Цербер. Три головы и большое Я. Наше фсио, короче, ггг

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)