Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
21.04.2013

ПОБЕГ В РЕСПУБЛИКУ Z (глава 11-14

Автор: Виктор Мельников
11
В комнате царит странный голубоватый полумрак, окно открыто, воздух свеж, шуршат листья деревьев; неведома как, я в сотый – тысячный раз появляюсь на свет, просыпаюсь; пространство, что ни говори, непонятно, сокращается по мере того, как я осознаю месторасположение своего тела (кровать)… в середине комнаты парит в воздухе здоровенный детина в тренировочных брюках и в яркой гавайской рубашке навыпуск… Он левитирует, кажется, не прикасаясь к полу. Затем с шумом опускается вниз – это Женя, он смотрит на меня и мягко так улыбается; шум – это он цепляет табурет, который падает.
- Как состояние? – интересуется.
- Бывало лучше…
- Вставай, проспишь всё. Делай зарядку – и в путь, в Щёлкино. Рита с Региной почти собрались.
Я вспоминаю, что мы должны ехать на АЭС. Но у меня ужасно болит голова, в теле необъяснимая слабость. Я не готов к поездке.
- Кто меня сюда доставил? – спрашиваю и встаю с кровати, откидываю простынь. Замечаю, что совсем голый. Женя задерживает взгляд на моём члене, странное любопытство, и я сам смотрю вниз: всё нормально, кажется.
- Говори спасибо мне. Тащил от самого берега. Ты даже ногами не шевелил. Сколько ты выпил?
- Не знаю, а вот – намешал, да…
Замечаю одежду на крючке. Быстро одеваюсь.
Входит Рита, в руках термокружка, из которой исходит пар.
- Это тебе. Куриный бульон. Анна Васильевна передала. Она как увидела, какого тебя Женя притащил во двор, так и ахнула. Сказала, что ты стал жертвой обстоятельств.
Слово «жертва» несёт дух войны, оно мне не нравится. Я беру из рук Риты кружку, в которой, действительно, живая вода, действующая только на мой организм, делаю глоток. Хорошо! Всех благодарю. Мне кажется, что к моей персоне проявляется повышенное внимание. Я не привык. Но это приятно, честно признаться. Я забыл, что есть вот такие маленькие земные радости.
- А теперь мне надо привести себя в порядок, ребята. Может, завтра АЭС навестим, а? – вопрошаю. – Хренова-то...
- Завтра, так завтра… Рита, что у нас за день недели сегодня?
В комнату заглядывает Регина.
- Вот где все, ага! – входит. Теперь не протолкнуться.
- Вторник.
- Что по программе?
- Фрик-парад.
- Как же Щёлково, не понимаю? – спрашивает Регина. По-видимому, она готова отправиться на АЭС прямо сейчас.
- Завтра. Гражданину плохо. А сегодня – демонстрация! – объявляет Женя.
У меня звонит сотовый телефон. Снова Андрей. Я показываю рукой, чтобы меня оставили одного.
Секунду раздумываю, отвечать ли на звонок? Всё же решаюсь.
- Алло?
- Кирилл, ты где? Я тебя потерял. И не только я, по-видимому. Всё нормально?
- У меня – да. Отдыхаю. Так складываются обстоятельства. Но ты не волнуйся. Сам возьми отпуск. Газета подождёт. Что там у нас, в городе, кстати?
- Складывается впечатление, что тебя ищут. Вначале три незнакомых бритоголовых парня о тебе спрашивали, повстречались на улице. Потом – полиция приезжала. Прямо ко мне домой. Правильно сделал, что уехал. А в городе – сам знаешь, как всегда, ни в раю, ни в аду, баю баюшки-баю! По-моему, ты так выражаешься?
- Мёртвый сезон, как обычно… Андрей, я не скажу пока, где нахожусь, но у меня всё хорошо. Если не сложно – информируй не звонками, а sms, - и я понимаю, что не всё так плохо, как представлялось с самого начала, раз те, кто меня разыскивает, обозначают себя. Если, конечно, это не цирк, так всё задумано.
- Как скажешь.
Давай, до связи!.. И ещё: Андрей, будь аккуратней, прошу.
Телефон ставлю на подзарядку, беру термокружку в руки. Да уж, бульон у Анны Васильевны хорош! Он – как лекарство. Головная боль проходит. Радость к жизни возвращается вновь. Допиваю остатки: что называется, живи одним днём – вот оно настоящее, а будущее всегда наступит (задумываюсь)… на настоящее.
Иду в душ. На лавочке сидят Рита и Регина. Женя их фотографирует. Я машу им рукой. Регина посылает в ответ воздушный поцелуй.

12
Забавно, что я вижу перед собой. Рита, Регина и Женя – они выходят одновременно, как будто сговорившись между собой, из комнат во двор, где я их жду уже полчаса – делают попытку, мне кажется, вернуться в «край детских лет». Они переоделись в карнавальные костюмы, если так можно это назвать. Рита и Регина надели белые школьные формы Советских времён, конца восьмидесятых годов, очень коротенькие до неприличия (уместно сказать «приличия» по местным представлениям), у Риты оголена попка, а Регина более целомудрина, её платье чуть длинней, и я задумываюсь: а в нижнем ли белье они? Вначале Регина поворачивается вокруг своей оси, демонстрируя красоту ног и ягодиц, затем Рита – мне кажется, они точно без трусиков. У каждой повязан красный пионерский галстук на шее (я забыл, уверен точно, как он завязывается), белые банты на косичках, белые фартуки, белые гольфы и белые туфельки – белая Поповская пыль не страшна такому одеянию. Женя – Бэтмен. Он в чёрной маске, в неком коротком плаще, символизирующем крылья; плащ расстегнут, и держится на шнурке, завязанном на груди; в чёрных перчатках и… в очень облегающих плавках – мужское достоинство вот-вот вырвется наружу. Мои знакомые, каждый из них, превращаются в маленьких детей. А дети, как известно, не придерживаются никаких приличий, правил; они просто их не замечают. Должно пройти время, чтобы дети подросли и впитали в себя нормы окружающего мира. Но Республика «Z» эти нормы видоизменяет. Будь тем, кем ты хочешь быть, тебе дают понять, возвращайся в детство. И это не так плохо, как может показаться на первый взгляд. Я – за! Но я – тот самый, кто одет до неприличия просто, на мне вчерашняя футболка и те же рваные джинсы. Я снова не вписываюсь в общество...
- Так пойдёшь? – удивляется Женя.
- А как, голым, что ли? Я ничего не брал с собой. Откуда мне было знать, что здесь существует какой-то фрик-парад, - я почему-то начинаю злиться на него. – Я здесь случайно, может, оказался.
- Отстань от Кирилла, - вмешивается Рита. Я замечаю, что девушки полностью равнодушны к Жене. Он кажется таким большим и огромным, сделанным из пластилина. Лепи из него, что хочешь.
- Да я и не пристаю, а хотелось бы…
- Отдай ему фотоаппарат, - говорит Регина. – Ты с ним не смотришься. Кирилл пусть фоткает.
Я забираю из рук Жени дорогую вещь, самому иногда приходится вести фоторепортажи, но у меня фотоаппарат подешевле.
- Пользоваться хоть умеешь? – Женя расстаётся неохотно с ним.
- Свой я забыл дома, когда отправлялся сюда, у меня подобный, не волнуйся.
Идём на выход, Анна Васильевна встречает нас у ворот, улыбается, говорит:
- Во потеха, тьфу! На вас трижды, тьфу!
- Чур, меня! Что не говорите, Анна Васильевна, - поддерживаю я её.
Мы идём по Поповке. Половина «граждан», как и я сам, одеты и обуты повседневно. Пристающие, рукоблудствующие, предлагающие и ряженые – все направляются на пляж Казантипа, где вот-вот начнётся грандиозное представление, я в ожидании чуда.
Мне интересно, и я спрашиваю:
- Тот, кто не в форме, превращается в зрителя?
- Непосвящённые должны впадать в шок и осадок, - говорит Женя. – А посвящённые махать красными труселями и обливаться «шампанским». Я здесь во второй раз. Кое-что знаю. Демонстрация начинается с «Марса».
Старшеклассницы Рита и Регина берут Женю под руки, как меня вчера. Я забегаю вперёд, фотографирую их. Рита поворачивается ко мне спиной, приподнимает полностью платье, оголяя ягодицы, - нижнего белья нет. Точно так же поступает Регина. Я успеваю сделать несколько снимков. Совесть – это пережиток прошлого на Казантипе. Её никто не отменял, конечно. Но здесь ею лучше не пользоваться. Не поймут. Такие ассоциации возникают, потому что я протрезвел. Но не вызывают протеста.
Я радуюсь. Это чувство было позабыто мной недавно напрочь.

13
Верьте или не верьте, но это самое прекрасное зрелище на свете!
Толпа ряженых фриков собирается на «Марсе», зарождается жизнь. Рита, Регина и Женя смешиваются в толпе. Те, кто пришёл без костюмов, начинают сооружать одеяние прямо на месте из подручной тары, пальмовых листьев и обёрток от конфет; кто-то принёс материал с собой (ненужные глянцевые журналы, скотч, степлеры, писчую бумагу, пищевой полиэтилен, фольгу) и делает костюмы, выдумывая образ с ходу, что получится.
Желающие разрисовывать – разрисовывают желающих быть разрисованными.
Желающие фотографировать – фотографируют желающих быть сфотографированными. (Я нацеливаю объектив налево и направо, меня окружает призрачный мир, и я стремлюсь успеть запечатлеть его.)
Желающие танцевать – танцуют под музыку желающих играть и петь.
«ПРЕДСТАВЬ СЕБЯ ДРУГИМ ЧЕЛОВЕКОМ. СДЕЛАЙ ТО, НА ЧТО ТЫ НЕ СПОСОБЕН».
У одних при себе оружие – водяные пистолеты, деревянные и пластмассовые шпаги и мечи, у других лёгкие наркотики – мыльные пузыри, надувные шарики или презервативы; другая атрибутика карнавала на лице, грим и маски. Десятки Бэтменов, сотни принцесс, микимаусы, гуманоиды, марсиане, древние римляне и греки, Карлсоны, Гитлеры, Сталины и Ленины, Толстые и Карл Максы – все собираются в колонну и ждут начала демонстрации. Результат общих творческих усилий создаёт своеобразную субкультуру, ибо, терзая подручный, ненужный материал, подрисовывая национальным героям женского пола усы, а их мужским аналогам создавая бюсты, мне вдруг кажется, толпа только на первый взгляд отвечает созданию хаоса. А в действительности, без всяких на то сомнений, она строит порядок, который сводит на «нет», путём всякого обессмысливания, ценность материальных средств науки и труда.
Передо мной возникает зверюшка с ослиными ушами. Это девушка. Она превратила свой бюстгальтер пятого размера в уши животного – я её фотографирую, она начинает позировать. Делаю десяток снимков. Девушка улыбается, у неё милая улыбка. Потом она исчезает внезапно: чья-то мужская рука затягивает её в толпу фриков.
В кажущемся сумасшествии рычащей, улюлюкающей и свистящей орды присутствует – это заметно – даже своя религия, поскольку фрики, защищённые стенами Республики «Z», взывают к божеству Великого Оглупления – там, за стенами Казантипа, присутствует другое божество, совсем иное, оно «псевдо», зовущееся Отупением. И я пытаюсь избавиться от этой насаждаемой веры, окунаясь с головой в происходящее действо.
И вот на сцене появляется Никита I.
- Этот парад, - объявляет он, - испытание для каждого и для всех вместе взятых. Будьте уверены, сухим из воды никто не выйдет. Тот, кто пройдёт все испытания, может смело заявить, что я прошёл огонь, воду и медные трубы!
Колонна двигается вперёд. Фрики, пританцовывая и прыгая, идут на центральную площадь Казантипа, поглощая своей массой опоздавших или загорающих на песке граждан, а так же тех, кто остался в стороне от всеобщего празднества.
Самый яркий персонаж, Полотенчико, укуренный и пьяный герой, веселит всех и вся, вызывает у толпы кучу позитива – он идёт как бы во главе демонстрации, но чуть в стороне, бросается словами на ветер – он предводитель!
Наконец перед колонной возникает стена. Она изготовлена из картона и пенопласта.
Полотенчико взывает:
- Чего стали! Для нас не существует преград! – и фрики ломают стену руками, ногами и лбами.
Я замечаю Риту, она снова в стороне от Регины, которая рядом с Женей. Рита действует одна, а Регина и Женя одно целое, но каждый из них остервенело рвёт картон, крошит пенопласт.
Всё продуманно – и хаотично, кажется. Есть шаблон, но нет сценария.
«НЕ СТОЙ НА МЕСТЕ».
Я тоже присоединяюсь к всемирному разрушению стены. Я делаю это вместе с Ритой, ибо я здесь, я «щастлив», а это почти настоящее счастье!

14
Фрик-парад заканчивается. Ниоткуда на самом высоком подиуме появляется Никита I, он говорит в микрофон:
- Когда там, за моим забором, идеи и мысли иссякают на глазах, становится скучно и не интересно, ты наелся, сыт по горло, кислые физиономии товарищей вызывают отвращение до рвотного рефлекса, как от прокисших щей, а твоя девушка говорит, что не испытывает с тобой оргазма в постели, не любит тебя – вены не режь, в петлю не лезь, не прыгай в окно, а сделай одно: собери чемодан с вещами, и – к нам! Республика Казантип – источник «щастья» на всю оставшуюся жизнь! Здесь тебя полюбят, полюбишь и ты – жить!
«РАЗВЕРНИ МНЕНИЕ В ОБРАТНУЮ СТОРОНУ».
Фрики сбрасывают одежды и маски. Разрисованные девушки бегут в море, чтобы смыть засохшую и потрескавшуюся на теле краску.
Ко мне подходит женщина с микрофоном. Оператор начинает снимать.
- Львив-ТБ. Мэнэ звуть Эльвира, хочу поставыты вам дэкилька пытань. Вам подобается тут?
- Я должен отвечать? Извините, не понимаю. Здесь говорят по-русски, кстати. И вы этот язык знаете…
- Ага, вы звидкы? Нэ бажаетэ видповидаты?.. Гаразд, пошукаемо кого-нэбудь иншого…
Корреспондент и оператор уходят.
Женя наблюдает сцену со стороны, затем приближается ко мне, говорит:
- Смеются над нами, не понимая, что сами выглядят смешно.
Рита приносит «шампанское».
- Кто будет?
- Не откажусь, - я делаю несколько глотков с горла.
Регина снимает с себя школьную форму, остаётся абсолютно голой. Рита повторяет действо. Взявшись за руки, девушки идут в воду.
Женя тоже скидывает с себя маскарад. Оставшись в плавках, он берёт бутылку «шампанского» из моих рук, делает глоток.
- Выпьем за секс на пляже, - говорит.
Я перехватываю у него из рук бутылку.
- Не, лучше за жизнь!
Звучит Sunset H20, First. Я тоже снимаю шмотки и бегу к девушкам, в море. Женя – за мной…
Вечер проходит на танцполе.
После полуночи возвращаемся домой, к Анне Васильевне, уставшие, но в эту ночь трезвые. Шаркаем тапочками по белой Поповской пыли.
- DJ Bobina – уникальное явление на российской клубной сцене, - заявляет Регина.
- Высокий мировой стандарт, - подтверждает Рита.
- Импортёр русской клубной музыки, - добавляет Женя.
Я соглашаюсь:
- Ничё! – а сам остаюсь при своём мнении, не моя музыка. Может, потому, что «все твои друзья как один мудаки, но главный мудак среди них – это ты!»


Возврат к списку


Vincent_A_Killpastor 21.04.2013 02:11:12

Он кажется таким большим и огромным

Vincent_A_Killpastor 21.04.2013 02:50:15

Да это будет жить, виктор
есть какой-то драйв, музыка какая-то что ли
живая вещь, порадовал, надеюсь концовку не сплющил

Виктор Мельников 21.04.2013 08:45:50

будет и АЭС, будет и концовка (ошибок много, мне уже указывают). С большими текстами не работал никогда, поэтому, судя по опыту, иногда не видишь элементарной ошибки, ага...

Спас 21.04.2013 15:32:57

Не, ну тут только удачи, Виктор.

Хотя я так продирался все же скорее, чем легко читал.

Удачи, ну.

Виктор Мельников 21.04.2013 21:18:14

косяков много (когда носом ткнули, увидел), поэтому - спасибо всем, кто подсказал, - исправлять буду для себя. А сейчас дам то, что осталось выдать, как-то так...

Виктор Мельников 21.04.2013 21:41:29

кстати, самый простой текст с монитора - это уравнение, сложность, усталость в глазах, а не чтиво. Бумага! Только бумага! Хороший редактор тот, кто распечатывает.

Vincent_A_Killpastor 22.04.2013 18:26:17

Читалка, только читалка, даже при всей гениальности твоих текстов они не стоят уничтожения русского леса :)

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)