Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
25.05.2013

Стимпанк. Часть третья. Души Атлантиды.

Автор: повасик
Часть третья. Души Атлантиды.
По возвращению домой Охапкин увидел странную картину. Странно оживленная дочь и жена в анабиозе, в том в который впадала пройдя точку кипения.
Так, и дома что то случилось. Сапоги Ганса явно продолжают семимильными шагами отмерять события.
-Что у вас произошло?-
-Папа я беременна.-Голосом героини мыльной оперы произнесла дочь.
Охапкин выдохнул и произнёс странную для домочадцев фразу.
-От железного человека?-
У жены как тумблер щёлкнул. Анабиоз сменился истерикой.
-Что ж ты над ребёнком издеваешься. Нашёл время юродствовать. Мы же этого не ждали. Как теперь…дальше жена перешла на рыдания.
-Со мной, что только железный человек может?-злобно выпалила дочь. Я попытаюсь вас с ним познакомить. Да он женат, но такое то же бывает. В конце концов я уже самостоятельная, могу и без вашей помощи. И вообще не нужен мне этот ребёнок.-дочь подобно матери так же перешла на плачь.
-Всё правильно, всё правильно.-Произнёс Охапкин, самому себе. Хватит рыдать!- весело рявкнул он. Наконец то. Мы уж думали от тебя внуков не дождёшься.-
 
В холодной комнате на набережной мойки находилось трое мужчин. Один из метала и два живых и. Блокадная зима сорок второго выморизила всё настолько, что казалось эти два по температуре приближаются к железному роботу стоявшему в углу. Живые были дед Александр Семёнович и его девятилетний внук Колька. Если дед не понятно каким духом держался, то внук был совсем плох. Дед предполагал, что у мальчика кроме банальной последней стадии истощения очевидно ещё и пневмония, странно было только то, что несмотря на неостанавливающийся кашель внук был холоден как метал. Очевидно организм уже совсем не сопротивлялся. Мать мальчика и невестка Александр Семёновича погибла под обстрелом четыре недели назад. Скончайся она дома, можно было бы не вывозя тела получать по её карточкам съестное, но уж как сложилось.
Последнюю неделю дед мог ползать только по комнате. Выручала соседка, но уже два дня её не было. Внук не вставал вторую неделю. Александр Семёнович смерти не боялся, что было вполне логично для его положения и возраста. Мальчик по ходу то же вполне смерился с предстоящим. И практически не боялся, что то же было логично для его возраста и положения. Металлический робот, игрушка в рост человека, которую ещё давным-давно начал делать прадед мальчика , отец Александр Семёновича, итальянец прибывший в Россию в середине девятнадцатого века. Затем робота пытались усовершенствовать сам Александр Семёнович  и его сын, расстрелянный в тридцать восьмом. Внуку Кольке, скорее всего, вложить вклад в семейный конструктор уже не удастся. Кстати сознание этого единственное, что мучило Александр Семёновича.
Ещё в его немолодой башке стала появляться мысль, что Лениград это Атлантида. Которая скоро опустится в небытие и останется не более чем легендой. Отец Александра очень любил рассказывать ему сказки собственного сочинения, участниками которой частенько становились жители загадочной Атлантиды. Очевидно, перед смертью, у старика в голове стали оживать детские байки.
-Дед, расскажи нашу сказку.-Коля впервые за день что-то произнёс фразу.
Детский голос, прорезав холод комнаты, заставил старика выскочить из полусна.
-Коленька, тебе лучше?- произнёс старик.
-Сказку.- ответил мальчик.-
-Хорошо, слушай.-У Семёныча кажется открылись резервные силы.
Прадед твой, Сезарро. Слыл в своё время великим механиком. Как ты знаешь он был итальянец. По легенде разрабатывал для Гарибальди автоматическое оружие. Из-за чего был вынужден бежать. Обосновался в Санкт-Петербурге.
Семёныч не первый раз рассказывал эту сказку, единственное каждый раз история обрастала новыми поворотами.
Открыл лавку механических и не только игрушек. Свой род он вёл от одного известного древнего механика. Герода Александрийского, не каких подтверждений тому естественно не было, но не исключено , что мы действительно его потомки. Имя это в исторических кругах чрезвычайно уважалось. Жил он где то между не нашей и нашей эрой, в Александрии.  Якобы изобрёл всё, что можно изобрести до технических новшеств восемнадцатого века. От паровой машины, до парового театра. Паровую вертушку то же он воспроизвёл. Два сопла на оси в разные стороны. Она и крутится. Можно сказать паровая турбина.
Конечно возможно всё это изобрёл не один Герод Александрийский, а ещё много соавторов живших в разной местности и временах. Но твой прадед искренне верил, что всё ж таки все изобретения дело рук его предка. Подтвердить и опровергнуть всё равно нельзя.
Как я уже говорил был у него небольшой магазин, где продавались заводные птички, обезьянки, лошадки мотающие головой. Да ты же видел кой какие сохранившиеся игрушки. Товар кстати не слишком оригинальный, но в Петербурге неплохо раскупался.
Мечта у твоего прадеда естественно присутствовала. Создать механического человека и не с пружинным, а паровым двигателем. Для середины девятнадцатого века, времени парового двигателя и технического совершенства, эта идея являлась весьма занимательной и интересовала многих. Кое-что, на тот момент мой отец сконструировал, но скажу почестному, не какой критики эти технические создания не выдерживали. Как то раз, вернувшись домой, и изрядно продрогнув от столь мерзкого ему. итальянцу питерского климата, он присел возле печки. Той изразцовой, которая в комнате, где недавно умер сосед. Раньше же вся квартира была наша.
Так вот сидит отец у печки. За печной заслонкой потрескивают поленья и мелькают красные огоньки. Прикорнув в кресле твой прадед начал засыпать. Потрескиванье горящих дров было на редкость приятно. Даже стало казаться, что дрова не просто трещат, а наигрывают какую то мелодию. Как всякий итальянец отец обладал не плохим музыкальным слухом. Мелодия поленьев ему чрезвычайно понравилась. Такое впечатление, что кроме мелодии было в звучание ещё и красивое пение. Заключалось оно в том, что кто то низким безупречным голосом просил открыть печную заслонку.
Ладно, почему бы не открыть. Как только он распахнул заслонку из печки выскочил огненный столб.  Отец едва успел отскочить. Огненный столб пронёсся по комнате и встал перед твоим прадедом в виде огненного человека. Да, да именно человека. С руками, ногами, лицом. Только всё из огня. Можешь себе представить. Мне лично представить такое было трудно.
-Здравствуйте, не хотел вас напугать. Давайте познакомимся.-Первым произнёс огненный гость.
-Сезарро.- представился отец.
-Гефест.-
-Бог огня у древних греков.-вспомнил отец.
-Хотя бы так, я есть в любом огне.-
-Вы наверное персона очень важная?- поинтересовался отец, хотя это и так было видно.
-Ну а как же вы думали.-поддержал разговор Огненный незнакомец. Создаю разрушаю, порой не понятно, что преобладает.-
-Простите, а почему раньше я вас в таком обличье не видел.-
-Ну я людям вообще редко являюсь. Меня на всех не хватит, а вы ещё чего ни будь воспользовавшись моей мощью натворите.-
-Ну конечно, вы бог. Бог огня, издревле двигали человека на открытие.-
-А вот тут, уважаемый Сезарро, вы не совсем правы.-Огненный господин улыбнулся огненной улыбкой. Честно говоря, не какой я не бог огня. Если таковой вообще имеет место быть.-
-А кто же вы? Откуда возникли?-Отца всегда интересовало, что откуда возникает.
-Отвечу, произнёс гость. Об Атлантиде слышали?-
-Естественно, ответил отец, вы один из её жителей?-
-Не совсем, вернее совсем нет. Атлантида это отнюдь не материк, всего лишь остров. Правда с большим населением, особенно на то время и своеобразной культурой. Девять тысяч лет назад погребён на дно морское.-
-Что такое я слышал.-Вспомнил отец.
-Да. Продолжил огненный господин Гефест. А началось всё с извержения. Проснулся вулкан, выбросил кое что из недр наружу. Дальше оно уничтожило всё живое и не живое. Первый раз на тот момент погибло единовременно столько человек.
Приоткрою вам, уважаемый Сезарро, один секрет. внутри вашей планеты весьма много неизведанного. Часть вашего разума сосредоточенна не только в ваших же буйных головах, или загадочных излучениях от далёких звёзд, но и собственно глубоко внутри планеты, которую вы населяете. Уважаемые люди, до этого вы ещё долго не додумаетесь.
-А это вещество значит вылетает на поверхность при каждом извержение?-поинтересовался отец.
-Отнюдь нет, ответил огненный. Антивещество появляется наружу чрезвычайно редко. Планета свой ресурс бережёт. И не забывайте не при каждом извержение гибнет такое количество человек. Если сложить все души погибших тогда, мы получим значительную субстанцию.-Огненный человек улыбнулся.
Улыбка почему то не понравилась отцу. Погибло столько народу. Целиком уникальная цивилизация. Может, сохранись она, человечество в своём развитие на данный момент продвинулось бы гораздо дальше. Люди бы, к примеру, свободно перемещались по воздуху. Не было бы голода. Всю работу делали умные паровые механизмы…
-Прерву ваши мысли, встрял огненный господин. Так вот, представьте, субстанция из отлетевших душ, обитателей Атлантиды и антивещество, вырвавшееся из этого бренного шарика, сложились. Так возник я.
-Значит вы не бог огня?-спросил отец.
-Нет. Я всего лишь один из видов вдохновенья и движенья.-
Твой прадед, мой отец, внимательно выслушав задумался. И помолчав минуту задал логичный вопрос.
-Простите, а почему вы решили навестить именно меня? Именно в моей петербургской квартире? Именно сейчас?-
-Ну это уж мне решать, где и когда появляться.-Огненный господин опять улыбнулся. Я прекрасно знаю, что вы себя считаете весьма средним механиком и банальным авантюристом. Однако это не совсем так. Я дам вам вдохновенье вы создадите железного человека.-
-Простите, я и так всю жизнь мечтал создать подобное устройство, но зачем это вам, господин Гефест.-
-Видите ли, последовал ответ, я родился из-за гибели многих людей и мне хотелось бы отдать им долг. Периодически это удаётся, но в обличие железного человека в которого я вселюсь мне будет значительно удобней.-
 
-Вот такая внучек наша фамильная легенда.-Из тёплой комнаты середины девятнадцатого века о Александр Семёнович пять вернулся в блокадный февраль сорок второго. Ты Коленька верь, что робот наш когда ни будь оживёт. Только уже без нас, подумал дед.
-Дед, давай растопим железного человека.-Произнёс мальчик.
-Петенька, у нас же их дров практически нет.-Но глянув на мальчика, дед сделал усилие, встал. Взял дверку комода и отворив дверку на корпусе механического человека, в котором должен был жить дух Гефеста, начал растапливать устройство.
Надо сказать, что несмотря на красивую сказку придуманную отцом Семёныча, механизм с момента создания продолжал оставаться только механизмом.
Жар внутри Гефеста медленно разгорался. Котёл закипел. Железный человек в буквальном смысле отмёрзнув, смешно задвигал железными ручками, правда не в полную амплитуду, слишком мало было дров. Механическая улыбка возникла на железном лице.  Александр Семёнович перевёл взгляд на внука. Лицо мальчика светилось счастьем. Пожалуй, ради этого выражения лица ребёнка и стоило тремя поколениями семьи конструировать весь этот железный хлам. Дед снова посмотрел на Гефеста. Очевидно, у Александр Семёнович начались галлюцинации, лицо механического болвана показалось ему живым. Дед снова посмотрел на внука. Мальчик был мёртв.
-Ещё одна душа уходящей Атлантиды увеличила мощь огненного бога.-Произнёс один из двух живых находящихся в комнате.
 
P. S
В том, что дочь беременна от железного человека, Охапкин конечно ошибся. Отцом будущего ребёнка оказался неприметный парень, даже вроде и не плохой, но уже имеющий и жену и двух детей. Семью рушить разумеется не стал и поэтому будущий внук Охапкина будет носить фамилию матери.
 Вся компания друзей железного человека:  старичок-автослесарь, американец Лесли, Николай-орган и сам Охапкин ещё не раз встречались, забегая вперёд, волшебного робота они так и не встретили, но то ли наши герои, то ли мир вокруг них почему то изменился. Такое впечатление, что каждому выдали по паре семимильных сапог Ганса , которые понесли наших друзей по отпущенному для каждого  отрезку жизненного пути.
Самый короткий оказался у Николая через два месяца он скончался при непонятных обстоятельствах, вроде от сердечной недостаточности. Кстати, внука Охапкин решил назвать Колей.
Старичок-автослесарь, некогда починивший железную руку умер год спустя, впрочем этому не кто не удивился. Лесли уехав в свою Америку разработал какой то новый технический узел, получил за это солидный гонорар. Часть денег, кстати он выслал родне покойного автослесаря. Объясняя это тем что устройство руки железного человека, начертанное старичком вдохновило на открытие американца.
Сам Охапкин проживёт ещё двадцать, весьма плодотворных, но незаметных для мирового развития лет. А ещё, ровно через двадцать лет, его внук Николай Охапкин получит Нобелевскую премию за открытие антивещества в ядре земли.
По заключению авторитетных лиц, открытие влекущее за собой новую эру в развитие человечества.


Возврат к списку


Александр Чистович 27.05.2013 00:04:59

Есть мнение о присуждении Шнобелевской Премии товарищу Повасику за успешное окончание Третьей Части  Стимпанка

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)