Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
21.08.2013

Сны разума, или Альфред

Автор: Шева
   Альфред проснулся.
Настроение было ни к черту.
А откуда же оно возьмется, если ты знаешь, что сегодня тебя придут убивать?
В ожидании день тянулся как локомотив, ведущий тяжелый состав «в гору».
Альфред знал, что убийца придет ночью, поэтому на службу не пошел. А смысл?
День провел  в повседневных заботах по дому – купил новые цветочные горшки, неспішно, акуратно, пересадил в них часть своих любимцев.
Вытер пыль на шкафах, шкафчиках и люстре. Попылесосил ковры. Подклеил отставший уголок обоев в коридоре. И спрашивается – для кого?
Купил большую пачку сухого корма коту.  Хотя, казалось бы – зачем? Может и кормить-то завтра уже будет некому.
Вечером щедро насыпал корма домашней скотине – коту, попугаям, рыбкам в аквариуме.
Лег в обычное время. Ибо не видел причины менять давно установленный им же самим порядок отхода ко сну.
 
Проснулся глубокой ночью неожиданно, вдруг.
Шестым чувством понял – началось.
Не включая свет, тихонько, чтобы не издать какого-то постороннего звука и тем самым не выдать себя раньше времени, поднялся с кровати. Тапочки решил не одевать – в них неудобно, может ногами надо будет отбиваться - могут слететь в самый неподходящий момент.
На цыпочках подошел к двери спальни. Приложил ухо. Тихо.
Квартира будто живет своей обычной ночной жизнью. Но Альфред чувствовал – это лишь будто.
Медленно, осторожно приоткрыл дверь. С вечера смазанные маслом петли не скрипнули.
Так же тихо, не включая свет, вышел в коридор.
Думал - тот уже здесь.
Никого.
Прошел по коридору в сторону входной двери квартиры. Было темно, но узенькая серая полоска от двери дала знать – входная дверь открыта.
Вернее - чуть приоткрыта, на ширину ладони.
Кем-то.
Альфред остановился у двери. Сердце билось как у загнанного зверя. Тело сковал ужас, но Альфред понимал – раз убийца лишь приоткрыл дверь, но не вошел в квартиру, следующий ход за ним, за Альфредом.
Он отошел назад на полшага, а затем резким ударом правой ноги ударил по двери.
Дверь со стуком распахнулась.
Как Альфред и ожидал, убийца стоял за дверью.
Но стоял хитро, видно в ожидании, потому что торец двери лишь просвистел у него перед носом, но не задел его.
В темноте неподвижный силуэт выглядел устрашающе, как статуя Командора.
Быстрым прыжком убийца ворвался в квартиру и сразу бросился на Альфреда.
В ужасе, пятясь от страшной фигуры, Альфред очутился в большой комнате, служившей ему одновременно и студией, и столовой, и гостиной.
Неловко упав боком на стол с остатками вчерашнего ужина, правой рукой он успел включить настольную лампу.
В этот момент убийца настиг Альфреда, и крепко схватив обеими руками за воротник ночной пижамы, приподнял его.
Они оказались лицом к лицу, и Альфред едва не вскрикнул – перед ним было лицо Виктора.
ВиктОр, с ударением на второй слог, так он любил его называть. Когда-то, много лет назад, они дружили. Дружили крепко, пока один, а потом и другой случай, в которых Виктор показал себя очень некрасиво, свели дружбу на нет.
И вот Виктор здесь.
В роли убийцы. Кто его нанял – оставалось только гадать.
Но гадать было некогда, надо было защищаться.
Прижатый Виктором к столу, правой рукой Альфред лихорадочно шарил по поверхности стола, пытаясь найти какой-то острый предмет.
Нащупал вилку. И изловчившись, со всей силы воткнул ее Виктору в левый глаз. Тот только радостно зарычал – будто ожидал от Альфреда именно такого поступка.
Конец воткнутой в глаз вилки покачивался перед самым лицом Альфреда, не давая сосредоточиться – что же еще можно сделать, чтобы спасти себя?
Пришлось пойти уже проверенным путем – продолжать шарить рукой по столу.
Рука наткнулась на что-то острое. И тут Альфред вспомнил, что открыв вчера вечером консервную банку анчоусов, вырезанную консервным ножом жестянку он не убрал со стола. Похоже, это была она.
Выбора не было. И Альфред схватил этот металлический кружок с острыми зазубринами, и приложив его к горлу убийцы, несколько раз сильно провел им по кадыку Виктора.
К его удивлению результат оказался даже лучше, чем он ожидал.
Через образовавшуюся широкую рану густым пульсирующим потоком хлынула темная кровь. Заливая грудь Виктора и пачкая пижаму Альфреда.
Несмотря на такие серьезные действия со стороны Альфреда, хватка Виктора не ослабла. Наоборот, он даже попытался прохрюкать Альфреду в ответ нечто невразумительное.
Альфред вынужден был продолжить путешествие «вслепую» своей правой рукой по столу в поисках орудия спасения.
- O! Sheet! – вдруг воскликнул он.
Почувствовав, что он лишился указательного пальца правой руки.
Который попал под диск циркулярной пилы.
Которую вчера вечером он в ожидании убийцы предусмотрительно включил на ночь.
- Как же я fuck теперь буду показывать? – мелькнуло в голове Альфреда, но тут же он отбросил эту мысль как неуместную и возникшую не ко времени.
Потеря пальца будто подстегнула Альфреда к решительным действиям.
Изловчившись, неожиданным резким движением он с силой дернул убийца на себя.
Тот явно не ожидал такой прыти от Альфреда и едва не упал на стол.
Альфред оказался сбоку и чуть позади Виктора.  Ухватившись за стол левой рукой, правой он крепко схватил Виктора за затылок и сунул его голову под блестящее полотно циркулярки.
Будто в каком-то фильме ужасов сверкающий бликами диск пилы мягко, почти беззвучно, снес верхушку черепа Виктора.
Но потеря мозгов не помешала тому выпрямиться и удивленно захлопать белесыми ресницами. Особенно смешон был открытый от удивления рот – будто Виктор хотел что-то сказать, но в последний момент забыл – что именно.
Потом, вспоминая этот момент, Альфред долго и мучительно пытался понять – зачем и почему он сделал то, чем «поставил точку» в их затянувшейся схватке?
Но так и не смог объяснить этого даже сам себе.
А тогда он схватил со стола столовую ложку и, приподнявшись на цыпочках, зачерпнул, будто из парящегося казанка, из головы Виктора жижицу остатков мозгов и сунул ложку в открытый рот Виктора.
Затем, исступленно – еще, и еще, и еще…
Пока мозги не начали стекать у того по подбородку и падать на пол темно-бурыми грязными кляксами. Через некоторое время образовавшими целую лужу, в которую, спустя мгновение, упало и тело Виктора.
- Финита, - устало выдохнул Альфред.
Он сел на корточки и с удивлением пристально начал вглядываться в то, что несколько секунд назад было живой плотью.
Так и подмывало по-киношному спросить – Ну что, Виктор? Are you O.K.?
Но в отсутствие зрителей Альфред понимал, что никто этого не оценит.
А тогда – зачем?
 
…Альфред проснулся.
Почему-то болел указательный палец.
Настроение было ни к черту. А откуда же оно возьмется, если ты знаешь, что сегодня…
А впрочем, это уже совсем другая история.


Возврат к списку


Александр Чистович 21.08.2013 11:23:46

Живо, увлекательно, хотя финал явно предсказуем. Интересно нечто иное: каков объем компенсации, которую получил Шева, творя этот текст, и в чем его измерять? А причина (ну, там, мотив, штоле), побудившая Альфреда  загодя включить режущий инструмент в виде плоского металлического диска, на внешней кромке которого расположены зубья, используемого на круглопильных, маятниковых и других станках, который нонче называется круглой пилой, пусть и останется неизвестной для широкого круга наших уважаемых сосаетников.

Человек Эпохи Вырождения 21.08.2013 11:36:15

Шева будто Кафкой вмазался)

Александр Герасимов 21.08.2013 11:43:09

Мне понравилось, что Альфрэду удалось включить настольную лампу. Зачот.

Непослушная дочь друга Папы 21.08.2013 11:56:48

Вспотела о ужаса, пока читала..
А вот окончание понравилось особенно, сразу захотелось свои вариации создать. Это, кстати, очень ценно, когда у того, кто прочитал, возникает само собой желание, и даже не желание, а сам собой возникающий поток вариаций "а как ещё могло бы быть"

Григорий Домб 21.08.2013 13:16:38

Текст хороший, ритмичный, поэтому читается легко. Но, правда - предсказуемый до малых деталей. Это и естественно - это все, как во сне-припоминании. Если бы это было стилистической игрой, следовало бы ожидать большей виртуозности. А, если не игра, то...стеб, наверное, должен быть резче, - вообщем-то нет шокирующего эффекта. Мозгами накормить нынче не диво. А текст хороший.

Марина Еремеева 21.08.2013 14:49:05

Да, начало напоминает "Процесс". К сожалению, только начало.

Александр Чистович 21.08.2013 16:18:24

"Процесс"-то сам по себе - процесс, но не кафковский. Все, кто из служивых, прекрасно понимают о ком идет речь, уважаемые дамочки. Вот, например, читаешь в СМИ такие новости: "...Главное военное следственное управление СКР отказало в возбуждении уголовного дела, фигурантами которого могли стать экс-министр обороны Анатолий Сердюков и экс-директор департамента образования военного ведомства Екатерина Приезжева, пишет "Коммерсантъ". Прокуратура нашла в их действиях во время закупки мебели для Краснодарского президентского кадетского училища признаки состава преступления, предусмотренного сразу тремя статьями УК РФ, но следователи не согласились с такими выводами. В результате Сердюков остается свидетелем в деле о хищениях в Минобороны..."
Вот такие пироги не то, что с котятами, а с половым членом дохлого цуцика.
А Шева - человек высоконравственный.

Непослушная дочь друга Папы 21.08.2013 16:29:51

Кафку сроду не читала. Одна его фамилия меня приводит в ужас. А вот от Шевы мне всегда сразу тепло... )

Александр Герасимов 21.08.2013 17:44:38

Высоконравственный человек - это nonsense.  Да. Именно так. Нонсенс, господа!

Человек Эпохи Вырождения 21.08.2013 17:49:35

я вас фсех атхуярю(с)

Александр Герасимов 21.08.2013 17:52:19

Такие слова достойны лучшего применения.

Непослушная дочь друга Папы 21.08.2013 18:17:20

Что-то представился вдруг, вместо героя Шевы ЧЭВ... а там, за дверью Дщерь его... ну, и далее как там по тексту, кухонный стол и всё такое...

Непослушная дочь друга Папы 21.08.2013 18:18:49

...испытала оргазм...
Извините за физиологические подробности

Варвара Нау 21.08.2013 19:36:33

с днем рождения, дорогой. Денег и Муз

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости