Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
08.09.2013

Запах старости

Автор: САНЯ
Воскресное утро бабьего лета. 
Не жаркое солнце стекает прозрачными потоками с небесной крыши и, не встречая помехи, проникает в омут наших глаз. 
Глаза моих подруг не прищурены, искрятся. Мы довольны, мы почти счастливы. 
Нас ждёт рыжий лес. Доберёмся, начнём путаться вихлястыми собачонками в его ногах и будем счастливы окончательно. 

Уже то, что мы без косметики, без каблуков и чувствуем себя потерянными идиотками в городском мире, даёт нам уверенность в том, что мы уже совершили нечто невозможное. 
Ну, ещё бы, послали на хрен работу, текущие дела и уехали на природу. 
Любовь к ней нас объединяет. А ещё совдеповское воспитание, совдеповское образование – два слова, которые надо бы писать с большой буквы. 
Что ещё? Многолетняя дружба, возраст, если сложить все наши годы,  и разделить на четыре, получается, по сорок пять каждой. Объединяет работа и страсть ко всему необычному; начиная с еды и кончая концом света. 
Судьбы только у нас  разные. Привычки-характеры, имена, внешность, но мысли частенько совпадают. И чувствуем, как-то одно и тоже, и в желаниях сильно не разнимся: «Только бы мама не болела»


 Да, чуть не забыла - всем одинаково не хватает ума и свободного времени… 
Стоим, ждём автобуса.
- Так, договариваемся сразу, о работе и болячках ни слова.

- Воду все взяли? 
Все кивают головами, кроме меня: 
– Да в падлу мне было в магазин за одной бутылкой переться.
Тут же обматерили. Настоящие леди.

- Ой, как я хочу печёной картошки.
- И я, с салом внутри
- А я взяла три штуки.
- Зачем, бестолочь? Я же сказала, что я возьму на всех, домашней.
- Нет, ты не говорила что домашней.
- Чем ты слушала? Два раза повторила. Забыла? Пора пить йод, вёдрами.
- Да? А тебе надо уже просто пить, может, хоть на старости лет подобреешь.
- Доброта и размеры пенсии в нашей стране несовместимы.
- Тебе её вообще не дадут. Ты для неё хорошо выглядишь.

- Автобус подъехал, за мной, крошки мои. Оплачиваю билеты,  у меня полтинник, потом отдадите, - прокричала старшая наша подруга, кидая нам свой рюкзак.  Минуту спустя, растолкав толпу входящих, она уже сидела одновременно на четырёх местах.

2
Благодать осеннего леса – это синие волны бархатной тени с жёлтыми прожилками. Мы заныриваем в море счастье с головой, фыркаем младенческой слюной и пускаем пузырьки всеми местами. 
Впереди голубые горы. Проходим пролесок. Тропинка, петляя, уходит всё выше и выше, потом исчезает вовсе. Опавших листьев немало, и они мягкие, не шуршат. У природы тоже бальзаковский возраст. Нам надо подняться к подножию и опуститься вниз, в глубокое ущелье к горной речке. 

- Ах, красота, мне моих двух глаз мало.
- Господи, только ради этого стоило бы родиться.
- Да это же чистое наказание, вот так бы и заткнула себе всё за пазуху.
- Ага, ты для начала камни оттуда вытряхни.
Смеёмся. 

Продолжаю любоваться. Молчу. Думаю.
Мне хочется найти слова, чтоб передать пейзаж, изучив его на взгляд, на ощупь. Не нахожу, чертыхаюсь. И это называется возвышенное настроение?!
Одна часть красоты ускользает - витает в облаках и где-то выше. 
Часть другая, с поникшими былинками, пёстрыми ручьями лесной акварели - замерла. Как будто прислушивается к сердцам, бьющимся от восторга. У неё едва уловимый грибной запах и стойкий запах выстиранного ситца. 
Пройтись бы босиком по нему!

Два часа пути. Солнышко, припекая, раздевает нас до футболок. 
Мы ползём, но по-прежнему радуемся, как дети. Только здесь и можно пройтись с дурацким выражением на лице. В городе сразу бы ткнули пальцем. Даже не верится, что в каких-то двадцати километрах проспекты, парки, улицы залиты сизой гарью, трепещут в лихорадке сражения с кризисом и воют одновременно от голода и ожирения. 

- Нет, ты посмотри - какой крупный боярышник.
- Надо будет надербанить на обратном пути.
- А тёрна не видно.
- Может, в ложбинке не посох.
- Ну и что? К нему же всё одно там не подберёшься.
- Ничё, мы туда нашу тонкую натуру закинем…пусть воду, которую она не взяла, отрабатывает.

Смеются. 
Мне не до смеха. Они такие – что скажут, то и сделают. Одна надежда – засидимся и времени на остановки, на обратном пути не будет.

Самая старшая как всегда, впереди планеты всей. Двусердечная, двужильная бабушка двух малышей уже пробежалась на место отдыха и вернулась сообщить нам, черепахам пренеприятнейшее известие - речка пересохла. Тут же договариваемся экономить воду. Как только договорились, всем резко захотелось пить и умыться. Хотя до этого о воде никто не вспоминал. 

Нет, мы всё-таки  достойные выкормыши коммунистической партии, той, что живёт уже без должной жажды жизни. А что изменилось? Ничего, по сути. Всё те же вода, земля, воздух. Неужели рыночные отношения настолько изменили людей?! Откуда эта тупая покорность, скоро переходящая в желудочную меланхолию. Покушали, отрыгнули, опять покушали и опять ни радости, ни омерзения. А мы не такие!
Меня распирает от гордости. Пусть даже ложной.

Наконец, когда не чувствуем под собой ног, подходим к заветной полянке. 
Ущелье не встретило нас прохладой. Что сразу бросилось в глаза? Русло реки. Как выбеленный скелет. Деревца над ним стоят понуро, роняют и роняют листву, словно оплакивают. Да, тени много. А толку? Тут же не сговариваясь, начинаем говорить с кладбищенской интонацией в голосе.

-А бревно то наше, гляньте, совсем трухлявое.

-Надо будет хоть лужу найти, костёр то заливать потом чем?

-Заметили, грибами совсем не пахнет.

-И птиц не слышно.

Душно. Тяжко. Тоскливо. Всем враз захотелось выпить.
Идём вдоль русла, молча. Идём долго. Мушек немеряно. Лезут в глаза, в рот.
Заулыбались только тогда, когда обнаружили стоячую воду в углублениях между камнями. Умылись. 

Но всё одно, ничего нас потом не радовало. Ни костёр, ни печёная картошка и сто грамм пошли без настроения. Разговоры начинались и сводились к воспоминаниям: «А вот раньше помнишь, водичка журчит, убаюкивает», «А грибов в это время было»,
«И уходить не хотелось», «Речка да, всегда была мелководной, но была. Без неё совсем не то»

- Давайте потихоньку собираться.
-…
- Что ты чувствуешь сейчас?
- Ничего. Вырвала себя из суеты – и отдохнула. 
- Что ещё надо?

- А ты что скажешь?

- Чувствую запах старости. 
- Чей?
- Этого кусочка леса.  Он состарился и стал чужим.
- Да как же можно не любить и такой лес?!

- Можно. 

Она не стала спорить. И это та подруга, которая способна довести до злых слёз, до спазмов в горле, до обморока чувств. Промолчала.
Значит, можно.



Возврат к списку


Юнкер 09.09.2013 10:08:12

Раньше, Вита, все было вкусно и интересно. Жизнь казалось бесконечной и мысли о смерти совершенно не одолевали рассудок. потом наступил переломный момент и небо перевернулось. Уже не так радовали годы, они, скорее, приносили печаль и ощущение безысходности. Не так радовала природа - она перманентно умирала и воскресала, чего не дано тебе. И вообще, пойду я на хрен. Только что слушал Океан Ельзы, взгрустнул.

Человек Эпохи Вырождения 09.09.2013 10:33:30

опять мушка имеет место. что-то с мушками у Виты связано этакое....

Юнкер 09.09.2013 10:41:53

Мушки - самое светлое, что есть на земле! Маленькие, тихие и нежные-нежные. Как в глаз попадёт такая, так и рыдаешь от блаженства.

Вита 09.09.2013 10:48:29

Всем, привет! у меня ещё тараканы водятся и клопы.

Вита 09.09.2013 10:54:17

Юнкер, ты вот говоришь что раньше было вкусно и интересно. Ну я так могу сказать только вспоминая детство. Но всё же самое интересное у меня началось в кровавые девяностые годы...незабываемые впечатления оставили в душе.

Человек Эпохи Вырождения 09.09.2013 11:03:09

я по причине этого запаха двое суток уже не ем в волнении, старость это страшная вещь. особенно вонючая.

Вита 09.09.2013 11:09:05

Антон, вы не одиноки... мне так вообще хочется не дожить до морщин

Человек Эпохи Вырождения 09.09.2013 11:10:21

ну я уже дожил, так што вариантов не так много.

Александр Герасимов 09.09.2013 11:40:48

Дожил он. Ты старости еще и не нюхал,паренёкъ, извините за каламбур.

Юнкер 09.09.2013 11:55:32

О, затараторили старики-разбойники на тему: кому жить хуёвее.

Александр Герасимов 09.09.2013 12:04:45

Я не о том, юнкер. Я-то живу, дай Бог всякому.
Запах старости -есть настоящiй аромат природы. Без прикрас. Недаром бывает, что орхидеи тухлым мясом воняют. Привыкле, понимашь, ондулясьон и прочую парфумерiю нюхать. В очередь, сукины дети!

Вита 09.09.2013 12:15:21

не уверена, что знаю как этот момент переживают мужчины. Деда своего запомнила как "злого пса", не потерявшего до последних дней бойцовской формы, всегда готового глотку перегрызть кому нибудь. а вот отец очень быстро сдался...запил сильно. Получается что все по разному стареют.

Марина Еремеева 09.09.2013 12:23:13

Я работаю со стариками, вернее, старухами. Все от человека зависит. Мои хоровички оденутся в нарядные белые блузки и с горящими глазами пойдут давать благотворительный концерт в дом престарелых, где их  слушают облезлые ровесницы с потухшим взглядом.

Юнкер 09.09.2013 12:29:34

Цитата
Александр Герасимов пишет:
Я не о том, юнкер. Я-то живу, дай Бог всякому.
Запах старости -есть настоящiй аромат природы. Без прикрас. Недаром бывает, что орхидеи тухлым мясом воняют. Привыкле, понимашь, ондулясьон и прочую парфумерiю нюхать. В очередь, сукины дети!
Запах собственной старости лучше всего ощущается в сортире. Сидишь и вдыхаешь, и ведь не противно! Что самое удивительно! Даже букет ощущаешь: "Вот пирожки вчерашние вышли, вот пельмешки, твою мать! Много жена перца в фарш добавила, много..." Поднапрягся и принюхался. А что ещё старому человеку остаётся? Его к природе тянет, к естеству. На хер все кельнские воды и лосьоны! Даёшь запах плесени и седины!

Вита 09.09.2013 12:33:37

неправда твоя, Юнкер. ёрничаешь цинично.

Юнкер 09.09.2013 12:36:41

Ерничаю, Вита, ерничаю. Хорошо, когда есть силы посмеяться над собой и своими недостатками. слабостями и так далее. Плохо, когда есть только раздражение.

Шева 09.09.2013 19:32:48

Название понравилось.

Александр Чистович 09.09.2013 23:39:29

Прочел, открыл дверь настежь и отправился искать вихлястых собачонок.
Вернулся. Подумал, что надо снова сходить на костер, на картошку, на 100 грамм.
Однако после сходил в ведро.
Патамушта перед этим съел арбуз.

Вита 09.09.2013 23:51:23

:Dя уже, Александр, ожидала от вас рассказа.
Вы же всегда, заметила, рассказываете в комментах запоминающиеся маленькие истории. А сейчас просто арбуз. намёк что ли .смеюсь

ВолодэнЪка 10.09.2013 12:02:05

Почему-то прочитал "Запах страсти" Опять про женчин.
Эх..

Чёрный Человек 10.09.2013 14:52:05

хорошо. спокойно так.
"Мушек немеряно"(с)поправить бы не мешало

Иойк 11.09.2013 13:20:56

"Да, чуть не забыла - всем одинаково не хватает ума и свободного времени… " - чётко так, а конце становится ясно, что всем ещё и одиноко, не хватает мужика. Короче не про таких дур, что бывают как правило счастливы

Вита 11.09.2013 13:34:31

Цитата
Иойк пишет:
"Да, чуть не забыла - всем одинаково не хватает ума и свободного времени… " - чётко так, а конце становится ясно, что всем ещё и одиноко, не хватает мужика. Короче не про таких дур, что бывают как правило счастливы
Какое однако стандартно-пошлое мнение. У всех семьи, мужья, дети. Надо уметь отдыхать и от них. Надо уметь и от себя дать возможность отдохнуть мужу и детям.
Как вы  читаете, с каких хренов делаете выводы?

Вита 11.09.2013 13:42:17

только испортили мне всё настроение. неужели не сквозит среди строк моя умиротворённость?
именно в таком состоянии писала.
вы меня ещё недоёбом попрекните тут, что я окончательно расстроилась и нахуй вас послала, ничего никому не поясняя и не доказывая.  

Иойк 11.09.2013 13:59:03

Ну, я и говорю, хорошо передала настроение умиртворения кладбища ))

Вита 11.09.2013 14:07:04

Промолчу.

Иойк 11.09.2013 14:09:53

Слушай, может я и не верно поняла. А что так текст подан? От этого и читать не камильфо, возможно поэтому целость настроения распадается. Вот это выделение цветом, оно зачем?

Вита 11.09.2013 14:13:22

не знаю

иннокентий тарханкутов 03.10.2013 17:44:52

А мне очень понравился рассказ.Только самому печально вдруг стало...

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)