Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
11.09.2013

Джулька (быль)

…А иногда это и вовсе странно происходит.
Ну как странно? Такие случаи всегда удивительны, непонятны, непредсказуемы. Можно сказать - чертовщиной отдают.
Пугающе странны, если коротко.
Но одно дело, когда явно.
Вон, как у Николая Васильевича, - черти, ведьмы, вурдалаки. Гроб летающий. 
Вий, понимаешь ли, монстр эдакий, мохнатый весь из себя, с тяжелой поступью Командора и его знаменитым загробным – или утробным, Бог его знает, как правильно - «поднимите мне веки…».
И совсем другое, когда все обычно, обыденно, буднично. Все, как всегда.
И вдруг – одна деталь, будто зазубринка, или заусеница какая, а сразу тебя как обухом по голове – как?
Как такое может быть?
Вот вы говорите – мистика.
А что это слово обозначает? Ну, придумали слово, ярлык, будто булавкой прицепили и теперь радуются – вот, мол, это что такое.
А на самом-то деле – всего лишь слово. Несколько слогов. Семь букв. И что?
Ни черта оно не объясняет.
 
Бегать по утрам Комов начал так давно, что сейчас и не вспомнишь, когда именно.
Помнит, что сначала тяжело давалось. А потом пристрастился, и глядишь - пошло и пошло.
Сейчас, если утром вдруг не побегал, то в течение дня обязательно несколько раз об этом с сожалением вспоминал. Да и чувствовал потом себя будто не в своей тарелке. Чувство вины появлялось. Перед собой же.
Утро сегодня выдалось расчудесным. Его не портили даже клубы рассветного тумана, перекатывающиеся на еще сонный спальный массив с вершин сосен лесопарка, в котором бегал Комов.
Свежий, с ночи прохладный воздух бодрил, что, в общем-то, было даже хорошо – бежалось лучше.
В кустах вдоль тропинки, по которой пролегал обычный маршрут Комова, о чем-то своем шебуршали уже проснувшиеся ранние птахи. Иногда ярким рыжим хвостатым колобком тропинку перебегала разыгравшаяся белка. Тут же запрыгивала на ствол ближайшего дерева и быстро исчезала в ветвях.
- Эх! Хороший денек будет! – получив заряд бодрости, подумал Комов, выходя из парка.
Как писали в школьных учебниках его детства – усталый, но довольный.
 
Уже подошел к своему подъезду, предвкушая, как сейчас залезет под душ. Но вдруг остановился.
Перед подъездом сидела собака.
Обычная дворняга средних размеров. Черный верх, палевый низ. Видно, что в роду и овчарка была. Что ее выделяло из сотен таких же собратьев – ненормальный живот. Толстый очень.
Но самое главное – она таким взглядом смотрела на дверь подъезда, что казалось, кого-то ждет.
Типа – хозяина.
Когда Комов остановился возле собаки, она спокойно так посмотрела на него, а затем легла.
Мордой к подъезду.
Причем морду свою остроносую положила прямо на асфальт. Между передних лап.
Взгляд не отводя от двери подъезда – чтобы не пропустить того, кого она ждала.
Она не была беременной.
Она по жизни была такой.
Комов сразу узнал ее, почему и встал, как вкопаный.
Это была Джулька.
 
Если бы Лариса не была одинокой, наверняка судьба у этой собаки была бы другой.
Но где-то там, вверху, есть тот, кто плетет свою паутину, и сводит, и разводит человеков, да и вообще всех порожденных им тварей.
Есть ли в этом какой-то глубинный смысл?
Вряд ли.
Комову всегда казалось, что в этом процессе соединения и разъединения жизней и судеб на вопрос – почему? правильный и исчерпывающий ответ может быть только – потому-что.
Будущая Джулька «пристала» к их дому лет восемь назад.
Знаете как бывает – кто-то раз-второй бросил кусочек бутерброда или колбасы, и вот собака уже целый день сидит, лежит или бродит возле подъезда в ожидании следующей подачки.
Вот так и прижилась.
Сначала думали, что она беременна. Но потом поняли, что это у нее просто такой большой живот. Что-то не в порядке, видно, было с обменом веществ.
А через некоторое время как-то само-собой образовалось, что главным человеком из всех живущих в доме для собаки стала Лариса.
Соседка Комова по этажу.
Пятьдесят два. Без мужа. Без детей.
Куда себя, а главное - свое, внутри которое, неистраченное, девать?
А тут – живое существо. Всем своим ластящимся видом, помахивающим хвостом, подобострастным скулежом и повизгиванием, а иногда даже звонким лаем показывающее, как оно тебе радо.
Не кому-то, а конкретно - тебе.
Значит выделила животинка тебя среди прочих, значит, чем-то ты их лучше.
Может, дрогнуло что-то в Ларисе, может…Бог его знает.
Скоро весь дом знал, что эта собака – как-бы Ларисина.
Утренняя и вечерняя кормежка, по выходным – совместные прогулки вокруг дома.
И кличку Лариса ей дала.
Джулька.
- От Джульетты, что-ли? – ухмыльнулся еще тогда Комов, - Толстопузая Джульетта?
А потом наступили осенние холода и, как это обычно бывает, неожиданно нагрянула и зима.
А с ней – и холода, и морозы.
И взяла Лариса эту дворнягу в свою однокомнатную.
И зажили они вдвоем.
Идиллия продолжалась лет пять. А может, и шесть.
А потом Джулька сильно захворала. С почками вроде, что-то. Задние лапы у нее отнялись. Лариса долго еще носила ее на руках в ветлечебницу…
 
…Вдруг Комова как током дернуло – а ведь сейчас Лариса может выйти!
Часто, возвращаясь с пробежки, он сталкивался с ней возле подъезда. На работу ей ехать было очень далеко, вот и выходила она раньше, чем он.
Комов представил, что сейчас будет, когда Лариса увидит собаку.
Быстрым шагом забежав в подъезд, заскочил в лифт.
С облегчением нажал кнопку своего этажа.
Ну не выносил он женских слез.
Два года уже прошло.
Как нету Джульки.


Возврат к списку


Человек Эпохи Вырождения 11.09.2013 10:21:59

чота недотянул. во всяком случае я не сильно понял к чему всё это было

Марина Еремеева 11.09.2013 10:57:56

Не пойму, в чем трагедия, ведь совершенно ясно, что Лариса тут же радостно возьмет себе эту новую Джульку.

Александр Герасимов 11.09.2013 11:39:07

Вот блять, Виталий Бианке и  Троепольской, как наш народ поиспортиле! Не стало в мужыке ревлюцьонной твердости и закаленности характера. Одне только сопли на щекахъ размазанные остались. Мелодрамы из мущин, как из дырявого мешка просо, сыплются. Разбабились. Это всё пиндосскiе происке. Расслабляютъ носителей генофонда. До мастурбацыи позорной доводят. Нехорошо это. Обама с гранатой на пороге, а мы, понимаешь, слёзы умильные льём. Подсобраться бы надо.

Иойк 11.09.2013 13:09:08

Привет, Шева. Печальное осеннее...

Юнкер 11.09.2013 17:24:07

У Джульки рахит, у Комова - бзик.

Яблочный спас 11.09.2013 22:23:18

У меня было раз такое. Или может быть теперь, спустя десять лет, кажется что было...

Один хрен - такое пережить врагу не пожелаю.

Александр Чистович 11.09.2013 23:18:00

Нечто подобное я в одном из комментов описывал. Т.е.  ситуацию, часто возникающую, правда, с некоторыми модификациями: 2 года назад попался мне больной вороненок, которого пришлось выходить, приучить к себе, научить летать, прилетать ко мне на балкон, ночевать между фрамугой и оконной рамой ит.д. и т. п. Короче, эта птичка практически кормилась у меня дома, но улицу уважала, пыталась завязать знакомства с другими воронами, а именно: куски, скажем, мяса, нажравшись по самую ватерлинию, вороненок выкладывал на соседскую крышу, громко призывал какую-то одну избранную ворону (?), а сам от этого корма отлетал на метров несколько и ждал, когда конкретный товарищ приступит к трапезе. Потом они вместе играли в догонялки. Далее, моя птичка полюбила ночевать в нашем парадняке, естественно загаживала ступеньки, перила и прочий комуфляж мест общественного пользования. Научился, зараза, кататься по ступенькам - абзац!..
Птичка чрезвычайно любила после полноценного берла слетать на пол и развязывать у меня шнурки на ботинках. А уж более всего - это когда я этому пернатому шею чесал - ну, полный отпад!
Дальше - больше. Это животное приноровилось летать на набережную Невы и пыталось гоняться за чайками. Иногда приставал вороненок к прохожим, а если я появлялся  и звал его по имени-отчеству, то садился, гад, на плечо (почему-то всегда на левое), народ потешался, некоторые - выражали явное неодобрение моей дружбе с вороной. Однажды летел за моим 10-ти летним ведром с гайками достаточно долго, где-то 2-3 км, вернулся обратно.
А потом исчез.
И так было мне через такое обстоятельство херово.
Глупо, непонятно. но что-то удивительное было в этой птичке.
И до сей поры ... ой и не хочу, а то я выть пойду.
Вместо того, чтобы сходить в ведро. Ну, в лучшем случае - в унитаз.

Вита 11.09.2013 23:30:58

Шева, мне понравился рассказ.
ну в конце можно было чего нибудь замутить.
типа... Лариса не выдержав одиночества, вышла замуж или усыновила кого нибудь.

Кысь_1 12.09.2013 02:25:04

==а сразу тебя как обухом по голове – как?== как - как в одном предложении - это роскошь, даже не излишество))

Монолог такой, как бы в воздух.. или невольно услышанный фрагмент разговора двоих приятелей в общественном транспорте. Один, такой, травит тему, другой внимает - а тут ты заходишь, на обрывке фразы, уши греешь поневоле, выходишь на своей остановке, а они дальше едут.. а ты, как дурак, без подарка - и чем там всё кончилось?

Хорошо передана фрагментарность - без начала, без кончала, как перехват радиопередачи. Есть в этом что-то притягательное.

Куб 12.09.2013 20:38:14

мне понравилось

Чёрный Человек 12.09.2013 20:38:22

мне нравяца такие вещи.
коротко как выстрел и объёмно в смысле.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)