Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
08.12.2013

История одной жалобы

Автор: САНЯ
Существует одна великая книга. Книга Жалоб, она же Книга Предложений. Оставить в ней свою жалобу или просьбу многие почитают за счастье. 


Но попасть в неё проблема чуть ли не для всех живущих, да и не для совсем живых тоже. 
Почему? 
Потому! 
Надо быть просто маленьким. Простомаленькие везде и всюду помещаются, как, например, иголки. 
Можно и другой пример привести, но игла у нас вездесуща: лежит в яйце, яйцо в дятле, дятел в зайце, заяц в гробу хрустальном на дереве. А деревьев – считать, не пересчитать! И все в гробах! 


Представьте одно такое дерево с гробиком – образец красоты неописуемой. 
Но кто, какой идиот потратит время на любование берёзки с гробиком?!


Ходил тут один такой любитель ничего неделания, так и на него некая особа жалобу накатала:
«Он у вас жрать хочет, голодный. Накормите его, а то будет ходить кругами, пока не найдёт больную или старую бабу. Потом порвёт на клочки и сожрёт. Какая гарантия что этой бабой окажусь не я?»
 
Видимо тётка, писавшая  эти строки, упустила шанс умереть в школьные годы и теперь видела свой конец в любом движении. 
А что у нас происходит с теми, кто видит то, что не видят другие? Правильно – они попадают в историю.  
Любитель древесины с хрусталём   тоже не пропал на пустом месте. Видимо и он попал в Книгу Жалоб и Предложений, и накатал на бумажке встречную просьбу.


Да, для тех, кто не знает: слова выдуманы для того, чтобы скрывать пустое место, где должно быть сердце.   


*    *    *


Серый день. Серая улица большого чёрного города. На улице серые прохожие. Все на одно лицо – озабоченное.  Идут, бегут. Боятся остановиться.   
На  прохожих  наталкивается маленький человек с грустными глазами и забавными усиками. Он в чёрном наряде, но как белая ворона. 
Только трость, котелок, стоптанные башмаки и кисловатый запах  пота. 


Приподнимая котелок, слегка кланяясь, он здоровается с каждым прохожим, с каждым деревом.  
Словно работает этаким здоровальщиком. Понятно, что работает бесплатно: «Здравия желаю, сударь!», «Здравствуйте, господин хороший!», «Здравствуйте, сударыня!».  
Прохожие,  шарахаясь от него в разные стороны,   тут же исчезают, как тени в прорезях вчерашних газет. Даже не подозревая, что самая большая похвала здоровальщику – это сказать ему, что его приветствие вызывает желание бежать.


Он в толпе, но он один.  Он всегда один. Только он и деревья. Здоровается с липой. Проверяет на прочность ствол двумя руками. Не упадёт ли? Прижимается к дереву всем телом, обнимает. Вероятно, оглаживая, старается удержать в руках  жизнь, безнадёжно уносящуюся чёрти куда. Жизнь, которую он пытается задеть хотя бы руками.  Вероятно, молится на неё как на бога.   


Прислоняется к дереву спиной. Достаёт часы на цепочке. Они едва помещаются  на  ладони. Открывает. Стрелки показывают двенадцать. Двенадцать дня или ночи? Неважно.  Часы не тикают. Бог оказался деревянным.  Часы он нашёл когда-то здесь, под этой самой липой. Затем, здороваясь с каждым прохожим, спрашивал, - Это не Вы потеряли?


Человек, поседевший  на этой работе.


Кто увидел его впервые,  тот будет обожать его всю жизнь. Нет, не так.  Кто, увидев,  мгновенно узнал, тот будет обожать его как родного  всю жизнь, независимо от статуса, возраста,  вкусовых пристрастий. 
- Граждане, кто потерял любимую? Это не Вы потеряли?
- Не-а!
- Ну, как же так? Что делать? Не оставлять же её там одну, мало ли что! А почему бы и нет? Красивая дама. Оставлю!


В следующий момент человечек достаёт клочок бумаги в клеточку, кладёт  на приподнятое колено, что-то пишет огрызком карандаша, красного.  
Он не первый раз так  поступает. На лице само участие. Всё это нравится ему.  Столько раз нравилось! Плюёт на обратную сторону бумажки, клеит на угол стены ближайшего дома. 
Нет, не так.  Он пробивает стену и приклеивает эту бумажку тебе на лоб.   И, как ни в чём не бывало, быстро уходит в толпу. 
Записка  медленно летит вслед,  но, ускоряя темп, летит всё выше, дальше, пока не вляпывается со всей дури в убегающую от неё чёрную спину. А в его грустных глазах застыл ужас -  перелёт маленькой птички с юга на север, в вечную мерзлоту.  
Полёт серости в темноту, в тепло.


Человечек упал. Растянулся на мостовой. Лежит, не шевелится.  
Нет, не так. Покорно постелился под ноги прохожих – в грязь, в пыль, в камень. 
Какая-то старая тётка с собачкой протягивает ему носки замес-то платка. 


Кругом всех начинает трясти от смеха. Смех почему-то такой силы, что мясо начинает отделяться от костей. Тела умирают заживо и быстро. Не дышат все, кроме  человечишки  и собаки.  Собака принюхалась к живому. Пописала на него.  
Теперь слова можно  прочесть   –
«Гаспада! Если кто ибудь из вас потерял любимую сходите по этаму адресу -  Горад, первая улица с лева от фантана дом под номером 36. Она ещё там. Ждёт».
Буквы, каждая в клетке, написаны  корявым, детским почерком, далёким от литературщины. Голос  нервного тела,  записанный рукой человека, явно  с пулей или изрядной дозой пульке в голове, но раненого в сердце.  Кровь пролилась,  и запеклась.  Голос онемел. Цвет исчез.


Ты медленно седеешь в серый день. Твой лоб кровоточит без боли,  исчерпывающей себя где-то столь же скупо – тремя словами: «Я ещё там. Жду».    


Возврат к списку


Страницы: 1 2 След.


Анна 08.12.2013 15:17:16

вот я про что, Вита. понимаешь, ты хорошо пишешь, поднимаешь проблемные темы, НО, через час я уже не вспомню ни одной строчки из этого произведения. это только мое мнение. я не стремилась тебе его высказывать. но ты считаешь от чего-то, что пустое словоблудие - это и есть творчество. а если чье-то словоблудие не похоже на твое, то это уже тетушка твоя. а ведь в душе всегда остается запах тетушкиного борща, а не ресторанной солянки, правда? не обижайся.

Вита 08.12.2013 15:24:20

:Dпейте, Анна, йод. всем советую, кто жалуется на плохую память. очень помогает.

Марина Еремеева 08.12.2013 15:25:21

Мне очень понравилось. Щемящая искренность. Кстати, правда. Стоял у нас тут на перекрестке один на вид дед мороз, продавал газеты. Не знаю, куда делся. Так он каждой машине махал и улыбался, без исключения. Внимательно так. Надо сказать, настроение исправлялось.

Вита 08.12.2013 15:28:37

Да, Марин, понятно. только мой герой с Чарли Чаплина списан, точнее с его персонажа.

Анна 08.12.2013 15:32:21

а вот для того, что бы помнить Наташин "33" и "Не лечи меня, люби", йод не нужен. странно. а читала я их несколько лет назад.

Вита 08.12.2013 15:55:59

у каждого свои предпочтения.

Анна 08.12.2013 15:57:16

Цитата
Вита пишет:
у каждого свои предпочтения.
ну наконец-то. вот и я об этом.

Вита 08.12.2013 23:08:06

Цитата
Анна пишет:
ну наконец-то. вот и я об этом.
ну будь по вашему. Не буду больше надоедать своим словоблудием. Обещаю - отныне от меня ни одного текста. Желаю удачи.

Анна 08.12.2013 23:09:25

Цитата
Вита пишет:
Цитата
Анна пишет:
ну наконец-то. вот и я об этом.
ну будь по вашему. Не буду больше надоедать своим словоблудием. Обещаю - отныне от меня ни одного текста. Желаю удачи.
депрессия у Виты. бывает.

Вита 08.12.2013 23:24:45

нет. моск отморозила. :Dта что, Анна, идите-ка на хуй . Желаю удачи!

Натали 08.12.2013 23:28:18

Вот это Вита, настоящая, вот это узнаваемо. А то я было подумала, кто-то от вашего имени написал предыдущее сообщение)))

Анна 08.12.2013 23:32:40

Цитата
Вита пишет:
нет. моск отморозила. :Dта что, Анна, идите-ка на хуй . Желаю удачи!
вот так и надо. а то все словами умными пытаешься удивить. проще, Вита. я все пойму.

Юнкер 09.12.2013 08:04:58

Привет, Витуся!
Я пытался достучаться до ваших сердец, позабыв, что вы все бессердечны. Я хотел вам сказать, что вас ждут, но забыл что у вас нет ушей.
Печально сие.

allo 09.12.2013 14:53:04

Вита вот ты не пишешь о сексе
а у тебя лихо вышло бы
я когда-то говорил тебе а ты обиделась

Натали 09.12.2013 15:08:01

Вита не пишет о сексе, потому что она им не занимается, она сублимирует (по секрету сказала)

allo 09.12.2013 15:49:47

к чему подъёбки я серьёзен
у каждого человека свой взгляд на вещи

Натали 09.12.2013 15:58:25

Подъёбки от того, что она сама кичится тем, что писать и говорить о сексе  - это аморально, тупо и глупо и ...плохо короче это. И про сублимацию я не с воздуха взяла (её слова). ты, наверное, не читал этот наш так называемый диалог.

allo 09.12.2013 16:03:58

у вас женщин споры всегда излишне жестоки
и бескомпромисны как у детей
а каждый человек изменчив и зыбок
нет в нём абсолюта да и не должно быть

Анна 09.12.2013 16:06:13

Цитата
allo пишет:
у вас женщин споры всегда излишне жестоки
и бескомпромисны как у детей
а каждый человек изменчив и зыбок
нет в нём абсолюта да и не должно быть
а вот минет - это грех?

allo 09.12.2013 16:09:05

таинство это Аня

Человек Эпохи Вырождения 09.12.2013 16:10:41

гггг
Алло жжот

Анна 09.12.2013 16:11:42

если вита это все увидит, у нее случится стресс.

zybov 09.12.2013 16:19:25

Зачем вы человека оскорбили?

Анна 09.12.2013 16:21:40

Цитата
zybov пишет:
Зачем вы человека оскорбили?
зубов, ты опять не в себе? о чем ты, брат?

Натали 09.12.2013 16:30:05

Кто кого оскорбил?

Анна 09.12.2013 16:37:55

Цитата
Натали пишет:
Кто кого оскорбил?
ды забей. это ж нормально. зубову снятся сны.

allo 09.12.2013 16:54:21

у Виты есть что-то в текстах необычное такое
но рамки и табу треножат её имхо
тут обиды какие? взгляд лишь
хотя и нечаянно можно
согласен


однако и реакция на обиды
это тоже столбики пограничные
не нужно их нам

Натали 09.12.2013 16:58:17

Алло, это ты мне или вообще?

allo 09.12.2013 17:02:11

Вите и Зубову ибо уважаю их

Натали 09.12.2013 17:06:53

Мне просто непонятны тексты Виты и всё, поэтому не буду говорить о том, в чём не разбираюсь.

А творчество Зубова мне понятно и близко. Его я понимаю. Но, как человек, он для меня загадка.

Страницы: 1 2 След.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)