Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
13.01.2014

Белый ворон

Автор: САНЯ

Это было время, когда  наряды были одинаковы, а мысли у каждого свои.

На безлюдье и собака заговорит, только, кто её поймёт? Друг друга-то понимать разучились.

В этот год селяне ждали снега как чуда. Как же было не ждать, когда земля вскопана давно, и время чеснок высаживать, и время быть ему укрытому тёплым сугробом. А снега нет и не предвидится. 

Осень повержена была всухую. Так, всплакнула  пару раз скромно и ушла, потому, как  зима явилась в срок, и продолжала являться  везде,  и везде со скучным морозным видом. 

И эта промозглая скука придавала ей вид гордости и неприступности, как всякой  городской  крале, заехавшей по нужде к нечесаным родственникам. Того и гляди, начнёт  раздать  индульгенции или похоронные свидетельства в виде подарков. 

Солнце светило лучами бедными, слабыми, лужи не таяли, а их всего то было штук пять на всю деревню. Где детворе кататься? 

Радовали лишь оконные узоры; каждый день, и каждый день разные.  Нате вам, детки, забавляйтесь!  Хоть любуйтесь, хоть облизывайте, дышите – не дышите; трите кулачками, ловите момент истины в один глаз, пока не слизало солнце  кружевные росписи. 

Нюша любуется; водит пальчиком по стеклу, повторяет застывший полёт диковинных птиц. Она их согревает; окоченевшие птицы тают и вновь появляются на том же месте. А между ними расцветают перистые растения, рождаются гордые духи, лунные человечки, парящие не во мраке ночи – при свете дня, который безлюднее самого безлюдья. 

Сегодня Нюша видит белого ворона. «От него веет тишиной и спокойствием почти младенческим. Дремлет», – обронила бабушка, мельком взглянув на зимнее утро сквозь замёрзшее окно. 

Утро увиденное снизу. 

От горячего Нюшеного дыхания узор оживает. 

Ворон не орёл, но тоже гордо  расправил крылья, задрал голову и готов взлететь застывшим, без кровинки жизни; молча взлететь. Ему бы крылья запасные и  не белые, а синего цвета. Но может быть, и тогда бы молчал, не каркал. Оно и понятно, заявлять во всеуслышание: я – принц ночи – непристойно. Девочка тоже  в глубине души надеялась, что недурна собой, но утверждать не решилась бы, даже перед бабкой, а говорить о красоте деду и вовсе бесполезно. «Красиво то, что правдиво», – любил повторять  дед, складываясь при этом в три погибели, чтоб поцеловать бабкин подол, да тут же  прижаться губами к её толстой заднице. За что получая очередной подзатыльник,  гыгыкал с нескрываемым удовольствием.

– Ба, а чего дед смеётся, когда обзываешь его  вшой бараковской?

– Тому и смеётся, Нюшка, что вша в бараках неистребима.

Дед отшучивался:

– В глубине всякого худого слова есть своя капля ядовитой сладости. 

Утро остаётся  бессолнечным, молочно-прокисшим. Простокваша, не прикрытая инеем – нечто человеческое. Отсутствие запаха – отличный запах! Надолго ли? 

Ворон не спешил таять. Они подружились сразу. 

Окно – вороний ночлег. Четыре обледеневших угла, залитые стеклянным сиянием электрической лампочки,  искрились.  

В глазах Нюши нескрываемый интерес. В полынье морозной росписи, образовавшейся от её горячего дыхания,  видна улица. Двигается удивительное шествие. Идут цыгане. Медленно бредёт лошадка; ни белая, ни серая – голая; тащит лениво бричку, почти стоит на одном месте. Цок, цок. Скрип и опять цок, цок. Кобыла сама по себе, цыгане в стороне от неё. Как будто знает она, что её время ушло.  

Селяне подходят, уходят, опять возвращаются. Идёт обмен. Говорливые бродяжки  отдают крышки для закаток и  воздушные шарики взамен на старые шмотки. 

Скупщики воспоминаний.       

Черно-белый  сон  в рукавах засаленной фуфайки.      

Гордая птица смотрит на цыганок невесело, рассуждая вслух голосом деда: «Интересно, они знают, что находятся на улице, которую зовут Мира? Улица Мира. Ди-ка-ри крутят планету, одним словом – самки, но вино у них ничего так, густое, не иначе касторку подмешивают».

– Ты пил?

– Не-е, внуча, не пил.  Кислое молоко в детстве  пил. Говорят, там тоже градус есть.

– Ворон, я  буду звать тебя Ка-а.

– Ну, какой из меня червяк?! Лучше зови  Бонифацием, как льва. Он тоже бабушку любил.

Девочка почувствовала в интонации дедовского голоса горечь, обиду. Хотела спросить отчего, но промолчала.  Она далеко не всё умела высказать, и тут бабка всегда приходила ей на помощь: «Ой, чуяло моё сердце. Потерянный рай»

– Потерянный пай, – передразнил старик.

– Чего ты, как дитя малое, всё балуешься. Помажь лучше глотку Нюшке керосином. Слышь, как хрипит. И где умудрилась подцепить ангину?   

*  *  *

– Я белый, потому что старый, потому что лететь мне некуда. Я достаточно впитал солнца. Ещё один лучик увижу и растаю.

Час пролетел незаметно. 

Холодно светит солнце. Какой-то потусторонний свет излучает. 

Люди идут, поглядывая на небо, качаются. Люди не отбрасывают тени; небу не мешают.

Крылья  истекают каплями; перья расплываются на глазах, исчезает. Ворон умирает. Капли впадают в ручейки. Эти ручейки тоже умрут, как всякий ручей, попадая в полноводную реку.

Нюшины глаза слезятся. Окно – вороний приют – тоже плачет. Улица плывёт.

– Вытри окно, Нюшка.  Да не носовым. На-ка, возьми вафельное, – голос бабушка из глубины дома.

Девочка не слышит или пропускает мимо ушей бабкин голос. Ей ужасно хочется пить.

Четыре угла всё так же остаются мокрыми. Нюша собирает влагу в ладошку, прижав её ребром к стеклу. 

Потом она выпьет ручейки – воду с чуть уловимым запахом падали. 

Но этот запах ей ещё не знаком.

В деревне нет грязи.

К вечеру горло болеть перестанет.


За окном снежинки. Падают и тут же тают.

Утро уже не совсем утро.

Пройдёт двадцать лет и Нюша  однажды расскажет дочери о своём чудесном исцелении, объяснив не без сожаления, почему в их городской квартире окна не потеют. 

Вот только о том, что ворон тот ей истину открыл, умолчит. Оно и понятно. 

Знать,  не нашла слова дабы её прокаркать.     


Возврат к списку


Страницы: 1 2 След.


Александр Чистович 13.01.2014 14:56:31

Вот это именно тот образец простого, чистого, нашего русского, спокойного слова, которое так быстро утоляет жажду умиротворения.  Ну, чьо, канешно здорово. Более того, несколько мягче, нежели у Спаса, да и проблем меньше в стыковке слов. А поскольку я чрезвычайно люблю эту самую удивительную птичку - ворону, то  и в самом деле «от неё веет тишиной и спокойствием почти младенческим».

Анна 13.01.2014 16:14:02

я попытаюсь сейчас высказать правдивое мнение. не высказать не могу.
смысла не поняла. извините.
написано замысловато. не знаю, хорошо это или плохо, но с середины начала читать по диагонали.
белый ворон... белый ворон...
прости, Вита. пиши дальше.

Марина Еремеева 13.01.2014 16:54:16

ПРЕЛЕСТЬ!!!

Александр Чистович 13.01.2014 16:56:27

В этот год селяне ждали снега как чуда
Нюша любуется; водит пальчиком по стеклу, повторяет застывший полёт диковинных птиц.
Сегодня Нюша видит белого ворона
От горячего Нюшеного дыхания узор оживает.
– Чего ты, как дитя малое, всё балуешься. Помажь лучше глотку Нюшке керосином. Слышь, как хрипит. И где умудрилась подцепить ангину?  
Девочка не слышит или пропускает мимо ушей бабкин голос.
Ей ужасно хочется пить
К вечеру горло болеть перестанет.
Пройдёт двадцать лет и Нюша  однажды расскажет дочери о своём чудесном исцелении, объяснив не без сожаления, почему в их городской квартире окна не потеют.
Ну, хуле тут ещё что надо понимать? - Ворон белый растаял - болезнь прошла...

Александр Чистович 13.01.2014 17:03:08

Помните про товарища Каштанку?
Так и я оговорюсь: Журналюга против пейсателя, что плотник супротив столяра...
Вот я, например, купил в лабазе кусок сала (ну, надо ж мусульманский праздник, переходящий в православный, поддержать), нарезал, да шкурку твердую откромсал, но не сам сожрал впопыхах, а на подоконник, воронам своим любимым положил аккуратненько  - так тут же, поганцы, прилетели, захавали, сели на балкон, поприветствовали и начали усилекнно ждать еще чего-нибудь вкусненького.

Александр Чистович 13.01.2014 17:06:13

НО это одна сторона. А вторая - эмоции свои надобно пытаться сдерживать. Я - невежда, ты - невежда, он, она, они, да и все мы - тоже невежды, так  на кого обижаться-то?

Анна 13.01.2014 17:35:46

с кем разговаривает Чистович?

Марина Еремеева 13.01.2014 17:41:30

С тобой, Аня

Анна 13.01.2014 17:42:51

да ты че? ))) а что мне ответить?

Вита 13.01.2014 17:52:20

Александр, не ожидала. и не ждала. та и не жду если честно...привыкла что редко кто мои заморочки прочитывает.
значит не зря, не впустую.
Марин, я знала что тебе понравится.

Марина Еремеева 13.01.2014 17:56:38

Ничего не надо. Но Виту надо научиться читать. Разве не было в твоей жизни светлых личных моментов, воспоминания о которых ты хранишь? Вот, например, я помню, бабушкин погреб--тоже могла бы написать о нем светлое эссе. И февральское солнце, яркое, а в комнате тепло. Психологически твои рассказы верны, но в них не хватает живых деталей.

Анна 13.01.2014 18:01:15

а я не поняла ваще, что это рассказ про какие-то светлые моменты. если так, то я рада за Виту.

Марина Еремеева 13.01.2014 18:04:56

Всех родителей, кроме Витыных и Попова, нужно поубивать.

Вита 13.01.2014 18:09:46

А излечилась девочка от воды которую собрала с окна. она действительно лечебная. это факт. своего рода антисептик. мало кто об этом знает.
но если не вытирать влагу с окна насухо долго. углы окон и сами стёкла начинают плесневеть...по чёрному... отсюда запах.  

Анна 13.01.2014 18:13:37

а чем девочка болела?

Анна 13.01.2014 18:14:22

Цитата
Марина Еремеева пишет:
Всех родителей, кроме Витыных и Попова, нужно поубивать.
не нужно. это слишком просто. пусть живут.

Вита 13.01.2014 18:20:58

горло у девочки болело.

Анна 13.01.2014 18:23:15

ааа. ну ладно.

Куб 13.01.2014 19:26:44

душевно

Человек Эпохи Вырождения 13.01.2014 20:37:46

хорошо исполнено, одобряю

Вита 13.01.2014 22:21:20

Антон, это то о чём ты мне прошлый раз говорил?
ну как бы с лирическими отступлениями или не совсем то?  

Человек Эпохи Вырождения 13.01.2014 22:23:17

Вита, да я не помню ужэ что говорил. Честно. Я нихера не помню(

Вита 13.01.2014 22:27:39

ну не блять. :Dя то к каждому твоему замечанию прислушиваюсь

Человек Эпохи Вырождения 13.01.2014 22:28:31

ну говорил то наверно что-то верное. просто не помню что.

Абдурахман Попов 13.01.2014 22:32:40

Чижову надо секту уже мутить, бабы в сарафанах и он в простыне.

Человек Эпохи Вырождения 13.01.2014 22:33:52

я тебя как одного поэта щаз переделаю, гад, если не перестанешь на личность мою переходить.

Абдурахман Попов 13.01.2014 22:34:14

на меня его ахалаи-махалаи не действуют. он это знает и бесится

Вита 13.01.2014 22:36:32

Попов, ну это... в самом деле гонишь. это баб надо в простынь, причём в мокрую:D

Анна 13.01.2014 22:37:54

вы че тут? спрашиваю 582 раз. кто отмечать будет праздник сегодня?

Анна 13.01.2014 22:39:24

Цитата
Вита пишет:
Попов, ну это... в самом деле гонишь. это баб надо в простынь, причём в мокрую:D
Вита, стесняюсь спросить, ты сама какого пола? просто слово баба мне не очень. но оно подразумевает всех женщин, так?

Страницы: 1 2 След.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)