Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
24.04.2014

Спайсбой

Вчерашний  «пакован» купил через Сурена: два часа сидели с ним и его двумя земляками в подсобке магазинчика. Втарив бабло, ждали, пока привезут.


Сурен, уже укуренный, вещал:
- Новый барыга появился, Саид зовут. Граммы хоро-ошие, большие у него – я про себя захихикал: какой-нибудь физик наверняка свихнулся бы, услышав про «большие граммы».



А Сурену по фиг – его через минуту измена накрыла:
- Э, я телефон потерял, не видели, такой хороший «элджи» телефон, знаете… – в процессе поисков пошёл рассказ про телефон – когда пропажа, лежащая на столике,  затрезвонила сама.


Сурен еле поднялся, отошёл в сторону, заговорил в «трубу». Один из его земляков открыл дверь чёрного хода, вышел. Второй протянул мне трубочку, и я щёлкнул зажигалкой…


Накрыло моментально… почему-то всегда, когда наркотик начинает действовать, в призме отражающихся неведомых мне миров я вижу своё лицо – таким, какой я был юности: плотный, с шевелюрой, наивный… кто-то мне начинает рассказывать весьма интересную историю – а потом мир разделяется на несколько квадратов…
Мне в руку вложили пакетик, который я припрятал подальше. Поднялся, хлебнул чьего-то чая из кружки, распрощался и вышел, на ходу набирая номер такси.
 
На улице, пока ждал тачку, прибил дикий сушняк. Оглядевшись по сторонам, - прохожие вроде не обращают внимания – я прихватил с сугроба комочек снега, пожевал. Заплясали перед глазами картины неизвестного мира, отчего-то показалось, что сейчас лето, и с неба летят золотистые бабочки, а не белые хлопья.


Пошарился в медиаплейере телефона:
- На работу идёшь, спотыкаясь
Грустно думаешь думу свою –
А с работы свой путь направляешь
В чайхану – покурить анашу…


Прыщавая ещё деваха, длинная и лет под двадцать, с интересом оглянулась – я похабно подмигнул в ответ, чувствуя, как встаёт у меня на неё и вообще на всех женщин:
- Красавица, твоей маме зять не нужен? – и ещё что-то банальное нёс. В ответ услышал фырканье и захихикал.
Пришуршала по снегу машина.


В салоне с грохочущей попсой набрал номер Зойки – моей приходяще-уходящей любовницы. Когда накурюсь -  секс по приколу, как и жратва, впрочем.



Так вчерашний вечер и закончился: курнул как следует, потом плотно пожрал. Зойка приехала – перепихнулись по-человечески, ей предложил – покурили. На ночь Зоя оставаться отказалась – да и хер с ней, впрочем, меня уже к тому времени секс не интересовал.


…Телефон разбудил. Зевая, я глянул на дисплей мобильника – полчетвёртого ночи, и Боря названивает. Вот-те нате, полгода ни слуху, ни духу – а тут нарисовался! А ну, что он там, неужто предложить что-то хочет? Я у него несколько раз покупал дурь...


- Борь, ты в курсе, который час? – промурлыкал я в трубку расслабленно: ещё не отпустило. 
- Артёмыч, я понимаю, что уже довольно поздно – голос  Бори, бодрый и нетрезвый, на фоне шума едущей машины и какой-то… лезгинки,  что ли.
- Короче, я в бильярд проигрался в «Весёлой Сове», на двадцать восемь «рублей» влетел, собрал долг, осталось пятёрку где-то вырубить, есть? –  Боря никогда не теряет присутствия духа, и это есть хорошо. И пять тысяч у меня тоже есть. И… Боря, подлец, раз попытался меня кинуть, сквозь остатки прихода меня вдруг воспоминания накрывают, словно пчелу сквозь мёд вижу…
- Борян, нет проблем, подъезжайте – только знаешь куда… помнишь пустырь у меня за домом?
- Понял, Артём, едем! – слышно, как Боря кому-то скомандовал неразборчиво, куда ехать дальше. Отвечал голос с кавказским акцентом, когда я нажал на отбой.


Я прошлёпал босыми ногами в туалет, потом музыку включил, тихонько-тихонько. Банка с несколькими дырочками на вмятине сбоку, комочек фольги с завёрнутой в неё «дурью», зажигалка – сей натюрморт мне мил. Бля, чем я страдаю последние несколько месяцев…
Оделся по-быстрому и вышел в ночь.
 
 
Утром поехал на работу.
В середине дня раскурился в туалете, другу позвонил:
- Сань, кино хочешь посмотреть? – естественно, по телефону не скажешь же «Хочешь курнуть?».


- Приезжай вечером – Сашкин голос расслаблен – он уже много лет курит дурь: с армии на коноплю присел, сейчас, уже несколько лет – «спайс», он же «интернет», как его в нашем городе ещё зовут. «Интернет» - потому что заказывали раньше его по интернету – пока Госнаркоконтроль лавочку не прикрыл. Сейчас опасно – нескольких людей мусора уже на почте принимали, и поехали ребятишки «в дальний путь на долгие года», как пелось в одной старой песенке.


После работы я двинул до Сани – там ещё Макс был. Накурился, короче, как падла последняя, завтра отгул тем более… Мы ржали, помню, смотрели какой-то дурацкий сериал по ТВ, меня клинануло – я постоянно повторял: «Помните группу «Спайсгёрлз»? Ну а я – Спайсбой!» и заливался диким хохотом. Ближе к ночи я добрался до дома,  Макс подвёз - и рухнул на холостяцкую постель в окружении живописных галлюцинаций.


…На этот раз меня разбудил дверной звонок.


- Старший оперуполномоченный уголовного розыска Антипов – перед носом махнула красная книжка, мент или как их сейчас там – полицай, что ли… В общем, блюститель закона в штатском, бесцеремонно отстранив меня, прошёл в квартиру, а у меня… если бы матка была, то опустилась бы в пятки, составив компанию уже лихорадочно колотящемуся там сердцу. За те несколько минут, пока я шёл за «мусором» на кухню, успел лихорадочно прокатать, что буду отвечать и на какие вопросы.


- Чай, кофе, господин полицейский? - я, сделав морду кирпичом, включил электрический чайник, заодно молясь, чтоб мент не заглянул ко мне в комнату и, увидев нехитрую  «приблуду» - верную банку из-под энергетика, и не поинтересовался бы, зачем это в пустой банке дырки сбоку наделаны…
- Нет, спасибо – папка раскрылась и зашуршала бумагами.
- Вам известно имя Бориса?. – он назвал фамилию.
- Ну да… Натворил, что ли, Борька чего? – я немного успокоился и, заваривая себе кофе, пытался съехать с ментом на панибратский тон.
- Когда вы с ним виделись последний раз? – мент пристально глядел на меня.
- Да не помню… давно… А что стряслось? – правый висок пронзила неожиданная боль, под ложечкой закрутило в предчувствии…
- Да я бы тоже хотел знать! – «мусор» улыбнулся неожиданно. – И не звонил он вам всё это время?
- Позапрошлой ночью – если знают, то знают, а если нет… На душе стало ещё гаже.


- Что хотел, когда звонил?.
Короче, как рассказал мой утренний посетитель, труп Бори нашли вчера утром неподалёку от моего дома, в машине, вместе с трупом какого-то кавказца. Сейчас вот полиция опрашивает всех знакомых.


- Последнее – вы в курсе, что покойный подторговывал наркотиками? – служивый смотрел на меня пронзительно, я выдерживал его взгляд.
- Да вы что?! Не слышал, нееет…
- Ну хорошо – мент протянул свою визитку и наконец-то захлопнул папку, - возможно, вызовем, если надо будет.
 
 
Дела-делишечки, так думал я, пока обозревал несколько скомканных купюр, вынутых из кармана куртки.
Интуиция подсказывала, что это дело может для меня иметь ещё не один разговор…

И ведь не подвела, собака! Только-только я насыпал на банку «дури» – звонок, номер незнакомый.
- Артёма можно? – голос с кавказским акцентом.
- Я это… - отвечаю.
- Выйди на улицу, разговор есть один.
- Слушай, родимый, с каких щей я должен выходить куда-то? Ты кто такой вообще?
- Я кто такой? Я человек. – Невозмутимый ответ.
- Ты меня ни с кем не путаешь, уважаемый? – тот, в телефоне,  почуял мою оторопь:
- Слушай, если мы к тебе подниматься будем – только хуже будет, понял-нет?
- А ты не пугай! – я психанул внезапно. – Поднимайтесь, поговорим! Квартира…
- Знаем мы твою квартиру.
- Вот и хорошо, жду…
 
Гудки в трубке, сердце дико-дико колотится… Подорвался, злосчастную свою банку спрятал куда подальше, подхватил с кухни нож и засунул его сзади за пояс домашних джинсов, когда в дверь стали звонить – долго, не снимая пальца с кнопки.


Я открыл дверь – в прихожую ввалилось двое кавказцев, один поджарый, другой поплотнее. Поджарого как-то в кабаке видел – из группировки Амирхана, есть тут у нас такой.


Незваные гости бесцеремонно прошлись по квартире.
- Не сильно богатый, ха! Когда Борю последний раз видел, э? – один замахнулся на меня, второй ему по-своему что-то сказал, и тот опустил руку.


- Ребята – когда вот такая ситуация, когда терять уже нечего, у меня прорезается красноречие, - вы ничего не перепутали?
- Борю знаешь, да? Он сказал позавчера, что к тебе едет.
- Бори в живых нет вообще-то, часа два назад мент приходил.
- Так я тебя и спрашиваю… – кавказец не договорил, я ударил его ножом в живот и толкнул на второго, попутно доставая того ногой, потом тоже в бочину ножом.


Первый быстро умер. Второй побарахтался немного, пока я его не добил.
Лихорадочно переоделся, вытащил из-за шифоньера свёрток с Бориными и того, водилы-то, деньгами, и двумя или тремя пакетиками «спайса».



Ну, гадский потрох, думал я, пока обшаривал трупы моих гостей… деньги, две печатки… хорошо.
Да, Борю я убил позавчерашней ночью. И за то, что дрянь продавал по таким ценам, и за то, что мудак он был порядочный. Сел тогда к ним в машину – на заднее сиденье, ножом его сперва в сердце. Водитель заслушался своей лезгинкой – и потому прозевал момент. Моя ошибка в том, что мобильник Борин не прихватил – да и не видать того было, может на сидении валялся, может…


Я вытащил из-под ванны пакет с одеждой, окровавленной, после той ночи, закинул в него нож – выкину, когда из дома выйду. Собрал уже почти сумку, из холодильника достал всё, что там было, упаковал. В куске  перчёного сала прорезал щель и запихнул туда пакетики с наркотой.


Перед тем, как уйти, раскурился от души, зажёг у себя в комнате свечку, а на кухне врубил газ – и скорее в дверь.
…Когда пойманное возле дома такси подвозило меня к железнодорожному вокзалу, мимо пронеслись две пожарных машины, грозно завывая,  и я улыбнулся про себя – кураж от убийств ещё не отпустил.


…Взял билет в первый попавшийся город – лишь бы подальше от своего… начну новую жизнь, завяжу с наркотиками, постараюсь забыть всё, подженюсь…
В поезде, в плацкартном вагоне, залез на свою верхнюю полку… и тут перед закрытыми глазами хоровод завертелся – Боря, кавказцы, наркота эта… Меня затрясло всего!


Спустился вниз. Скорее бы туалет открыли – в потайном кармашке у меня «пяточка», в фольгу завёрнутая.
Попутчики, трое мужиков, едущих откуда-то с Севера, с заработков, и бурно отмечающих это событие, без лишних слов сунули мне в руку стакан с водкой. Шибанувшая по мозгам «окаянная» оказалась как нельзя кстати.


Я вытянул из сумки бутылку коньяка и колбасу, присоединил их к общему столу, и выскочил в наконец-то открывшийся туалет.
Там раскурился, и стало совсем хорошо… отступили неприятные воспоминания, ушёл страх… я вернулся и ещё немного посидел с попутчиками.


…«Спайс-бой», «спайс-бой» –  выстукивали колёса поезда, пока я засыпал.


Возврат к списку


Человек Эпохи Вырождения 24.04.2014 20:48:51

чотко. спайсы не потреблял, как может переть на мокруху с курева не понимаю, но написано живо

Роман hastu Дих 24.04.2014 21:00:26

Человек Эпохи Вырождения 24.04.2014 20:48:51

да кто их, наркотов, поймёт... сволочи...

Человек Эпохи Вырождения 24.04.2014 21:03:56

ну как бы я токо с кислоты такие варианты могу представить. правда я с химией плохо знаком, всё больше домашние варианты

Роман hastu Дих 24.04.2014 21:10:37

поскольку "o tempore, o mores", помноженные на всеобщий психоз "бабло-моя честь-моя норка" - не такоеприходилось наблюдать.
когда автор этих строк года 4 назад несколько часов протусовался в подъезде с двумя поклонниками снадобья из фильма "Дюна", и попутно пообщался с ними - он уже ничему не удивляется.

Человек Эпохи Вырождения 24.04.2014 21:14:38

угу. но в принципе матчасть меня трогает постольку поскольку. а буквы доставили.

Роман hastu Дих 24.04.2014 21:27:20

Спасибо, Антон.

Шева 25.04.2014 10:58:20

Будто фильм посмотрел.

Ирма 25.04.2014 16:06:37

Точно как хороший фильм.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости