Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
19.06.2014

Дверь. Ч5

Автор: Александр Чистович
(очередное продолжение)

 – Способ изложения материала вполне традиционный, хотя и предполагает сокрытие внутри себя множества альковных историй, – вставил я свои 5 копеек в разбухающую щель нашего внеполового общения, грязно ухмельнувшись, и продолжил. – Ухо не режет обилием шипящих, нависающих над широкими гласными, – уже хорошо. Пункты составлены по правилам косьбы слегка затупившимся во время жатвы серпом узкомещанской лексики, но так, не шибко-то и больно, а главное – не по яйцам. Нормально. Но почему-то развешаны старые дробовики на мущинских спинах, которые по неслучайному стечению обстоятельств не могут стрелять: велика нынче рыночная стоимость патронов. А в какой-то момент мне показалось, что обнародован был этот декретный контент уже не единожды, потому что какая-то сука в роли Царицы Небесной своими рыжими ресницами, опущенными вниз, а отчасти и колыханием форм, не раз портила портрет Главного саратовского комиссара.
   – Все, что не функционирует, даже если и осуществляется движение таинственной принадлежности мужеского тела  – отмирает, – начал вещать неопохмелившийся гринго, почесывая ноготь большого пальца левой ноги сквозь ботинок и благоухающий носок. – Хочу отметить, что это утверждение справедливо как для любого декрета, постановления или приказа. Короче, наступает момент, когда слово "нестояк" становится не простым членом (естественно, в предложении!), а реальностью, началом которой является нежелание к каким-либо переменам. Например: как-то раз вы определили свой новый способ отношения к ****е, да так его и придерживаетесь изо всех сил, становясь ригидным, негибким, настаиваете  на своей точке зрения, понуждая к этому всех окружающих телок, а надо – на лимонных корочках. Ну, и, конечно, у вас асимптотически нарастает нетерпимость к тем тварям, которые осмеливаются проявлять инакомыслие. Одновременно с этим развивается ностальгия по ушедшей ебле, даже если она и была убогой. Ваша бережливость спермы превращается в фанатическую скупость, недоверие к эякуляции – в подозрительность, настойчивое нежелание оргазма  – в упрямство. При этом нарушается способность к адекватному анализу ситуации, обобщению и абстрагированию, появляется придирчивость, сварливость, злобность, шаблонность взглядов и высказываний, сужение ****острадательных интересов. Постепенно нарастает расстройство памяти, сопутствующее графоманским идеям. И, вообще:
   – Декрет ли, приказ – один ли ***?
Ебут нам мозги борьбой с коррупцией,
дави конкурентов и не блефуй,
как поучал когда-то Конфуций.
   Во дворе Скворечника слышался размеренный грохот копра, забивающего сваи, а откуда-то сверху потянуло негашеной известью. Лицо Александра без одной римской единицы подергивалось едва уловимым нервным тиком. С пятой главы купола сильнодействующей церкви парочками слетали голуби. Наша беседа начинала оформляться в виде диалога Пегаса с Сивой кобылой, проходящей под гром артиллерии в итальянском городке Паду”Я.
   – Конечно, как утверждают реалисты, имеют место быть разные сущности, и многие из нас их осознают, – ответил я, – поскольку это есть как бы запоздалая реакция испуга разумной точки зрения на функционирование управляющей системы. Различие между нами, – пикселями и самой системой, – кроется в том, что мы обязаны быть подтянутыми и алертными, не упускать свой шанс ухватить удачу, вписаться в когорту сильных и дать погрызть свои ногти обездоленной госпоже Фортуне, а системе-то все эти причуды – похуй. И, вообще, блять, воззрение на мир нельзя сводить к одной лишь философии. Например: возникновение всего того, что мы называем новым, по Гегелю не дает, ну,  никаких перспектив для продолжения существования якобы отживающего старого. Ну, и каков остаток, я спрашиваю? Весь мир насильно мы разрушили вместе с фундаментами, а затем? Что мы за теми фундаментами выстроили? Покидали с крыш церковные колокольчики,  религию – на ***; неперспективным деревенькам графа Потемкина – ****ец, и пусть здравствует Продовольственная  Программа!  И теперь наш гегемон, который уверенно питается однажды в сутки, не  ищет вшей, как раньше, при том же Александре, копаясь в голове пролетариата, а попросту ловит их наощупь. Абсолютизация антагонизма, которую мы испытали на себе в 17-м, повлекла за собой броуновское движение в физиологии народонаселения. Мифологическое сознание  скурвилось вместе с античной эпохой, но мифы, без которых бабкины семечки лузгать на скамеечке не в кайф, осваивая сущность изменений  в природной бутафории, мифы-то остались! Их всеобщему равенству в беспородном государстве и одесскому рынку до ****ы дверь в твой водораздел между суеверием и знанием. А чем лучше религия со своей родной тетей Верой, восторгающейся сверхъестественным? Конечно,  эта порчуха в чем-то отрицает мифотворчество: как тут не согласиться с гражданином Э. Махом, утверждавшем, что догмат непогрешимости ньютоновской механики, явившись психологическим стереотипом, не давал пытливым умам в течение десятилетий увидеть мир в иной перспективе. Короче, все суета сует приспособленье, дожить бы, блять, до дня Благодаренья!
   – А сам-то ты каких кровей будешь, интеллигент? – выдал мне в упор этот неопохмелившийся Шалтай-болтай.
   – Ну, как тебе сказать, – начал было я, после чего приостановился, опустил занавес перед своим предполагаемым выходом на сцену и, вынырнув из-за кулисы, зачерпнул горстями гроздья развесистой клюквы, швыряя их в виде слов в лицо Шалтаю. – По делам службы Комитет Здоровья командировал меня, выписав внеочередной аванс для оплаты проезда в оба конца, в Зажопинский район Рыгавницкой области в низовье реки Непроссышки, по разные стороны которой были расположены два села – ***сосово (правобережное) и Гандонище (левый берег), в каждом из которых по состоянию на начало прошлого года было прописано ровно по 100 человек. Как я выяснил в течение первой недели командировки, согласно записям районного ЗАГСА в селе Хуесосове только за весь прошлый год вымерло 36 человек, из них 21 – от алкоголизма,  восемь человек, в том числе – рыбаки, утонули в реке, семеро упали с крыши и разбились насмерть, шестеро – от СПИДа, пятерых переехал трактор, четверо утонули в колодце, двое совершили коллективный суицид, а в Гандонище за этот отчетный период надоело долго жить всего восемнадцати селянам.
   Испытывая явное отвращение к бормотухе, я на основе полученной и обработанной статистики в течение последующей декады своего пребывания в Зажопинщине пытался  убедить администрацию района  построить вытрезвитель в ***сосове, поскольку предварительное изучение взаимосвязи алкоголизма и расположения сел по отношению к берегам реки в зонах с одинаковыми демографическими характеристиками показало, что смертность от алкоголизма в селе на правом берегу Непроссышки на 100% выше, чем на левом. На этом основании я рекомендовал бы строить в этих селах дома меньшей этажности, что способствовало бы к сокращению жертв на 33,3 %, а размещение типового вытрезвителя на правом берегу реки или устройство ограды вдоль левого берега (для изоляции жилой зоны),  способствовало бы по моим расчетам снижению смертности сельского населения на 25 %, т.к. 1/4 жертв алкоголя утонула в реке. Сокращения смертельных случаев также можно было бы добиться путем замены колодцев на водопровод, так как 50% смертности от утопления в Хуесосове пришлось на использование для этой цели колодцев.
   Эти сведения я немедленно изложил Главе районной администрации.  Он же, выслушав меня, скрестил руки на груди, отобразил слащавую улыбку недовольства, кинул брови наверх, устроил на лбу морщинки, а во взгляде — неодобрение, и вымолвил: «Это, конечно, ****ец, но у меня нет на организацию подобных мероприятий денежных средств!» – подчеркивая при этом сказанное указательным пальцем в стиле президента Клинтона, когда тот утверждал, что не совал в Оральном кабинете свой конец Монике.
   Короче, меня послали, как говорится, на ***. Обидно, что Глава администрации не изучал статистического анализа. Пришлось через пару дней обратиться к журналистам. Они хоть и были некомпетентны в этих вопросах, но доверяли обывательским баянам и прокомментировали в «Сельских вестях» нашу беседу таким образом: «Исследования, проводившиеся в Хуесосове и Гандонище, показали, что смертность от алкоголизма в селах, расположенных на левом берегу, в 2 раза выше, чем на правом. На основании этих результатов представитель Комитета Здоровья предложил построить вытрезвитель в Хуесосове и поставить ограду вдоль левого берега реки, так как 50% умерших утонуло в нетрезвом виде».
   Однако, на следующей неделе выяснилось, что пенсионерка Низкосракова не хочет иметь вытрезвитель в своем селе, ссылаясь на наличие сельской больницы в Гандонище, отчего дала «на лапу» Главе Области, чтобы убедить районное начальство строить вытрезвитель на левом берегу Непроссышки. Глава тут же поделился своими соображениями с местными журналистами. Появился новый материал в средствах массовой информации: «Несомненно, чем ближе вытрезвитель к больнице, тем безопаснее здоровье селян, отравившихся  алкоголем, т.к. они нуждаются в реанимации, а не в холодном душе». Специалисты, наконец, разрешили спор о том, где строить вытрезвитель. Смертность от алкоголизма в ***сосове, как указывалось ранее, в 2 раза выше, чем в Гандонище, однако Гандонище находится на одном берегу с сельской больницей. "Когда речь идет о жизни и смерти, 15 минут для бригады скорой помощи значат гораздо больше, чем какие-то 100 %!" — так определил результаты исследования и анализа Главный врач района по состоянию здоровья Хуйболит Исламбекович и подтвердил решение областной администрации строить вытрезвитель в Гандонище».  Я же, как обосранный олень, вернулся в столицу, чтобы нарушить постановление Моссовета от 11.07.1986 г. прямо на тротуар перед Комитетом Здоровья, разочарованный некомпетентностью периферийных властей и непрофессионализмом сельских журналистов, но передумал, и в настоящее время реализую свое сокровенное желание по части этой злополучной двери в ЧИкен-кур.
   А вообще-то я – питерский. Детство провел на ул. Пестеля, где находится известный дом греческого князя Александра Мурузи постройки 1874 г., в котором проживали Зина Гиппиус и Дима Мережковский, Коля Гумилев, Вова Пяст, Коля Лесков, Даня Гранин, а с ними и ученик 6-го класса 203 средней школы Дзержинского района г. Ленинграда Ося Бродский. А в доме № 5, напротив Пантелеймоновской церкви, построенной в честь битвы при Гангуте, рядом с Рисовальным Училищем барона Штиглица, я начал свою самостоятельную жизнь вне материнского чрева, предварительно появившись в этом мире в Снегиревке.   
   Все еще жаждущий похмелиться мачо, чтобы выпустить на прогулку свой дух, истомившийся длительным половым возлежанием подле объекта, который качественно изменил значение дивергенции любопытства, сурово и бестрепетно сорвавший покровы с большевистских декретов, парировал:
   – Сосать ли ***, осваивать минет,
менять прокладки двухнедельной носки,
есть рифма, но стиха в помине нет,
так лучше ты строгай, дружище, доски! – и при этом заверил меня, – даже если я поднесу к твоим виршам, отпечатанным типографским способом на финской бумаге, зеркало, смысл в них все равно сохранится прежним, ибо слова твои обозначают не вес в килограммах на один жевок (кг/ам), а лишь фальшивую ноту «ля», в которую ты безотчетно влюблен. Пойми, дорогой, если у каждого слова есть величина без предела (3,14зdeц), то должен быть предел без величины ( lim -> *** знает куда), именно этим ты и пользуешься. Однако, лично у меня хватает здравого смысла, чтобы не удивляться твоей словесной эквилибристике, примириться с  сюжетом твоего буквоначертания и, в лучшем случае, перевести разговор в другую плоскость. Твой мир изощренного графомана, не обремененный культурной традицией, создающий сложную систему эллипсов, умолчаний, ассоциаций, причудливой логики, недоступен неосведомленному читателю, поскольку соотносится с твоей индивидуальной системой накопленных личным опытом условностей и ненаписанных правил. А поскольку он не хуй, то не сразу входит в наше убогое сознание.
   Более того, используемые тобой метафоры лишаются своего скользящего значения, где между омофонами и омографами не существует смысловой границы, в результате чего калом бурый каламбур уже каковым не ощущается, а логический парадокс  таковым не воспринимается. Короче говоря, хер с тобой. Хотя ты при желании можешь его себе отрезать. Скажем, серпом. А яйца положить на наковальню. Чтобы после разхуячить их молотком вдребезги. А не сможешь сам, попроси меня, я, может быть, соглашусь. И не беспокойся! Любая баба, которую ты возжелаешь, может залететь от пыли, стоящей столбом, равно как и от палочки, будь то дирижерская,  дорожного инспектора или товарища Коха.


(причин для радости недостаточно: до окончания еще очень далеко)


Возврат к списку


Sanya-Kasanya 19.06.2014 16:51:29

Образованность помогает переносить унижение, поскольку образованному сосаетнику не требуется лишнее, чужое и ненужное, а поскольку у тёмного человека молчание всегда скучное, поэтому не торопитесь, читатели, молча петь вдвоём, глядя в глаза аффтару.

Вита 20.06.2014 16:17:37

во жизнь какая богатая всяко разным.
"Твой мир изощренного графомана, не обремененный культурной традицией, создающий сложную систему эллипсов, умолчаний, ассоциаций, причудливой логики, недоступен неосведомленному читателю, поскольку соотносится с твоей индивидуальной системой накопленных личным опытом условностей и ненаписанных правил. А поскольку он не хуй,(?) то не сразу входит в наше убогое сознание."
Чистович, возражаю. замените "хуй" пожалуйста. опыт возможно и может быть хуем у него, у вас. А мне тогда как назвать мой опыт. тож ведь у меня сплошные ассоциации, причудливая логика иногда проскакивает.

Вита 20.06.2014 22:55:46

Чистович, прочла "публицистику" Спасибо. я там написала, если чо

Александр Чистович 21.06.2014 00:24:14

Спасибо.
А что касается эквилибристики (словесной), то всё начиналось на семинарских занятиях в ВУЗе по Истории КПСС и, что удивительно, ровно 51 год тому назад.
"Идеи Ленина верны, потому что они истинны!"
А увлечение ненормативщиной - опять же от него, например: "редчайшее скудоумие" (т.е. ебанутый) и т.д.
Спасибо тебе, Вован!

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости