Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
23.07.2014

Голландец. Маяк. Часть первая.

Автор: повасик
Сергей грёб еле-еле. Какая разница, течением и так несёт.  Греби не греби. Между тем небо пасмурное, как не когда. Вроде не вечер, а темнеет только так. Шторм что ли на Итильском озере готовиться. Дождь льёт, ветра добавилось. Сергей совсем бросил вёсла. Стало кстати как то легче, при том не только физически, но и что называется на душе. Всё вокруг буд -то из серого метала, или свет сквозь тучи красится. Сергей решил попытаться понять траекторию движения влекомой течением лодки. Оказалось не так просто, вернее вообще не возможно.
А ведь он просто по кругу плавает, ну да так и есть. Только, кажется, диаметр круга уменьшается. Это что, значит в  воронку засасывает. Получается так. Опять схватился за вёсла, тем более что повод грести появился. Захлопал лопастям в меру всех сил. Нет, с траектории не ушёл. Попробовал ещё. Та же картина. Кстати совсем не страшно. Плавал по Итильскому озеру, подошло время значит, опуститься ниже его уровня. Идёт лодочка легко. Выходит так и надо. Берега всё те же плыли мимо. Сергей внимательно их рассматривал, но нового не наблюдал. Идёт лента как в кино.  
Вспышка. Вспышка чего? Ровный лес по берегу. Это что уже началось, он же ещё не дошёл до эпицентра плоской воронки. Или может там на берегу маяк. Странная мысль, какой маяк на озере. На автомате попытался ещё погрести в сторону загадочной вспышки. Получилось, лодка сместилась с траектории и медленно пошла в сторону берега. Чем дальше от загадочной воронки тем легче. Только ни каких бухт не видно, лодка медленно вплыла в камыши, а потом уткнулась в илистое дно. Сергей вылез в какое то болото, с трудом подтянул лодку к берегу. Болото да лес. На всякий случай поставил лодку на ребро, привязав покрепче к дереву. Так её и видно лучше и не отвяжется. Полез свозь кусты, земля всё твёрже, а деревья больше. Корабельные сосны в небо упираются. Берег. Людей естественно не видно. Между деревьев мелькнуло что то белое. Сергей туда. Метров через пятьдесят понял, перед ним какая то башня. Белого камня, верхний этаж разрушен, как снарядом снесли. Что за башня практически в лесу у берега. Сергей обошёл строение. Да это же маяк. Только верхушка разрушена, неизвестно когда. Дверь створчатая, открыта  над ней камнем дата выложена, очевидно закладки маяка. Что ж, войдём. Внутри маяк был вполне заурядным заброшенным строением. Голые стены, на полу какой то мусор, доски. Запах отправлений, значит люди сие места, периодически посещают. Свет пробивал сверху, через разрушенный этаж. Железная винтовая лестница на второй уровень. Маяк как дудка насвистывал ветром малоприятный вой. Складывается прекрасная картина из медного неба, дождя и заброшенного каменного строения.
Сергей обернулся вокруг собственной оси. Почему то мелькнула мысль, из одной воронки на озере выбрался, а попал в другую. Прислушался к вою ветра. Может чего подскажет. Неожиданно послышался звук шагов. Сергей обернулся на пороге стоял ребёнок. Лет десяти улыбающийся. Лицо такое детское. Дебильное. А не просто детское. Мальчик-Даун. Ну или что то из этой когорты. Как его сюда занесло? Мальчик улыбнулся фирменной улыбкой и произнёс запинаясь.
-Дяайдя.-
-Дядя, дядя.-Согласился Сергей. Ты откуда, малец, будешь.-
В ответ малец опять улыбнулся. Вообще, вид умственно отсталого мальчика вроде должен вызывать сочувствие, жалость, приступ меланхолии. Но у Сергея береговой Даун вызывал только раздражение. Заплыл опять куда знает и вот, любуйся. Однако Сергей укорил себя за низкий уровень гуманизма и попытался улыбнуться. Мальчик улыбнулся в ответ. Но на вопрос, что, где да откуда, продолжил улыбаться, ещё и как то вкривь засмеялся. В общем сплошной позитив.
Внезапно послышался взрослый женский голос.
-Эдик, Эдик.-
Очевидно, появилась мама, разыскивает сына. Эдик, если это был он, продолжал улыбаться, пришлось вмешаться Серёже.
-Здесь он, здесь.-
В дверях показалась женщина средних лет, миловидная.
-Вот ты моя радость, прелесть наша.-Не обращая внимания на Серёжу защебетала тётя.
-Ваш? - Решил сам начать контакт путешественник.
Женщина ни чего не ответила, лишь расплылась в улыбке, схожей с предыдущей. Взяла даунёнка за руку и куда то потащила.
-Гражданочка, подождите. Где мы находимся, я заблудился, позвонить…-
Гражданочка не реагируя продолжала уходить.
-Постойте…Вот уроды.-Не выдержав бросил вслед удаляющимся Сергей.
Женщина остановилась.
-Ладно, сам напросился.-Вполне отчётливо, ледяным тоном произнесла она. Подошла к Сергею.
-Тамара. Очень приятно.-Совсем в другой интонации представилась. Работаю в санатории для детей с задержкой развития. Если хотите, пойдёмте с нами на базу, там все вопросы решим.-
Сергей уже не знал, хочет ли он идти с ними на базу задержки развития. Что то уж больно простая баба. Ну да ладно, сзади Итильское озеро с воронкой, впереди неизвестность. Отступать не куда.
-Пойдёмте. –Согласился он.
Дорогой шли молча. У Сергея создалось впечатление, что общается воспитательница с подопечным улыбками. Сам постепенно стал улыбаться. Ещё не много и на одной волне будет. Улыбки минут через двадцать довели до какого то весьма внушительного забора. Присутствовала вполне реальная проходная. Хорошо даунов берегут, отметил Серёжа. Охранник, отнюдь не алкашного вида, перебросился с Тамарой парой фраз. Внимательно оглядел Сергея, записал его данные с водительских прав.  Открыл турникет. Прошли внутрь. Два не больших корпуса. Плац. Ну типичный лагерь. Разве что обитатели соответствующие. Кто то из детей просто улыбался новому гостю, кто то поливал дерево, кто то забор. Один вообще справлял не малую нужду посередь дороги. Правда тут же подскочил служитель с лопатой и в момент прибрал за воспитанником. Вот сервис. Подобранного у маяка даунёнка Тамара куда то сплавила. С Сергеем зашли в подобие административного корпуса. Забежала первая в кабинет директора, попросив подождать. Через пару минут позвала.
Кабинет у директора для пионер лагеря был через чур роскошный. Что тебе ставка главнокомандующего. За столом восседал мужичонка лет пятидесяти. Такое впечатление, как прозрачный. В смысле до того безликий, что через него взгляд проникал, не задерживаясь. Вот про кого говорят, папа стекольщик был.
Директор радостно улыбнулся, буд-то ждал гостя.
-Сергей Николаевич, очень приятно, что ж вы семью бросили. Они вас какой день ищут, а вы тут водным туризмом занимаетесь.-
-Откуда вы знаете!-От удивления Сергей враз потерял логические способности.-
-Знаем,  знаем. Семье всё сообщим. Вы пока отдохните.-
-А позвонить можно?-
-Звонки с территории интерната запрещены. Установлено, что связь на детей плохо действует. Кстати, как вам наши воспитанники?-
И не дожидаясь ответа, гордо произнёс.
- Стараемся. Проводите гостя в комнату отдыха.-
Вместо знакомой воспитательницы Тамары, из-за двери появился крепкого вида мужик, и вежливо показ Сергею на выход.
Прошли в какой то корпус. Сопровождающий, пообещав через час обед, оставил Сергея одного в не чем не приметной комнате .
Осмотрелся, комната как комната. Гостиничный номер, с холодильником, без телевизора. На окнах решётки. Дверь железная закрыта снаружи. Ну и где я?
Вопросов достаточно. И что за интернат для отсталых с повышенной охранной. И откуда они знают, что его жена и дочь ищут. И…
А откуда на озере маяк? Почему то из всех вполне логичных вопросов возник в сознание именно этот. Может это и не маяк размышлял Сергей. Так, башня. Чей то забавный каприз. Интересно связанно ли расположение этого загадочного пионерлагеря для дебилов с маяком.
Сергей глянул сквозь решётку в окно. Один мальчик Даун долго смотрел на другого, потом оба начинали улыбаться. Затем хохотать. Надо сказать, что Сергею с умственно отсталыми сталкиваться приходилось не раз. Только те отсталые, таковыми в обществе не считались. Даже бывало занимали руководящие должности. А вот в санатории таком бывать не приходилось. Может здесь таинственные спецслужбы выращивают людей с чудными способностями . Предположим по жизни дауны, зато могут стаканы на расстояние двигать, будущее предсказывать. Правда, те кого он видел двух слов не вяжут. Возможно, будущее нас ждёт такое не затейливое, что и дебил, двумя словами опишет.
Надо сказать, кой с какого времени, к убогим Сергей стал относиться не с сожалением, а с опаской. Отвратная правда жизни, люди с дефектами вряд ли доброй душой обрастают. Обычно наоборот. У Сергею невольно всплыл в памяти один случай из детства.
Лет десять, что ли тогда ему было. Пацаны в их садоводческом массиве жили разные. Сергей задирой не был, лидером то же, не совсем чтоб изгой, но так, почему то себя слегка отдельно от коллектива чувствовал. За что понятно периодически огребал. Что он один не в стае, таких то же много. Маленький Серёжа даже пробовал сколачивать компанию из своих же изгоев. Ха. На то и изгои, что б в стаю не собираться. Отец приглядываясь к мальчишеским переживаниям сына, советовал.
 С кем попало не водись, и под авторитетную детвору или не детвору не подстраивайся, только хуже станет. Будь самим собой. Ломом подпоясанным. Батя эту фразу произнёс будучи в сильном подпитии. Серёжа, на тот момент, не очень понял, как использовать лом в качестве ремешка. С возрастом маленько приспособился.
И так, среди соседской ребятни был один совсем несуразный кадр. Нет, вроде ни каких уж совсем серьёзных калечащих развитие болезней не имел. Но маленький был, толстенький, аки пухлая девочка .Ещё и зрение слабое, улыбался постоянно, в общем жалость  вызвал. Только не у местной ребятни, те его пинали только так. Одно имя чего стоило Жульен, да да не кличка, а имя. Мамаша его, на всю голову обутая, придумала. Был парнишка на пару годков десятилетнего Серёжи младше. Вызывал у нашего гуманиста сопереживание. Серёга иногда играл с Жульеном, пару раз игрушки старые дарил. Не из симпатии к жирненькому недоделку, а скорее больше из какой-то жалости и желания восстановить социальную справедливость в отношениях людей. Таковые качества особенно в детстве Серёгу тяготили. Ребятня компанейская к такому союзу с иронией относилась. Один раз Серёга даже лёгких люлей огрёб от местного авторитета, сверстника. Крыло того авторитета кликуха была. От фамилии. Крылышкин, как потом выяснилось. Отхерачил авторитет Серёжу да и заломил такую фразу, если вы не с нами, то и с друг другом не общайтесь. Уроды должны прибывать в одиночестве. Так кстати и сказал. Вообще у детей развитие идёт скачками и волевой отморозок порой просто обгоняет подчинённую себе ребятню, но со стороны смотрится философски загадочно.
Серёга грустно огрёб, внутри практически смерился, но гадкий дятел от которого не избавится долбил. Трус, трус, трус. Дятел был ещё беспощадней чем соседские детишки и всегда с тобой. Через пару дней, Серёга не выдержал долбёжки птички и пошёл к мальчику Жульену.
-Пошли, поиграем.- Играть с жирной малолеткой было без интереса, но дятел приутих.
-Серёжа, почему ты так долго не приходил. Я так скучал.-Жульен преданными глазами посмотрел на друга.
-С кем хочу с тем дружу. Подумал Сергей увидев радость малыша. Плевал на всех уродов. Они специально пошли на центральную аллею в бадминтоне резаться, что б все видели. Место там было приметное в садоводстве, песочница, турник. Ещё щит пожарный, пустой, всё стырили. Один ломик висел, очевидно, намертво приколоченный.
Увидели Серёжу с маленьким Жульеном тут же. Нарисовался, как из под земли, местный авторитет, Крыло,  в сопровождение адьютанта.
-Я ж тебе велел в одиночестве находится, а не компании заводить.-На Серёжу.
Серёжа весь побелел, дятел из башки упорхнул, один страх остался, дубасить сейчас будут, не по детски.
Однако Крыло к физическим действиям переходить не спешил. Смотрит то на Серёгу, то на Жульена. Мелкий за старшего спрятался. Потом лицо гопника улыбкой озарилось. Гнусной, гнусной, Серёга её до сих пор помнит. Как у десятилетнего пацана такая может быть? Отступает Крыло на шаг, и произносит.
-Скажи, Жульенчик, когда мы этого гада, имеется в виду Серёжа, бить станем, ты на чьей стороне будешь?-
Жульенчик, толстенький, беззащитный ангелок в очочках, из за спины Серёги выходит и внимательно смотрит, то на Сергея, то на тех двоих. Взвешивает видать, все составляющие. А потом таким радостным, искренним голоском.
-Я за вас, ребята!-Встаёт значит на сторону большинства.
Крыло без всякой улыбки, одна злоба на лице, сквозь зубы плюёт.
-Молодец шкет.-Сменившему масть Жульену бросает. И потирая руки к Серёге приближается.
Позже Сергей не раз в литературе и фильмах видел подобные истории, когда оборачивается детская дружба предательством. Почему то всегда интересней смотрится, чем тот же вариант, но во взрослом раскладе. В кино на том детская подлость и заканчивается, но в жизни, сами понимаете, гаже.
Вдруг, маленький, пухлый Жульенчик, так до этого любящий друга, весь в улыбке расплылся и громко новым друзьям.
-Ребята, а давайте его не только излупим, но ещё и крапивой отстегаем. А потом, когда он встать не сможет, с него трусы снимем, пускай с голой попой по посёлку бегает. Так противней. Правда, ребята?-
Крыло с адъютантом аж рты раскрыли от планов нового сотоварища, но потом, опять паскудная улыбка на лице. Идея видать понравилась.
Жульенчик радостно.
-Ребята я за крапивой.-Деловито снял футболку, на руку намотал, и полез  в кусты крапиву дёргать.
Сергей на всё это смотрит и такое впечатление как электричество выключили. Что это? Как это? Буд то в темноте.
Правда потом зрение начинает возвращаться, вместе со слухом. Да каким.
Вы в одушевлённость каждого предмета верите? А вот зря. Серёжа до сих пор помнил, что явственно услышал голос.
-Возьми меня.-
Кто бы, вы думали, это парню сказал? Ломик. Ломик с пожарного щита. Помните, действие развивалось у пожарного щита, с одиноким инструментом. Вот этот самый одинокий металлический предмет. Возьми меня, и произнёс.
Серёга с непонятным миром спорить не стал, к щиту кинулся, сорвал говорливое оружие и с криком, ничего не помня и не чувствуя на дружную мальчишескую компанию.
Позже, очевидцы, ещё много лет, рассказывали как легенду.
Пацан здоровенной железной дурой, как пушинкой размахивает. Откуда сила? А цель реально, прибить.
Больше всех адъютанту Крыла досталось. Серёжа его ломиком подзацепил, ни чего правда не сломал, но остаток лета тот мальчик очень вежливый был. Здоровался даже с неодушевлёнными предметами.
Жульен, который собирался, сняв футболку, крапиву нарвать, оказался парень к военному делу схожий. Сиганул в крапиву и по пластунский в самые заросли…Ожоги потом везде где можно, даже на морде значились.
Ну, Крыло тот от удара сумел увернуться и бежать. Серёга за ним, ломом над головой размахивая. Резво бежали, Крыло оторваться сумел. К мировому рекорду наверное приблизился. Во двор своей дачи и за дверь. Серёга подбежал к дому ублюдка, ломом забор снёс. Затем разрыдался бросил, оружие. И побежал, сам не зная куда.


Возврат к списку


Роман hastu Дих 24.07.2014 17:40:45

имхо вещь которую читать надо, именно читать. копирую в свою коллекцию.

повасик 24.07.2014 19:09:31

Пасибо, кинем продолжение

Человек Эпохи Вырождения 24.07.2014 19:28:45

давайте давайте, вторую выложил

Абдурахман Попов 24.07.2014 21:21:35

какой чудесный щегол на аватарке

Абдурахман Попов 24.07.2014 21:22:07

в смысле у повасика

повасик 24.07.2014 21:25:08

Щегол, мой. Авторский экземляр в молодости.

Шева 25.07.2014 17:44:38

Интересно

Александр Чистович 25.07.2014 22:07:38

Так это спокойно, обстоятельно и без надрывов. Прекрасно.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)