Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
27.08.2014

Где-то далеко

Нас было трое.
Почти по Ремарку.
Мы хотели съесть по куску мяса. И распить. Но своё. Ибо у нас, по классику, было.
Проблема разрешилась на удивление легко.
Девочка-официантка, увидев, что мы уже почти созревшие клиенты их шашлычного заведения на берегу Днепра, спросила напрямую – Что-то смущает? Говорите, не стесняйтесь. Всё порешаем.
Я напрямую сказал, что у нас с собой.
- Много? – спросила девчонка.
- Да одна всего, - ответил я.
- У вас такого нет, - добавил Серёга.
Вообще-то мы меню ещё даже не смотрели, но мне понравился решительный, хитро-наступательный Серёгин ход.
- Но вы же еду закажете? - потребовала официантка вербальных гарантий.
- Об чём речь, - заверил я её.
Как писали в пиратских романах, стороны ударили по рукам.
 
Мясо на косточке было нежным и вкусным.
Джин - таким, каким  и должен быть настоящий джин.
Вид на Днепр, крутые склоны правого берега, купола церквей в лучах садящегося уже солнца, легкий шелест небольших волн от мелькающих время от времени по глади реки катеров - казалось, что или кто может нарушить эту идиллию?
 
Нашлись, нашлись. Звери и люди.
Сначала злоебучая оса прилетела к нашему мясу, к нашему джину.
Отгоняя осу, Серёга затеял руками такую свистопляску, что я уже начал прикидывать, во сколько обойдется разбитый бокал. Или даже два.
Потом подъехал джип с ментами.
Серёга с Ирой сидели к ним спиной.
То есть им было как-бы и похрен.
Я почему-то напрягся. Еще с юношеских лет осталось…
Сержант, сидевший за рулём, долго и внимательно изучал мое лицо.
А что с меня взять?
Латентный интеллигентный пьяница.
Лысый, в очках. Для общества явно безопасен.
Похоже.
Уехали, короче…
И мы продолжили. И было нам хорошо.
Если бы не тревожный Серёгин разговор по мобилке. Разговор с малой Родиной.
Но не о нем сейчас речь.
А потом стемнело и  мы начали собираться уходить.
Тропинка в лесу, смутно освещаемая далекими фонарями. Призывно манящая - сделай шаг в сторону, поссы в кайф.
Сделали. Муж и жена вместе, я в сторонке.
Серёга при этом нашел ежика. Бедолага запутался в полиэтиленовом кульке.
А может - сунул кто.
Люблю ежиков очень. Хорошие они люди.
Освободили, дали легкий поджопник – живи, скотинка.
Возле входа в метро стояло две кобылы. В смысле - лошади. С девчонками на спинах. За бабки детишек катают.
Но мы же уже не детишки.
Просто за морды потрогали. Мы их.
Типа - товарищ лошадь, ага.
Тут же решили догнаться. Сухим. Ира только взяла бутылку, как к этому же ганделыку подошло две кобылы.
Не лошади. Но такие…
Мы с Серёгой вступили в диспут - бляди или проститутки?
Честно, уже не помню - кто победил. Если победил, вообще.
Зашли на перрон станции метро. Ребята поехали в сторону Дарницы, я, как в песне, в другую сторону.
В вагоне чего-то обратил внимание на одну пару. Молодят. Она – вся из себя хитросделанная. Он - внешне вроде и ничего, но какого-то дебильного вида.
Хотя - сейчас, похоже, так модно.
 
Уже подъезжая на маршрутке к своему району, неожиданно увидел, что на переднем сидении, сразу за водителем, сидит очень даже яркая девчонка.
В топике и коротких, как сейчас модно, шортиках. Благодаря которым ноги были предъявлены во всей своей длиннющей красе. Но даже не сами ноги обратили мое внимание.
Правая нога от коленки и выше благодаря красивой цветной татуировке являла собой туловище то ли дракона, то ли змеи, заканчивающееся широко открытой пастью с традиционными двумя зубами.
Когда маршрутка пошла на круг перед моей остановкой, я еще раз взглянул на дракона. И вспомнив фразу про «тварь дрожащую», подошел, наклонился к девчонке и увидев вторую ногу с такой же обвивающей ногу земноводной тварью уже не так уверенно, но что-то промямлил насчет комплимента.
Девчонка сняла наушники, переспросила - чего, мол, надо? и услышав про комплимент, довольно строго спросила - Ну?
Выкладывай, мол.
- Такая красота на таких красивых ногах! - только и смог я выдавить из себя.
И дёрнул к двери. Почему-то стало неловко.
Когда дверь открылась, не выдержал, обернулся.
Девчонка смотрела на меня. Улыбнулась, помахала рукой.
- Эх! Почему это не ночной экспресс? Типа «Желтой стрелы». Который мчится без остановок непонятно куда и зачем. Всё лучше, чем мы. В тартарары.
 
Вспомнил ребят. Давно мы не виделись. А точнее - никогда раньше. Живьём.
Всё, как многое сейчас, заочно, виртуально. А ведь так - оно совсем по-другому.
Даже не только потому, что душевно.
Просто - по-настоящему.
 
Уже подходил к дому, когда высоко вверху, в ночной тиши, услышал далёкий гул самолета.
Вспомнилось, как Серёга рассказывал, что они, там, у себя, заслышав в небе свист самолета, «на автомате» быстро ищут подвал или какое-нибудь убежище.
Потому что страшно, потому что уже научены.
 
Но это там, на войне.
А мы были в тылу.
В глубоком тылу.
А где-то далеко…ни хрена не грибные дожди.
Град, ураган.
Стреляют, бомбят, погибают, умирают.
Дети, женщины, старики. Парни, мужики.
Так и не услышав ответ на вопрос - за что?
А кто-то очень умный вообще вынес «за скобки» главный вопрос - Нахуя?


Возврат к списку


Человек Эпохи Вырождения 27.08.2014 11:11:54

мрачняк однако

Абдурахман Попов 27.08.2014 20:28:50

молодец Шеварнадзе!

Vincent_A_Killpastor 27.08.2014 20:59:04

по ком звонит колокол

Яблочный спас 27.08.2014 22:38:56

Мастерски зарисовано.

Александр Чистович 28.08.2014 00:27:51

Поди ж ты! Да это не акварель даже, а одна сплошная водичка, в которую, как и на грабли, можно ступать сколько угодно

Ирма 29.08.2014 01:00:07

Да, по-настоящему.
Хороший ты человек, Шева.

Шева 29.08.2014 11:31:20

Всем спасибо. Участникам встречи на Эльбе, тьфу, на Днепре, special спасибо.Дай Бог,не последний.

Роман hastu Дих 29.08.2014 21:13:21

эээх мама...

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)