Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
03.02.2015

Суп с потрошками

Автор: САНЯ
В городе трудно увидеть историю. Жизнь, загнанная в железобетон, в однотипные клетушки на однотипных улицах, неподвижна. Городская жизнь смердит тухлыми яйцами. Едальня, спальня, сральня – всё в одном флаконе. Флакон закрыт пробкой. Глоток чистого воздуха - это слишком мало, чтобы проветрить легкие, и слишком много, чтобы умереть сразу.
Конечно, жизненное пространство человеку надо  собой  заполнять, в разумных пределах. Но кто их видел, пределы эти? Пространство, оно такое большое, оно наполнено природой,  хищными животными. Особенно пространство необъятных земель. Оно пугает, оно непредсказуемо. Тут тебе и ветер ураганный, и ливень, и пришельцы, как  «здрасьте»  среди ночи.  
Город – зловонная яма. «Ну и что, - говорят горожане, - зато безопасно, если помрём, то все вместе… не обидно». Оказывается, городские жители любят город из-за скученности. «Все мы вместе и каждый из нас одинок». Чудеса и только!
Путь от пещеры до квартиры забыт,  воспоминания о нём люди приравнивают к полоумию. Жизнь без горячей воды и туалетной бумаги горожанин представить  не может, как, впрочем, и без «моё», «моя», «мой», «мои».
«Это мой двор! - кричала старуха с балкона второго этажа. - И неча свой драндулет под моими окнами ставить!» Кричала, аж штукатурка сыпалась. Кому кричала – непонятно: ни в машине, ни рядом с ней, никого не наблюдалось. На дворе час ночи.  Женщина спустилась и облила лобовое стекло  краской.
 Старая паскудница! Когда же она решила скрыться - споткнулась, упала, голову зашибла. До утра пролежала, а после  божилась, что заметив хулигана, кричала: «Люди добрые, грабят!» - и всеми силами пыталась задержать злодея.
Хозяин испорченной  машины возил потом старуху по больницам, оплачивал лечение и более того, добился для неё повышенной пенсии.
Кто видел, как она обливала, кто слышал её крик? Никто!
Сосед напротив, так тот вообще заявил: «Не так всё было». С его слов - под балконом стояла гнедая кобыла, а бабкина внучка, пятнадцати лет отроду, возвращаясь с вечерней прогулки, завидев ее, испугалась,  упала в обморок. Старуха в отместку решила облить лошадь хлоркой. Та же, во время  акта насилия, бабку лягнула.  Тело  отлетело  и головой повредилось, и начала  старуха заговариваться: «Имение у меня за городом в пятьсот душ и свой кожевенный двор». Требовала величать  её  Приснодевой, а с лошади слёзно просила содрать кожу. Дальше,  больше.  Соседа  наградила  должностью приказчика,  и велела  ему нагнать в покои  холопов и девок  непродажных;  раздать  холуям  по целковому.   Потом, опомнившись, замолкла. Однако   неподдельная  тоска  в глазах  выдавала  нутро  с потрохами;  красные, морщинистые ручонки продолжали мять  воздушную  сиську.     Откуда бабка узнала  за «дорожную забаву»  прошлых веков?!  Неужели и впрямь, история повторяется?!
 Потому, видимо, и не спалось  старухе.  Давление мешало. Да, давило её чувство собственности, ибо человек  скотина,  у которой чувство собственности сказывается  не в любви к своему, а в нелюбви к чужому.
«Это мой двор!» - прокричать  бы  мог  без   зазрения совести дворовой кот Мяушка. Вон он сидит у подъезда под железной лавкой. Само воплощение спокойствия. Каменные джунгли или не каменные – нервы у кота те же.
Январское утро. Приморозило.  Редкие снежинки расписывают кружевами землю. Кот закрывает глаза, видит серую полоску дороги,  виляющую хвостиком на горизонте, рыжее поле.  Согревается. Улыбаясь прищуренными глазами, готов ко  всяким переменам. Хозяин.
Что бы там старуха ни городила,  Мяушке  не интересно. Он ждёт почтальона, студента. Юноша подрабатывает, утром, каждый день, один час – с восьми до девяти. Разносит заказные письма,  втыкая рекламные буклеты в почтовые ящики. Но Мяушка ждёт не письма. Почтальон приносит ему гостинцы. Для  кота  случайный добродетель  не человек, не животное, а его, кошачьей жизни продолжение.  Осмелюсь сказать – они  друзья,  хотя и не знают друг друга по имени.
- Привет, дружище!
- Привет! Что сегодня принёс?
- Суп с потрошками.
- Ух, ты! Хочу, хочу!
- Щас, щас, ещё тёплый.
Студент достаёт баночку с супом и пластмассовую тарелку. Потом  он присядет на лавку, и начнётся беседа. О чём?  О том, кто исподтишка облил машину краской,  как впоследствии  выяснилось, масляной.  Но  это будет совсем  другой рассказ.


Возврат к списку


Vincent_A_Killpastor 03.02.2015 14:53:18

Маленькие драмы большого города. Мультфильмы для взрослых. Если мультфильм так чтоб обезательно кукольный. У кота Мяушки пуговицы вместо глаз блестящие

Вита 03.02.2015 15:12:29

всё одно, с пуговицами али без  оных - кот сожрёт и суп и потроха. :D

Виктор Мельников 03.02.2015 18:52:50

Да уж, всё правильно: хрущёвки - маленькие тюрьмы России. Сам в такой "двушке" обитаю. Увлёкся названием, "Суп с потрошками". Ибо обожаю перловый суп с куриными потрошками! Наваристый, жирненький... студента с этой баночкой супа надо было б описать жирно и смачно!
Хороший рассказ!

Юнкер 04.02.2015 09:57:44

Привет, Вита! Все тайное - становится ясным, но это уже другой рассказ. Мяуше медаль из мяса за честность, студенту - повышенную стипендию за суп с потрошками и любовь к животным.

Вита 04.02.2015 23:07:40

Спасибо всем.

Шева 05.02.2015 20:02:34

Хорошо. Ярко. Понравилось.

Вита 05.02.2015 21:32:26

Спасибо, Шева. я старалась.

Роман hastu Дих 05.02.2015 23:48:27

Вита... ну чего вы этой ночью меня все и всё радуете?. Мне вот лично и напейсать нечего, ибо последние две извилины распрямились, а знакомый нейрохерун сказал, что распрямить их будет стоить цельный звиздильон денег. так что пока просто аплодирую, пуская слюни из своего микроцефалического рта. Хнык...

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)