Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
15.04.2015

О любви в большом городе

Автор: САНЯ
Когда в конце недели природа шепчет о любви и есть деньги на бутылку пива, сердца Бори и Розы переполняются красотой. Переполняются настолько, что готовы взорваться. Чтоб взрыва не произошло, Боря тащит Розу в постель. После постели уже Роза тащит Борю в городской парк, где они оба догоняются до полного удовлетворения. Почему в парк? А куда им бедным ещё податься? К тому же в парке в начале лета появились скамейки. Не длинные – на два, три места, низкие, без спинок, но зато много. У Бори с Розой даже есть любимая, у водоёма, где можно не вставая кормить уток.
Ещё на подходе они замечают — лавчонка занята. Падают рядом, на сухую травку, что тоже не плохо. Солнце клонилось к закату.

- Роза, природа шепчет: «И голуби на фронтоне дворца Минелли ебутся в последних лучах заката, не обращая внимания, как когда-то наши предки угрюмые в допотопных обстоятельствах, на себе подобных»*
- Никогда не думала, что природа может шептать стихами Бродского. И где она видит голубей?
- Странно, — отвечает Боря, — так сразу и о голубях, а вот где она видит дворец Минелли, тебя совсем не удивляет?
– И правда, чему удивляться, если в капле воды живут звери, которых мы не видим, то почему бы дворцу с голубями не стоять на её глазах?!

Двое – старик и старушка, сидящие на скамейке, смотрят перед собой. Тяжёлые как два булыжника. То ли вспоминают прошлое, то ли просто ждут конца. Старик не удержался, громко шепчет: — Фу, какие поганки, ещё и звуки издают. Старушка похожа на Борину тётку, на тетю Бесю. Такая же баба Яга, только зелёная, как зелёная отрава. Баба Яга продолжает молчать. Роза встретилась с ней взглядом и помертвела. Злое выражение лица. Глубокие складки возле тонких губ. Уголки и морщины опущены. Роза живо представила, что такая скажет о наглости. Что скажет о молодых, у которых ни стыда, ни совести, которые ничего не знают, не умеют, только хамят и развлекаются. Боря дремал. Счастливчик. У него вообще есть такая привычка – где упал, там и уснул.
А старушка растянула губы, да так что они аж исчезли. Морщины ещё глубже врезались в лицо. Угрожающий её вид был просто убийственным. Потом она наклонилась к Розе и сказала бесцветным голосом:
- Боже мой! Вы видите? Как прекрасен дворец …
Поистине, это был голос из другого мира.

Безоблачный день переходил в синий вечер. 
Солнце порозовело.
Жара поутихла.
Тёплое пиво – редкая гадость.
– Борь, ты слышал, что сказала женщина?
- Какая женщина, Роза, о чём ты говоришь?
- Ну та, на скамейке. Только не оборачивайся.
Боря, вытянув голову, обернулся и с недоумением переспросил, — Какая женщина, Роза? Там никого нет, и не могло быть. На скамейке жёлтый стенд с надписью «Купание в озере запрещено». Штраф 200 гри.
«Кто-то из нас один определённо сумасшедший» — подумала Роза, — «С этим воображением пора кончать» и промолчала в ответ. Она ничего не стала объяснять. Ей очень захотелось, чтоб это была не она, и чтоб это был не он.

Вернувшись, домой, Боря садится за письменный стол. Он будет долго сидеть над белым листом бумаги, пить тёплое пиво. И, в конце концов, напишет рассказ под названием « О любимой черепахе». Рассказ будет начинаться с фразы – «Город – это зелёная черепаха в железобетонном панцире с миллионом остекленелых глаз»
Вечер медленно перетекал в завтра.



"О любимой черепахе"

Город - это зелёная черепаха в железобетонном панцире с миллионом остекленелых глаз.

Рассказ, в котором я ничего  не рассказываю тем человекам, которые не читают. 
Скупая мужская слеза, где ты?
Нет, не дождётесь. Слёзы  будут, но только не здесь, не в этой истории, полной горечи и стыда. Стыдно, братцы, стыдно. Год  прошел,  а стыдно так, как будто только вчера и честь, и совесть, и прочие достоинства утратил.
Как я мог такой грех на душу взять?! Как теперь жить? Роза вот советует вырвать  язву из души с корнем, вместе с языком, мозгами, желудком и средним пальцем. Но я слышу совсем другое: «этот грех можно смыть только кровью».
Тоже мне нашла эффективно моющее средство. Эдак каждого второго надо резать. А баб, так, вообще, всех подряд. Всё зло от них. И куда только всевидящее око смотрит?! Не иначе Бог – женщина; огромная бабища, обвешанная сверху донизу сиськами  и с одним солнечным глазом.
Не самый эротичный образ, да.
К тому же, если учесть  что Она, Оно за каждым в замочную скважину поглядывает, то…  О, нет! А предпочтение отдаёт таким помещениям, как туалет….О, нет! Только не это!
«Да спалит священный огонь неверующего, причём начисто». Стих пятьдесят шестой.
Я стих помню, а она мне: «деградант», «дикарь», «клоп», «и за что я тебя люблю?» Представляете?! Это она намекает на то, что у Создателя явно извращённое чувство юмора; любит дикарей и прочую мелкую живность, при этом ошиваясь среди альфа-самцов, выискивает атеиста, чтоб хоть на нём свою злость сорвать.
Я не атеист, дура! И не дикарь.
Вот как на духу скажу,  когда впервые её, Розарию, Розочку свою  девственную, никем не  срезанную,  встретил, тут же сожрать захотел, причём всю, целиком.
Помню, догнал, завалил, присунул  пару раз, а после …нет, не сожрал. Как от еды,  от её нежной плоти, как от лакомого куска мяса, я символически отказался, потому как христианин я.
Ах, какая была там лужайка зелёная; травы сочные, шелковистые и такие же нежные капельки крови, как говорится, слаще карамели. Э-эх! «Капли датского короля пейте кавалеры»
Ну, не бросил я на лужайке Розу, вывел из дремучей чащи в люди. А кто бы из вас не вывел, если бы  не услышал: «или ты, маньяк, на мне женишься, или я тебя найду, удавлю, кастрирую самолично». Отрезвляюще деловой подход, я считаю.
Бабы что мёд, такие же сладко-приторные. Бочка мёда – и ты покойник.
О чём это я?
Надо же, одно чудное воспоминание, я напрочь забыл, что сильно страдаю. Так сильно, что ажно забыл страдать. Ещё каких-то полчаса назад было желание сдохнуть, а теперь, здрасьте –  снова верю в свою звезду заветную. Может, у меня склероз? А что, чем он плох? Допустим, случится склероз у старого, жирного педераста и он в один момент - оба-на: забывает о том, что он педик плешивый и снова чувствует себя нормальным, полноценным членом общества.
Не-не, помню. Рассказываю о любой черепахе.
   
 Ведь я как последний стервятник, не просто дохлого зайца обидел, я божество загубил. Тут Роза права, без крови никак не обойтись. Конечно, любой из вас может сказать, что грехов у него, как крысюков в амбаре и бессонница – это не повод. Ну, это вы меня не встретили.
 Итак, читающие или нечитающие, молчите.
Черепаху я выиграл в карты, тут же назвав Маруськой. Когда же притащил домой, моя Розочка, после беглого осмотра меня и её,  заявила что черепашка никакая ни Маруська, а самый что ни есть самец. Как же самца назвать? Пришлось ломать голову, и только после пятой рюмки коньяка, когда во мне  проснулось первобытное  желание хищника: «жуть, как кушать хочется, а тут такой деликатес», я решил  просто спросить черепашку,  как её зовут; скажет – будет жить, не скажет - сварю из неё суп.
Беру в руки животинку и со словами: «а ну в глаза мне  смотреть, тварь!», начинаю со всей дури сдавливать панцирь. Тварь посмотрела. 
Лучше бы  она этого не делала. 
Сейчас,  спустя год,   с уверенностью заявляю, ни одно существо не способно так пристально смотреть.  Так пристально и так осмысленно, что на вопрос: «как тебя зовут?», в её немигающих глазках можно было прочитать вопрос встречный: «а тебе не похер?».
Короче, я её уронил. Со всей силы уронил. Прямо с балкона. Думаете, разбилась?. Не-а. Не с её счастьем разбиваться. 
Вытянув башку, черепах взглянул на меня разок и медленно, как ни в чём не бывало, демонстрируя полное равнодушие,  зашагал всеми четырьмя конечностями в разные стороны.    
И тут меня осенило - имя Черепохер подходило твари, как нельзя лучше.
Прожили мы с ним под одной крышей целый год.
Похерестичная  личность что хотела, то и говорила.
Я терпел. 
Чтоб хоть как-то обезопасить Черепохера от меня, от моей тяжёлой руки, Роза лаком для ногтей написала на панцире: «Кто меня съест, тот погибнет в страшных мучениях».
Чем история закончилась, вам ли не знать.
Вчера стоял на крыше нашего дома. 
Оттуда открывается чудесный вид на кладбище домашних животных. 
Дул ленивый, едва уловимый ветерок. 
Весенний. 
Черепохер продолжал таращиться на меня.               




Возврат к списку


Александр Чистович 15.04.2015 20:09:39

Славно. "Чере Похер" - шедеврально, рупь за 100! Вот у меня в ВУЗе полста годов назад был один уважаемой мною собирательчленских взносов в комсомольскую организацию, он же типичный явреёныш - Накойхер. Так это - истинный Накой Хер!
Вот и подумал я: время пить Херши кануло в Лету, не далее, как вчера, Обамыч обосрался, мне сделалось шибко жалко этого темного пацана (представьте себе, как ему чувствуется с говном в штанах!), узнав, что вверенную ему Америчку, в случае чего, может накрыть неслабое цунами под 100 метров в амплитуде, созданное рукотворно неподалёку от Уральского Хребтика.
Короче-Сочи, приглядываясь к 75-летию одного известного нобелевского Лауреата, перечитайте евонный юношеский виршак в Новостях, и, если не лениво, цикните сцылу, не убудет.

Яблочный спас 16.04.2015 15:54:26

Черепохер это классический еврей-шестидесятник.

Где это "ебутся" в текстах И.Б.?
Движение в разные стороны путём четырёх конечностей приводит к разрыву жопы.

Вита 16.04.2015 16:29:34

стихотворение И.Бродского "С натуры"



Солнце садится, и бар на углу закрылся.
Фонари загораются, точно глаза актриса

окаймляет лиловой краской для красоты и жути.
И головная боль опускается на парашюте
в затылок врага в мостовой шинели.
И голуби на фронтоне дворца Минелли

ебутся в последних лучах заката,
не обращая внимания, как когда-то
наши предки угрюмые в допотопных

обстоятельствах, на себе подобных.



Удары колокола с колокольни,

пустившей в венецианском небе корни,
точно падающие, не достигая
почвы, плоды. Если есть другая
жизнь, кто-то в ней занят сбором

этих вещей. Полагаю, в скором
времени я это выясню. Здесь, где столько
пролито семени, слез восторга
и вина, в переулке земного рая
вечером я стою, вбирая
сильно скукожившейся резиной
легких чистый, осенне-зимний,
розовый от черепичных кровель
местный воздух, которым вдоволь
не надышаться, особенно - напоследок!
пахнущий освобожденьем клеток
от времени. Мятая точно деньги,
волна облизывает ступеньки
дворца своей голубой купюрой,
получая в качестве сдачи бурый
кирпич, подверженный дерматиту,
и ненадежную кариатиду,
водрузившую орган речи
с его сигаретой себе на плечи
и погруженную в лицезренье птичьей,
освободившейся от приличий,
вывернутой наизнанку спальни,
выглядящей то как слепок с пальмы,
то - обезумевшей римской
цифрой, то - рукописной строчкой с рифмой.  

Вита 16.04.2015 16:32:33

а на счёт жопы, передам черепохеру... пусть задумается:D

Александр Чистович 16.04.2015 19:35:32

Не,не, Вита, твои тексты мне очень даже по вкусу, а что касаемо рыжего Осика, то стих верный. Да, кста, очень, очень малую избирательную часть ненормативщины Ося юзает.
Вот ведь как было: Иосиф Бродский:
-Я брожу по росе,  
Босы ножки мочу.    
Я такой же, как все:    
Я ебаться хочу    
Ответ:    
-Не броди по росе,    
В ней ты ног не мочи,    
А садись в уголке    
И тихонько дрочи.  Ну, и уже известный фольклор:
-Каждый дрочит, как он хочет:    
Я дрочу, как я хочу

Яблочный спас 16.04.2015 19:53:51

Ну простите. Мой есть ошипко.
Но косяков по тексту слишком много.

Я думаю так, что процесс редактирования Виты можно поручить Сергеичу, раз он дохуя какой умный бгг.

Sanya-Kasanya 16.04.2015 21:48:34

Я бы сказал за дядю Сашу: "Умный как утка."

Вита 16.04.2015 21:54:41

 ну да. есть косяки. но не будь их, рассказ бы не получился...
И да, Александр, я бы вам доверила свои писульки :D

Яблочный спас 17.04.2015 04:48:49

Особенно одну

Вита 17.04.2015 20:04:28

легко

Яблочный спас 17.04.2015 20:22:26

Аве!

Юнкер 18.04.2015 07:13:12

Бродского не люблю (дело вкуса), Черепохер - настоящий десантник!
Привет, Вита!

Александр Чистович 18.04.2015 11:19:10

Надо подумать! (Вите)

Александр Чистович 18.04.2015 11:29:06

«Перед писателем всегда стоит проблема ответственности. За вырубленную для издания его книги рощицу; за труд наборщика, корректора, иллюстратора, переплетчика, редактора, продавца, читателя…
Собственно, читатель – это главный и конечный реципиент, во имя которого все и затевалось. Поэтому ответственность перед ним вырастает в геометрической прогрессии. Чтение книги отнимает время: минуты, часы, дни…
Время – бесценно, вернее, время – мера всех вещей, своеобразный эталон, через призму которого оценивается все, что составляет человеческую жизнь. Исходя из этого, автор просто обязан дать что-то взамен потраченному на этот «диалог» времени; что-то равноценное кусочку жизни, самозабвенно отданному читателем. Далеко не каждому конструктору человеческих душ это удается. Поэтому состоявшемуся писателю-контактеру приходится сражаться на фронте мирового литературного процесса еще и «за того парня», дабы свято место не пустовало, дабы оградить его от бездушной графоманствующей нечисти. Дело это решительно не благодарное. Цветов к памятнику не возложат, хотя бы по причине отсутствия оного; дифирамбов не споют, а коли и споют, то безнадежно утратятся они в бесчисленных «аффтар жжет» и «сдохни тварь, убей себя ап стену». Ну да ладно, в конце концов не ради признания и славы земной Книги пишутся. Это паломничество в священный край добровольного изгнания. Ветер странствий всегда в крови; от него невозможно спрятаться ни в бизнес, ни в семью, ни в пьянство. Так закаляется сталь. Так создается ЛИТЕРАТУРА…». (Андрей Стужев)".

Лего Букварь 18.04.2015 12:10:20

в утреннем окне промелькнул юнкерский корпус
весна

Лего Букварь 18.04.2015 12:14:44

и флирт:{}

Лего Букварь 18.04.2015 12:16:02

и мужественность8)

Лего Букварь 18.04.2015 12:19:42

лопнувшие почки обернулись
цветамы

Вита 18.04.2015 13:56:38

Привет, Юнкер! рада тебя читать.
Лего, не усугубляй. а Юнкер зазнаетца, будет блестеть, как юбилейный рубль и его ворона украдёт:D

Вита 18.04.2015 14:03:13

Александр, всё правильно. согласна с каждым словом.
но на сегодняшний день слова уже ничего не значат. Слова утратили свою значимость. Они не воздействуют как прежде на читателя.
У современного читателя выявлено клиповое мышление. больше трёх минут на тексте читатель не способен сосредотачивать своё внимание.
Отсюда и короткие фразы и короткие мысли.
Чтоб понятней было, поясняю о чём я хочу сказать - освободившись от совковых ограничений литература вместе с читателем  пошла вразнос.  

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)