Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
05.05.2015

Прикладная теория относительности

Была пятница. Что было хорошо. Но тринадцатое число. Что, конечно, было гораздо хуже, чтобы не сказать - совсем нехорошо. И как бы множило на «ноль» первое «хорошо». Рабочий день уже закончился. Что, казалось бы, должно было внушить обоснованный подъём настроения и любовь к жизни на ближайшие два дня. Но ни черта не было этого в душе Олега Ивановича Быкова, сорокапятилетнего финансового директора фирмы «Трансмашпроект». Как пишут в незамысловатых бульварных романах, на душе его скреблись, или скребли?, Бог его знает, как правильно, кошки. Олегу Ивановичу даже вспомнились слова песенки из какого-то старого детского фильма - На душе скребутся кошки, кто сумеет вам помочь, кто прогонит кошек прочь? А кошек было много. «Достали» субподрядчики. Из-за чего под угрозой срыва был срок сдачи двух серьёзных объектов. Не успеют - будут штрафные санкции. Финансовые. А это уже - в чистом виде его парафия, забота и обязанность. Хотя, если по большому счёту, тут, по-хорошему, должен был себя показать их юридический департамент. Но - слабаки они. Да, слабаки. Беззубые. И начальник их, Ерофеев, демагог еще тот. На словах - герой, а в деле - тряпка. Придётся самому отдуваться, скорее всего. Если честно, финансовые показатели первого квартала, конечно, не ахти. А что ты можешь сделать? Если  в стране такое. Ставки кредитования в банках выросли, курс упал как никогда, заказов стало намного меньше. Кстати, из-за того, что курс упал, придется, похоже, отложить замену машины на новую модель. А  ведь планировал к майским праздникам себя порадовать. Обидно. Да и в отпуск надо вносить коррективы. Англию с Шотландией, как планировалось, как хотелось, они уже не «потянут». Эх… А такой маршрут был чудесный: Лондон, Оксфорд, Кембридж, Ливерпуль, Глазго, Эдинбург, остров Скай, замки, озёра. В том числе и знаменитое Лох-Несское. Может, удалось бы таки увидеть ящера.  Хоть кусочек хвоста, или головку. Нет, не ту, а ту, которая на длинной шее. Придётся, пожалуй, умерить аппетит - поедут, наверное, в Голландию. Или Италию. Хотя к Италии у него душа не лежит. Уж больно итальянцы громкие да импульсивные. Но что поделаешь - как говорится, по одёжке протягивай ножки. Олег Иванович сложил бумаги в портфель - решил в выходные всё-таки еще посидеть над ними, «покрутить» варианты. Вышел в приёмную - с досадой и упрёком посмотрел на уже пустующий стол Маринки, секретарши. Её месячные - как последняя капля. Прямо какая-то полоса невезения.   …Дома всё было как обычно. Жена сидела за компьютером. Играла в свою любимую «косынку». Олег Иванович жену согнал, сам сел - посмотреть последние новости. Супруга было попыталась что-то побурчать, но Олег Иванович поползновения пресёк в зародыше, - Рот закрой! Жена уползла на балкон. Последнее, что услышал Олег Иванович, было, - Ну, пока ты за компьютером сидишь, я трусы сниму! - Зачем? - искренне удивился Олег Иванович. Но потом до него дошло, что речь шла о выстиранном белье, висевшем на балконе. - «Живой» анекдот, - усмехнулся Олег Иванович и опять уткнулся в новостную ленту. Новости были традиционны: война с, война в, санкции к, очередной пустопорожний международный саммит, землетрясение, сход лавины, извержение вулкана, куча утопленников-мигрантов из Африки. На фоне этих новостей настроение Олега Ивановича даже чуть поднялось: по сравнению с этими событиями, дела у него были всё-таки получше. А там, глядишь, и финансовые проблемы фирмы поправятся, не может же быть всё время чёрная полоса. Ну, а проблема с месячными стопроцентно во вторник-среду закроется сама собой. - Точно, что закроется, - усмехнулся он. Повеселевший Олег Иванович встал из-за компьютера. Взгляд его вдруг упал на журнальный столик, на котором что-то было не так, как обычно. Он подошёл ближе. На столике лежал распечатанный почтовый конверт. - Это еще что? – недовольно спросил Олег Иванович у жены. - Подруга детства письмо прислала, - ответила супруга, - Я тебе как-то рассказывала за неё, да ты, наверняка, забыл. В детстве жили мы в селе домами друг напротив друга. Когда их семья заселилась, наши пацаны эту девочку сразу начали дразнить и обижать Почему? Она глухонемая была. Ну, как - глухонемая? Что-то слышала, что-то говорила. Плохо, конечно, нечленораздельно. Как-то получилось, что я стала её жалеть, защищать. Она ко мне и привязалась. Будто сестра была мне. Хотя виделись мы не так уж часто. Учиться её отдали в специнтернат, в город. А дальше что? Кончила я школу, и уехала. А она там так и осталась. Жизнь не сложилась. Сам понимаешь, как она могла сложиться? Раньше созванивались, теперь - совсем редко. Вот, письмо прислала. Про своё житьё-бытьё. Да ты почитай! Хоть узнаешь, как обычные люди живут. Вернее - выживают. Быков с неохотой, почему-то даже с опаской взял конверт, достал письмо. Написанное чётким, разборчивым, почти каллиграфическим почерком на двух вырванных из ученической тетрадки листиках. Начал читать.   …А я с мужем обвенчалась и живу, как положено, по-церковному. А по другому жить ведь нельзя и невозможно. Невенчанные пары долго не живут - или развод, или трагедия в семье. Уж насмотрелась на это.   …Я хожу в храм часто и читаю жития святых. И ведь всё они давно уже написали, что будет с нами. Мы дожили до конца света, осталось только пожинать плоды. Я думаю, что ты тоже это видишь.   …Живем мы небогато, но и не бедствуем. Хватает. Огород, конечно, выручает очень. Картошка, морковка, лук, капуста - это всё своё. А что нам еще нужно? Не голодаем - и слава Богу.   …Главное, что у нас - спокойно. По сравнению с тем, что по телевизору у вас показывают. Правда, мне снился сон, что у нас здесь война - с татарами и немцами, много раз снилось, и я поняла, что война будет. Но я верю, нет - знаю, что  Божья матерь, Пресвятая Богородица нас обязательно спасёт.   …И тебя, родная, славная моя, часто вспоминаю. Дай Бог тебе здоровья и всего остального. Как ты меня тогда защищала! Столько лет прошло, а помню - будто вчера было.   Со смешанным странным чувством, будто он сделал что-то непотребное или неприличное, из-за чего теперь неловко и стыдно, Быков начал засовывать письмо обратно в конверт. Письмо «не лезло», что-то ему мешало. Быков заглянул в конверт. Там лежала маленькая открытка. Согнутая пополам, она была причиной того, что письмо не хотело возвращаться на своё место. Быков достал открытку. На её лицевой стороне с изображением краснощёкого бутуза, охватившего пухлыми ручонками огромного рыжего плюшевого мишку, было всего три слова.   Хочу тебя обнять…  


Возврат к списку


Яблочный спас 06.05.2015 11:14:39

Сентиментальный Шева...
Если подходить к вопросу с обычной точки зрения - хороший, трогательный рассказ.

А вот с литературной посмотреть, отсюда - "...Подруга детства письмо прислала, - ответила супруга, - Я тебе как-то рассказывала за неё, да ты, наверняка, забыл. В детстве жили мы в селе ....
....и до сюда:  -
Да ты почитай! Хоть узнаешь, как обычные люди живут. Вернее - выживают..."

Короче, монолог жены откровенно слаб, искусственен и не катит.

Дальше нормально.

Шева 06.05.2015 12:31:59

Яблочный спас: спасибо за.

Вита 06.05.2015 14:59:51

понравилось

Яблочный спас 06.05.2015 16:28:07

Цитата
Шева пишет:
Яблочный спас: спасибо за.

Прямую речь в рассказе нужно перед тем, как написать, пропустить через себя. Проиграть диалоги/монолог. Поправить его, чтобы он выглядел естественно, как живой настоящий русский. Чего, собственно говоря, и ты и я, и куча наших коллег добивается. Мы это те, на кого смотрят. Как это бы выспренно не звучало. Поэтому - ровнять до букв, до знаков, смысл лелеять.

Яблочный спас 06.05.2015 16:31:09

У меня много чего не получается, но я в этом плане на Антона ровняюсь. Хотя и этот брутальный самэц временами в диалогах косячит. Вот Раевская, к примеру, Лидос - у неё чотко. Видимо, это в крови (ц) ггг

Яблочный спас 06.05.2015 16:33:12

А ваще, спасибо, Шева. Ты освежаешь этот портальчег истинно народной прозой, которая интересна для всех. И это заебись.

La rousse(Варя Нау) 06.05.2015 17:12:26

читала на ЛП, читала здесь.. Шева, я пока помолчу. И еще разок почитаю.

La rousse(Варя Нау) 06.05.2015 17:12:49

я хотела только сказать, что, по-моему, Вы молодец

Вита 06.05.2015 17:26:57

Спас, а почему нет моих мурашек? может мне не удалось текст залить?

Вита 06.05.2015 17:29:33

как же меня это всёзаибало... почему мне везде отказывают в публикации. что не так в моих текстах?

Яблочный спас 06.05.2015 18:35:48

Да погоди ты чо так сразу ну. Не смотрел еще Главред. Я стараюсь не лезть. Спокойно.

Лего Букварь 07.05.2015 01:16:28

пока ты за компьютером, сбегаю трусы сниму.
а еще можно: - выверни лампочку, я в рот возьму.  - дура, она ж гарячия.

не "потянут" и "покрутить" варианты - кавычить наивно. (выглядит вроде - "кавычить" "наивно")

еще тут - Рот закрой!
Жена уползла на балкон (с)
как-то не очень лепо, хоть и курс упал как никогда. остальное блестящее

Александр Чистович 10.05.2015 23:19:52

Чота вы, господа хорошие, разошлись: Шеву читать интересно и поэтому все шероховатости (хотел наваять "мелкие" - не катит, "масло масляное") незаметны. Да вы сами еще разок пробегите текст.
А вот финал, финал в силу своей кажущейся незавершённости ощущается неоднозначным.
Мне думается, что рассказец был сотворён в те еще годы по образцу "Литературки -ЛГ", и Шева начал его переправлять, вот по этой причине и получились незначительные накладки.

Роман hastu Дих 11.05.2015 17:59:13

Шева, традиционно радуешь! Из повседневнего быта в остатки мозгов шибает совершенно новая вариация казалось бы, избитого сюжета.

Куб. 11.05.2015 20:28:13

хорошее

Вита 11.05.2015 23:26:26

во где дух народный, у Шевы. только чуть застойный, стоячий.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)