Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
30.07.2015

Пульсирующий мир. Глава седьмая. Дерево.

Автор: повасик
-Наталья, перестань всё время мне про это АСС твердить. Если их Миша тебя так очаровал, чего тогда со мной спишь? - произнес Роман Витальевич и демонстративно попытался скинуть бедро Натальи со своей шеи. Вот ведь говорят, сразу на шею сядут, пропыхтел он в безуспешной борьбе.
-Ой, не нравится, не ешь.- Фыркнуло существо противоположного пола в ответ. А по поводу твоего предложения относительно Мишки надо подумать. Ресурсов на всех хватит.- Наталья залилась счастливым смехом. Роман только вздохнул.
Ко всем несуразкам в его, когда то стройной жизни, прибавилась ещё одна. На Наталью он стал конкретно подзависать. Давненько такого не было, может это, как говорят последняя любовь перед мужским климаксом. Но твою мать, не хватало ещё, как мальчишке за этой курицей бегать. Что в ней такого, сколько раз себя спрашивал. Нет, нельзя её близко подпускать. Кстати, как раз в этот момент она находилась ближе уже некогда. Надо же четвёртый раз. Вот что таблички древние творят.
Спустя вполне достойную паузу пульсирующие миры Роман Витальевича и Натальи с резонировали. Приходили в себя минут пять. Первым заговорил Роман.
-Ната, ещё раз говорю, не обольщайся этим АСС, а с Михаилом сама решай.-
-Да что мне с ним решать, дурачок. Но всё таки АСС, Археологическая Комиссия Конгресса-  это что очень не обычное, считай полиция истории…-
-Полиция истории, да обычное подразделение спецслужб, только придумавшее себе таинственную и не обычную вывеску.-
-А почему ж тогда у них столько власти?-
-Есть у меня предположение, почему. Это, как бы тебе сказать, личная стража могучей кучки.-
-Чего?-
-Да ни чего, хотят они того же чего и все. Власти. И в методах не погнушаются, поверь мне.-
Роман, почему то со всей силы, побольней прижал к себе Наталью, но та, как ни странно, даже не пикнула.
Раздался телефонный звонок.
-Штрвствуй Наташенька, это я Алекшей Кузьмич, послышалось в трубке.
Алексей Кузьмич, это если помните один из присутствующих при эпохальном расколе крышки. Дядя лет шестидесяти с небольшим. Доктор исторических наук. Давнишний сотрудник Большого Городского музея. Шамкаюший, мало заметный персонаж.
-Что этому старому козлу надо?- в унисон подумали Наталья и Роман.
-Прости Наташенька, что в поздний час, но вот вшпомнил чего то тебя, ты у нас теперь одна можно сказать штржница.-
-Да ничего ничего, Алексей Кузьмич, очень рада вас слышать, вы что то хотели.-Тратить время на политесы у Натальи не было ни какого желания.
-Встретится с тобой хотел, кой чего, тебе шепнуть.-
-Ну так завтра на работе и шепнёте. -Роман Витальевич в этот момент начал щекотать её пятки, Наталья еле сдерживалась от смеха и делала Роме страшные рожи, но тот продолжал.
-Эх Наташенька, было бы время сам бы ваш не торопил.-
-Алексей Кузьмич, родненький,- смех она уже не могла сдерживать, сейчас я далеко, завтра поговорим.-
-Ну дай бог, дай бог, чувствую я моё дело уже на рассмотрение в небесной канцелярии, вшяко помни ты теперь на страже.-Послышались гудки.
Особого внимания Наталья и Роман Витальевич на звонок, в свете всех последних событий, естественно не обратили. А зря, Алексей Кузьмич или просто Кузьмич не врал. Дело его действительно лежало на рассмотрение в канцелярии всевышнего. Что ж давайте оставим Наталью с Романом и заглянем в дело Алексей Кузьмича.
Итак, Митрофанов Алексей Кузьмич 1951 года.
 Статус на данный момент: Старый дурак, реально подспившийся доктор наук, непонятно почему ещё не выпертый из престижного отдела Большого Городского Музея.
Выборочные статусы за время жизненного пути: Отец, схоронивший взрослого сына, без наличия внуков.
Обвиняемый по делу о хищениях из фондов Большого Городского Музея.
Парторг большого городского музея.
Зав отделом БГМ.
Инструктор райкома партии.
Студент исторического факультета университета.
Солдат срочной службы.
Дальше малёхо пропустим, до начального статуса. Мальчика Алёши.
Помнил Алёша себя примерно лет с четырёх. То есть и до этого можно было откопать в сознание ребёнка кой-какие картинки, нехитрые события, лица папы, мамы. Но мало-мальски логично связанные воспоминания типа уже не картинки, а фильм, это лет с четырёх.
Алёшина семья в те времена летом снимала дачу. Ну то есть как дачу, сарайчик при даче, но всё ж таки из коммуналки на свежий воздух, смена обстановки. Во дворе стояло дерево, название ольха там или берёза Алёша так и не запомнил, да в общем, какая разница. Дерево. Когда солнце садилось, то через крону сего загадочного растения детские глаза замечали редкостные чудеса. Преломлённый ветками и листьями свет играл какими-то до селе не разу не виденными цветами. Лучи света переливались и компоновали неведомый мир в детском воображение. Под определённым ракурсом, крона начинала сливаться с солнечными лучами и дерево буд-то находилось и на этом свете и на том. Во всяком случае так сформулировал юный Алёша родителям. Разумеется, ещё не зная, что за термин-тот свет.
Алёша мог часами как заколдованный стоять перед деревом и смотреть на не видимую для взрослого картину.
Батя с мамой стали опасаться за мальца, стоит не чего не слышит, детишки над ним смеются, а он как во сне. Не должно такого быть то, вдруг мальчик чем болеет нехорошим, вырастит каким-нибудь дурачком, или блаженным, как говорила мать. Но дед Арсений эти разговоры пресекал. Не вырастет он дурачком, а про блаженных не вам судить, потому как вы сами дурачки. Прикрикивал он на родителей Алёши. Вообще дед, не смотря на мерзкий характер, являлся в семье непререкаемым авторитетом. Отец почему то деда слушался, хотя спорить пытался постоянно. Мать просто боялась. Дед был не более не менее как священником, причём не просто священником, а старообрядцем хотя в рясе не ходил, но отсидеть десять лет успел. К ним с поселенья приехал год назад. Но уже сумел взбаламутить всю семью и соседей. Мать с ужасом ждала очередной посадки свёкра, не исключено что с ней заодно. Намекала мужу, что б послал прогневившего власть папашу куда подальше, но тот жену не слушал. Не могу понимаешь родного отца, даже учтя его мировоззренческие ошибки…
Из того первого отснятого в сознание лета, особо запомнился один эпизод. Мама, решив обречь непонятную связь ребёнка с растением в благое русло, долго, по журналу Юный натуралист, рассказывала, как выращивают зелёные насаждения и пообещала в скорости заняться с ребёнком саженцами. Алёша, покорно выслушав, нашёл мамино зеркальце, разбил его, разложил осколки рядом со своим деревом и начал разглядывать. Потом позвал мать и ткнув пальцем на осколки, с детскими дефектами дикции,  попытался объяснить, что копать ямки и туда вставлять кусты не обязательно, в каждом осколке зеркала теперь растёт новое дерево. Мать, будучи женщиной суеверной решила, что зеркало разбилось  с непроста. Ребёнок спятил окончательно. Уложила сына в постель и начала причитать. Подтянулись отец с дедом.
- А чего в шесть вечера пацана укладываешь?- поинтересовался дед.
Выслушав пред историю завопил отец.
 -Мало мне папа твоих похождений, не хватало ещё, что б ребёнок по этому пути пошёл.- Шёпотом, дабы не подслушали соседи, орал отец. Хороша для меня рабочего, фронтовика биография-отец служитель культа, сын блаженный идиотик.-
-Внук у меня не идиотик, блаженный идиотик у меня скорее сын.-ответствовал дед. Ты же на своём заводе задарма за всех пашешь, вместо слов отца во всякие сказки веришь.-
-Какие сказки?-не понял тот.
-Да эти,- дед показал на кучу газет.
 Напомним на улице шёл пятьдесят пятый год. Отец понёс что-то про мракобесие, мать зарыдала. Алёша с восхищением смотрел домашний концерт. Потом встрял в разговор.
-Деда, а бога нет. -счастливо улыбнулся четырёхлетний  Алёша. Конечно, ребёнок Достоевского не читал и даже слова такого не знал, но получилось вполне в том духе. Кстати в более зрелом возрасте этот Фёдор Михайлович  Алексея Кузьмича тоже не привлекал. Изощрённая тягомотина, на его взгляд, а может и не только на его.
-Ведь нет бога.-ещё раз подмигнул деду Алёшенька.
-А я вот сейчас за крапивой схожу и будет тебе диалектический спор.-То же подмигнул дед.
Алёша с поросячьим визгом залез под кровать и начал показывать от туда взрослым язык.
-Невестушка, блаженные они именно так себя и ведут.-Объяснил матери дед. Мать разрыдалась.
-Ладно, помяните моё слово, будет Алёшка наш великий человек.-Вполне серьёзно произнёс дед и назидательно поднял палец.
 Будущий великий человек продолжал корчить рожи из под кровати.
Вот такие эпизоды из детства.  Ещё запомнились беседы с дедом именно не то, что он говорил, это несколько путалось и только с возрастом скомпоновалось в понятные библейские рассказы. Больше запомнился голос деда и его лицо. Забегая вперёд религиозным Алексей по настоящему не был однако отрывочные воспоминания из дедовских рассказов конечно заложи определённую составляющую в картине мира.
Зимой дед умер. Разумеется на похороны пятилетнего мальчика не взяли. Отец пытался, что то объяснить про смерть, но Алёша сформулировал просто.
- Перешёл на тот свет.-
-Ну в общем примерно так.-Согласился отец.
Под этой фразой мальчик понимал несколько иное, тем светом являлось загадочное свечение, где крона дерева неведомыми красками переходила в окружающее пространство. Воображение Алёши вообще все слова не зависимо от материальной составляющей окрашивало определённым светом.
На следующее лето сняли опять ту же дачу. Вот только предвосхищение встречи с деревом как большинство предвосхищений обломалось. Дерева не было, оно не только оказалось спилено, но и корни выкорчеваны. Сколько раз ещё в жизни Леши будет, дерево есть , раз дерева нет. И сколько он не искал другие деревья , всё напрасно, той чудной картины не возникало. Впрочем ,тосковал не очень, внутри было чувство, что в нужный момент дерево появится.
В дальнейшем, рос и развивался Алёша вполне нормально, соответственно физиологии и эпохе. На блаженного, чего так опасалась мать, он не походил. Скорее являлся типичным юным прохвостом, что его добросовестным советским труженикам родителям нравилось ни чуть не больше чем первый вариант. Способностей к точным наукам, о чём так мечтал отец, видевший в сыне инженера, у Алексея не значилось. К художественно студии то же с равнодушием. По спорту без энтузиазма, соответственно.
А вот фантазия у парня была и впрямь не заурядная. Так сгоношить детвору вокруг играть в красных белых, причём не по банальному сюжету а создать что то типа совмещённо Гайдаровско-Толкенского мира с волшебными саблями, командира охраняемого от пуль орденом могучего знамени, невидимый штаб… Ну и так далее.
Фантазия Алёшеньки применялась не только в играх, талантливо от мазаться от уроков, задурить голову родителям и учителям…Экзамены в  политехнический институт после школы Алексей провалил. Отболтался год на заводе у отца и загремел в армию.
Армия в жизни пригодилась, на фоне классического армейского скотства выкристаллизовалась в голове идея, поступать на исторический. Помог совет сослуживца, ты, Лёха выдумывать много можешь, истории разные рассказываешь, иди на историка за это ещё и деньги заплатят. Как это он сам раньше про то не задумывался всерьёз, всё нытьё отца про славные технические открытия слушал. Перечитав в библиотеке части учебники по истории за последние тридцать лет. Пришёл к выводу, что много написано такими же фантазёрами как и он сам. А что надо талант не только для себя, но и как говорится для народа использовать. Дембельнулся и довольно легко поступил на исторический факультет университета. Сами подумайте, парень из рабочей семьи, после армии. Два слова вяжет, а больше и не спрашивали.
Не сказать, что учиться было сверх интересно и легко. Стандартизированной тягомотины и явной липы Алексей не переносил, но при помощи замечательной фантазии и неплохих коммуникативных качеств перепрыгивал с курса на курс. В партию вступил. Женился удачно. После окончания вуза пригласили инструктором в райком. Впрочем, там ему было весьма грустно, да и перспектив особо не видно, постоянно на виду. Перевёлся в Большой Городской Музей. Быстренько стал зав отделом. А ещё спустя некоторое время стал наш блаженный Алёшенька парторгом БГМ, не малая должность кстати, тем более что очень многим рулил он. И потом какое то время практически товарные фонды музея возглавлял. Стал можно сказать великим человеком, родители тогда ещё живые, как радовались.
 Ой, да на фига про всё это рассказывать. Очередная биография удачливого проходимца, советского периода, таких пруд пруди. При чём здесь загадочное дерево, и пророчество деда о великом внуке?
Дед всё таки был не дурак, существовало у вышеупомянутого номенклатурного проходимца Алексей Кузьмича две тайны.
 Первая: детская способность окрашивать в сознание в слова и действия в определённые цвета сохранилась, и вертелся в голове у Кузьмича какой то калейдоскоп красок и картинок мира. Только вся это светопись которая наверное  у многих присутствует, по пьяни там к примеру, и ни какого толку не приносит нашему герою всё время помогало. Как это происходило, он и сам логично объяснить не мог, но как то благодаря такому странному видению мира мог выбирать нужные варианты действий. Знал в решающий момент куда пойти, а куда наоборот соваться не стоит. На кого правильно поставить, где спалиться можно. Чудной интуиции его все дивились.
-Тебе б Лёша экстрасенсом работать,-не раз слышал он ехидно от своих явно завидующих  коллег, деляг. Их то же понять можно, сами прикиньте есть наверняка средь ваших знакомых те которым прёт по жизни. Да не в том плане что предки бабла оставили, а сами буд-то наперёд знают, куда ступить. Таким ещё больше завидуют, но и больше уважают.
Разумеется, ни по какой пьяни Алексей секрет не открывал. Нужный вариант действия у него в сознание сам неведомыми цветами высвечивается. Надо только уметь видеть, как тот мальчик Алёша, видел волшебную светящеюся крону.
Такая вот первая тайна ещё была и вторая, а кроме этого много секретов. Только ведь мы дело из небесной канцелярии рассматриваем, там эти секретики без интереса. А было б дело это в какой земной конторе удалось глянуть, от секретиков которых Алексей Кузьмич знал у любого генеральского звания мусорка, нашего или импортного, слюна б потекла и поджилки задрожали.
Множество подмен подлинников на фальшивки, ну это ясно. Мокруха крупных животных. Продажи за границу, понятно. Понятно-то понятно мы только ведь имена и цены не обозначаем. Красота эта под его руководством, мальчика нашего блаженного. Компания друзей и знакомых какая хорошая в своё время у Кузьмича была, фамилии называть не будем, но много сверстников. На год рожденья посмотрите.
 Куда всё это подевалось спрашивается?  Про это позже. Забросим лучше мелкие секреты и перейдём ко второй тайне Алексей Кузьмича. Его ЦИВИЛИЗАЦИИ.


Возврат к списку


Яблочный спас 31.07.2015 17:56:07

Кто-то в цифрах видит, кто-то в разных цветах. Кому-то ваще насрать на всё - он пьёт и уходит в нирвану.
Интересный текст. Единственное, не оставляет ощущение лёгкой недоделанности. То ли в знаках, хотя это и не особо важно, то ли в общей философии. Понятно, что это продолжение, но поскольку я читаю отрывками, то вот так. Кстати, слово "подспившийся" - неплохое. Русский язык любит нюансы. Есть, к примеру, "бзднуть", есть " взбзднуть", а есть и "подвзбзднуть". А ещё диалог из " Дня выборов" - "Мы вас как приподоткрыли, так и приподзакрыть можем...".

Короче, вариантов похулиганить вербально у нас тьма ггг

Александр Чистович 04.08.2015 00:42:20

Заставляет задуматься. Так что отправлюсь-ка я пешудралом в БГМ.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)