Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
24.08.2015

Пульсирующий мир. Глава десятая. Надя.

Автор: повасик
 
На следующий день Алексей в условленное время, даже малость раньше, явился в архив. Те же черепки. Склонившийся череп Кощея-Абрамыча углядел сразу.
-Здравствуйте.-Алексей подошёл пожать руку. Кощей не поднимал головы. Что то не то, Леха прикоснулся к плечу архивариуса, тело безжизненно качнулось. Учёный был мёртв.
Спустя много лет Алексей Кузьмич вспомнил, как тогда испугался, дико заорал. Так что прибежали сотрудники из соседних помещений. Вызвали скорую, милицию. Оказывается, старик умер ещё прошлым днём. Очевидно вскоре после ухода Алексея.
По заключению, смерть от острой сердечной недостаточности. Алексея один раз сгоняли на допрос в милицию. Практически вопросов не задавали, объяснили скоропостижная смерть, для проформы полагается…
Вот такое короткое знакомство. Однако для Лехи оно значило многое.
В голове после тех событий стали отсвечиваться странные мысли. Цивилизация людей живущих в разных местах и не когда друг друга не видевших, но непонятными световыми линиями связанных друг с другом. Какие только картины не рисовались. Земля опутанная невидимой паутиной, то есть видимой, но только Лехе и тем, с глухими черепами. Вместо слов не пойми что, мыслишки передавали, предметы по другому видели.
В общем Леша начал конкретно бухать. И какой раз, находясь в компании, где свет и предметы было искажены искривителями пространства, начинал доставать собутыльников рассказами о далёкой цивилизации. В общем, абсолютно ни чего сверхъестественного. Это заметил и сам Алексей. Вывод сделал короткий с пьянкой надо завязывать. А вот  озадачиться биографией Абрамыча и астронома Гётса следует уже давно.
Как не странно с Гётцем оказалось легче. По академическим материалам был такой, жил когда следовало, придерживался каких то модных на тот момент теорий, не про чёрные дыры не про места их земного влияния не слова. Про черные дыры как раз в то время другой германский звездочёт писал, даже что то весьма дельное. Может покойный Абрамыч именами ошибся. Леха труды этого второго пытался даже изучить, оное со знающими мужиками перетереть. Это Лёша умел. Только к выше описанному ни чего близкого какая то муть. Так сведущие мужики говорили.
Про Абрамыча. Считали его чудиком, даже коллеги, ботаники засушенные. Такое впечатление, что не любили, при чём не не только как еврея, но и как всё остальное. Сидел тихо Кощей-Абрамыч в своём хранилище, старался не выползать. Это он выходит ещё с Лёхой разоткровенничался.
Выяснилось, у Кощея семья была, жена с дочерью. Надо на встречу с родственниками пойти. Только как? Случай помог.
Отправился Алексей в магазин за жратвой. Большой гастроном в центре, временна советские, очередюга. По другую сторону прилавка персонал магазина собрался и о чём то своём судачат. Продавцы низший класс в настоящее время, а тогда верхние люди. Вдруг Леха слышит знакомую фамилию. Кощея фамилию. Это одна продавщица к другой обращается. Та которая однофамилица Семён Абрамыча, баба дородная в золотишке вся в белой курточке, зав секцией. Продавцы грузчики перед ней лебезят. Весьма красивая лет на десять Леху старше. Вот она, элита общества.
Леха к разговору торговому прислушался. Бабу ещё раз обозначили сотрудники, на сей раз по имени отечеству, Надежда Семёновна. Нет, это уже не совпадение, получается дочура наставника.
Как к ней подлезть? Можно сразу. Но решит девонька, что кто то из мусарни. Леха сразу об этом подумал. А сблизиться и пообщаться хочется. Может она что интересного из отцовских теории знает. Хотя, чем торгашка до истории цивилизации касается?
Леха как шпион план разработал. Выяснил, во сколько смена заканчивается, и к примерному времени выхода Надежды Семёновны подготовил с друзьями спектакль. Заключался он не в том, что на женщину нападают, а Лёшенька обидчиков крушит. Эта липа не покатит.
Ситуацию ровно до обратного рассчитал. Выходит значит Семёновна с работы в понятное время, по сквозному двору идёт вдруг к ней пару парней подвыпивших начинают приставать. Тут Леха подкатывает, кстати Семёновна ни черта не испугалась, сразу видно боевая баба. Леха неуверенным, дрожащим тоном просит хулиганов проявить к женщине возвышенные чувства, а не за сиськи её лапать. Хулиганы молодого человека выслушивают и с прибаутками давай лупасить. Один раз даже сильно въехали. Договаривались же. Однако напарники Лехи хорошо в роль вошли. Тут как Надежда Семёновна заорёт, и какую то заточку из сумки. При чём орёт не караул помогите, а что т типа я вас сейчас позорные… И так далее, на фене. Партнёры Лехи дёру, кстати от голоска Надежды этой кому хочешь не по себе будет.
Она к Лехе, тот еле на ноги встаёт. Чуть ли не в слезах, натурально как он это умел. Спасибо, прекрасная незнакомка, за спасение.
Бабу видно проняло, ну ладно. Ты сам, куда шёл, давай уж тебя доведу. Полная смена мужских и женских ролей.
По дороге познакомились, возраст выяснили. Она его всего на пять лет старше. Думал больше, при чём не по тому, что плохо выглядит, а уж больно статусно в своём магазине смотрелась. Лёша ныл о своих увлеченьях, околесицу про музыку. Ещё какие то модные разговоры, Надежда кокетливо беседу поддерживала. Лёша пытался за рамки убого  не выходить, про свою учёбу на историческом рассказал, как бы между прочим. Галина тут вздохнула и фразу следующую.
-А кормить тебя, Алёша, какая ни будь древняя цивилизация будет.-
-Не понял?-
-Ну можно ещё на шее у жены сидеть, а потом у дочери деньги подтягивать.-
-Почему?- обескураженно Леха спрашивает, хотя догадался Надин папа, Абрамыч видно не много в семью привнёс.
-У вас что, кто из учёных был знакомых, так не все так бедно живут…-Промолвил.
-Знаю, что не бедно, а вот тот кто на всяких несуществующих цивилизациях помешан, поверь, не богато.-
Леха даже и не знал, что сказать.
Надежда очевидно решила, что он обиделся и начала болтать на другую тему. Вообще совсем не тот человек, чем он представлял.
-Хотите ко мне зайдём.- Вдруг неожиданно предложила Надя.
-Хочу.-Даже ломаться не стал.
Поднялись на верх, комната в коммуналке, большая. Обставлена по модному, будьте нате. Живёт Надя одна, это сразу срисовал.
Из окна вид. Угадали, крона дерева. Подсвеченная, да та самая. Надежда стоит посредине комнаты и кажется свет от неё идёт. Головой встряхнул, от наважденья добра не жди. Последнее чего стоят события. Надя взгляд Лехин цепко ловит, глазами в него упёрлась. Подходит обнимает… В общем, понятно всё.
Последующий секс описывать не будем. Для эпитета. Такой же как крона волшебных деревьев. Весьма яркий. Лежит Леша после всего и не понимает, как может один человек Надежда Семёновна столь разной казаться. От хабалки продавщицы до той что рядом.
Поворачивается, а тут как в сказке. На месте возвышенной опять хабалка. Уже закурила. Вина откуда то бутылку вытащила, из горла половину осушила. И голоском которым хулиганьё пугать.
-Топай отсюда, мальчика. На сегодня раздача окончена.-
Лешенька как во сне оделся и выплыл из квартиры. Почему ушёл, сам понять не может. Надо было воспользовавшись её подпитием про Семён Абрамовича выяснить, а он как пацан размяк.
День в себя приходил. Потом решил повторить попытку. Как из её квартиры выплыл не помнит, адрес то же не запомнил, горе шпион. Пришлось снова в магазин, где Надежда Семёновна функционирует, являться. Выпрет она его, но желание уже не только до цивилизации неведомой докопаться, а и с Надеждой продолжить… Последнее кстати превалирует. Это плохо. Алексей решил.
Пришёл в магазин. Встал якобы витрину разглядывает. Надежда появилось. Чего то указывает. На него глянула, но ровно как не заметила, а Лешенька весь вспотел. Да, ему на женщин, глухие они или с ушками, последнее время не везёт.
В это время заходит в магазин какой то мужчина. Лет пятидесяти. Вроде не приметный, в очередь встаёт. Очередь кстати по тем временам не большая. Только Алексей чётко видит, как лицо у Надьки при появление этого мужика меняется. Она вообще девушка переменчивая, понял уже. Короче из надменной королевы советской торговли моментом в подобострастную сявку превращается. Улыбка на лице к не понятному мужику обращённая, глазки услужливо блестят…
Кто ж этот важный дядька, Алексей задумался. Явно не любовник её. Начальничек по торговли. Внимательно пригляделся  к загадочному незнакомцу. Выражение его лица в отличие от Нади каменное. А ведь видел где то. Точно видел. Знаменитость может, величина…
-Федька у нас величина.- Прозвучал в сознание голос слепого дяди Антона. Это же Фёдор Васильевич. Тот малоприятный из подвала. У Лёхи аж глаза на лоб, при том обрадовался.
-Фёдор Васильевич, Фёдор Васильевич.-Заорал на весь магазин. Тот обернулся с удивлением. Ещё с большим удивлением на Леху Надежда посмотрела, чуть руками за голову не схватилась. Почему?
-Фёдор Васильевич,-к мужику. Я мальчик Лёша. Из подвала. Мы там с Ваней безногим и дядей Антоном стояли.-
Фёдор Васильевич на секунду напрягся, всматриваясь в Алексея, затем схватил его мёртвой хваткой за локоть и быстро потащил на улицу, сквозь зубы прошипел.
-За мной.-
 
Далеко идти не пришлось. Оказывается дядя Федя подъехал к магазину на машине. Москвич. Сели в салон.
-Ну рассказывай, Лёша.-Вот ведь, больше десяти лет прошло, а имя запомнил. Странно.
Что рассказывать? Однако Леха, без особых ужимок, начал рассказывать Фёдор Васильевичу про свою жизнь. Буквально как родному. Дядя Федя по ходу задавал вопросы, интересовался, как в армии служил, про учёбу. Можно было подумать, что общается с ним не загадочный малоприятный дядька, а отец родной сына встретил. Единственное, попросил у Лехи какой ни будь документ. Тот сунул студенческий билет.
-А что с Антоном и Ваней сейчас.-Наконец то добрался до интересующего вопроса Алесей.
-Скончались, давно уже.-Такое впечатление что по суровому лицу Фёдор Васильевича прокатилась слеза. Ладно, Лёша, рад был тебя видеть. Теперь иди.- Жёстко сказал-приказал Фёдор.
Леха пожав плечами и даже обидевшись, вышел из машины. Москвич уехал. Так не чего не узнал про обстоятельства смерти друзей Фёдора Васильевича. А главное, нашли ли он тогда ту точку отправления. Склеп. Который искали.
Алексей обескуражено постоял. И двинулся назад в магазин. Поглазеть на Надьку. Наверное, уже в последний раз.
Однако подойдя к входу в гастроном, был окликнут.
-А ты кто?-
Повернулся за спиной стояла Надежда. Очевидно, она сразу за ним и Фёдор Васильевичем выскочила и наблюдала издали.
-Дед пихто.- Алексея от обрывистых непонятных событий последнего времени стала охватывать злоба вместе с безразличием. Чего так перед дядей Федей лебезила?-
-Он тебе что, дядя?-
-Ага, у меня ещё дядя Антон и Иван были.-Заломил непонятную для Надьки фразу.
-Что?-
-Домой пригласишь, всё расскажу.-В нагляк улыбаясь предложил Леха. Понимал, что схватил за хвост любопытства.
-Пошли. Грустно согласилась Надька. Подожди тут.-
Заскочила магазин, очевидно отпросится, выскочила через пару минут. До Надькиного дома шли молча, дорогу, на сей раз, Леха запомнил хорошо.
Зайдя в комнату Надежда стала молча стаскивать блузку. Леха уселся на стул и посмотрел тяжёлым взглядом. Почему то было полное впечатление, что хозяин положения он.
-Чего отца своего так не уважала, талантливый мужик был.-
Вопрос чувствуется окончательно сбил Надю с панталыка. Так и застыла с блузкой на шее.
-Талантливый, грустно произнесла. Что вас интересует .- На вы, однако.
-Две вещи. Теория твоего бати и ты .-Признался Леха.
-Про теорию я уже давала показания и тогда и сейчас. Больше при желании или не желании, добавить не могу.- Надежда одела блузку и села напротив.
Леха постепенно стал врубаться в ситуацию. Значит дядя Федя какой то чин из органов, вроде Антон подобное говорил. Тогда по малолетству не заметил. Бедная Надежда Семёновна решила, что из за папаши, а может по своим торговым делам преследуема агентом. Им, Алексеем.
-Повторите, что знаете про астронома Гётца.-
-Отец говорил выдающийся физик, по звёздам.-Занудела Надя.
За минуту рассказа Алексей понял, что ни чего про цивилизации и выкладки отца она не знает. Торговый работник. Значит первое, ведущее желание, пополнить за счёт прекрасной женщины, знания о загадочной цивилизации не удастся. Можно попросить дневники записки отца. Но, почему то возникла мысль, если таковые были, товарищи их уже выгребли. Остаётся второе желание. Сама Надежда. Воспользоваться служебным положением?
Надежда вдруг внимательно посмотрела на Леху.
-А всё таки ты кто?- На сей раз на ты. Смекнула чего то. Теперь служебным положением не воспользуешься.
-Ладно, слушай. Тётя Надя.-Подмигнул Леха.
Затем в течение полу часа рассказывал свою историю. Ни чего особо не скрывая, ну кроме разумеется свечения в сознание и кроны загадочного дерева, из детства.
Надежда слушала молча. По лицу было не понятно, верит она или нет. Закончив историю, Алексей замолчал. Молчали вдвоём, минут пять.
-Отца в пятидесятом посадили.- Прервала молчание Надежда. Я тогда совсем мелкая была. Мать от него отказалась. Формально. Она вообще считает, что можно для блага всё сделать. Якобы формально. Отец сел из за упёртости своей. В противоположность матери не от чего не отказывался. Даже формально. Поэтому Семён Абрамович. А у меня в свидетельстве о рождение Семён Алексеевич. Отец, говорят, до сидки другой был. Не тот череп-Кощей склонённый, которого ты видел. И который после освобождения не куда устроиться не мог. У матери на шеи сидел со своими цивилизациями, пока та не выгнала. Одни неприятки папа приносил, да деньги клянчил…
Дядя Федя твой, генерал КГБ. За что отвечает, того не знаю. У нас в магазине часто затаривается. Скромный, на москвиче ездит. Сам, без шофёра. Машина с охраной сзади.
Леха для порядка присвистнул. Хотя не удивился. Вообще малость тревожно становилось. Понял, что плотно залез. Вот только куда-неизвестно.
Остался ночевать у Надежды. На сей раз совокупленья у них не были столь фееричны. Хотя все интервалы соблюдены на высшем уровне. Просто Леха чётко чувствовал, что Надька трахается не для удовольствия, а такое впечатление как перед покойным отцом, выкинутым их барыжей семейкой, долг исполняет. При том, воспринимает Алексея как пацана-ботаника.
Ну что пацан, так верно. Она его на пятак старше, и видела торгашка не мало. А вот то что батан… Леха думал как её в этом переубедить, но во первых был не уверен что надо. Во вторых, сил на слова не хватало. Практически всё время промолчали. Не считая Надькиных повелений, по поводу расположения тел в ходе соития. Кстати, сопровождающихся отборной матерщиной из её уст. Возбуждало наверное.
Бывает понимаете женщина которая по роли с мужчиной мать, бывает дочь. Надька то кто?
С утра вышли из квартиры Надежды. Грустно шли по двору, наверное понимали оба, что будущего у отношений нет. Может и хотели продолжить, а как. Миры разные, возраст разный, национальности разные. Даже доходы и те весьма разные. Думали наверное об одном и том же.
-Ну всё, тебе налево, мне направо.-Произнесла Надя. Ко мне больше не ходи, не зачем.-Надя любящими глазами посмотрела на Лешу.
Однако, он пристально глядел в другую сторону. На Надьку в торжественную минуту расставания, ноль внимания.
-Историк-копатель, юный ты меня слышишь?-
-Погоди.- прошипел Леха. Взгляд его вот уже несколько минут был сосредоточен на другом.
В стороне, у детской площадки стояли двое мужчин, оживлённо махая руками. Пальцами по воздуху щебетали на языке для немых. При этом утренняя тишина оглашалась противным скрежетом их смеха. Как у вурдалаков. Являлись парни отнюдь не представителями загадочной цивилизации-одиночек изменяющих свет. Ну во всяком случае один из двоих. Это он. Гад из скверика, ударивший Алексея, тот с прекрасной женщиной. Тварью.
Как уже говорили от всех событий и от предстоящей разлуки с Надеждой, причины перечислены, Алексея в очередной раз охватила смесь из невероятной злобы на мир и равнодушия к собственной судьбе. Пар искал выхода.
Стоявшая невдалеке парочка глухонемых, со старым знакомым, начала подкрашиваться сияньем. Только не радужно загадочным, а чем то похожим на прицел.
-Стой здесь, если что, беги.-Шепнул ничего не понявшей Надежде.
Сам подвалил к мужикам.
-Здравствуйте, уважаемый. Как подруга? Трусы купила?-
Мужики тупо вылупились на Леху. Потом один, по лицу чувствуется, начал припоминать.
-Вспомнил?- Улыбнулся Леха. Ну потомок древних интеллигентов принимай свет в чёрную дыру.
С непонятно откуда взявшейся прытью прихватил и стал молотить морду гада об свою башку. Ага, не головой бить, а противника на свой лоб вытаскивать. Конечно, скажем до покойного героя разведчика, несостоявшегося чемпиона мира дяди Вани, Лехе было как до другой галактики, но какие то знания имелись. В данный момент помноженные на такую злобу…
Хватило секунд десяти, что бы, наверное то же не лыком шитый, немой уголовник валялся в нокауте.
Второй оказался преданным другом, посмотрев на валяющегося товарища попытался встрять и не просто, а с ножом чётко извлечённым, кинулся.
Много позже, Алексей выпивая с ментами выяснил, что второй собеседник был известен на весь Ленинград да и не только, мягко говоря опасен. Перерезал кучу авторитетной швали и уж мальчика Лёшу насадил бы нож, как воздушный шарик.
Руку с точёным металлом Леха сбил, правда малость резанувшись. И засветил по яйцам немому. Комбинация простая, но на такой скорости выполнить не реально. Очевидно дядя Ваня-Самовар с того света помог…
Леха подскочил к Надьке стоявшей с раскрытым ртом и потащил прочь. Та постепенно прейдя в себя, сама показывала лучшую дорогу. Выскочили на большой проспект, полный народа.
-Вот, теперь расходимся. Тебе налево, мне направо. Только, продукт соединения торговли и цивилизации,-обратился он к Надьке, заходить к тебе буду. Сегодня жди. А если что, дяде Феде пожалуюсь. Быстро чмокнул в щёку и побежал к подошедшему троллейбусу.
Надежда обалдело смотрела в след Алексею. Фигура его была обрамлена каким то не местным, новым для неё сияньем…


Возврат к списку


Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)