Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
29.09.2015

Два слова

Произошла эта история в Ницце. А может быть, - в Вильфранше. А может - и в Ментоне. Впрочем - да какая разница? В одном из городишек французской Ривьеры, короче. Кто-то скажет - ишь ты, как автор распальцовывает. А я скажу - так может сказать только тот, кто там не был. Ибо если отбросить действительно впечатляющие открыточные местные красоты, или, как у нас говорят, - понты для приезжих, остальные атрибуты летнего времяпровождения - море, пляж, дискотеки, кабаки, мужики, - тот же Мухосранск. Только вид сбоку. Вылизанный, прилизанный такой, - европейский, короче. Для того, чтобы прийти к такому неутешительному выводу, Ане и Лене оказалось достаточно недели. Как-то не складывалась у них на отдыхе личная жизнь. В нужном направлении. Не, мужики, конечно, были. Как вообще, то есть - вокруг, так и те, кто проявлял неподдельный непосредственный интерес. Но простое удовлетворение этого интереса Ане и Лене было, в общем-то, неинтересно. Давно пройденный этап. Вот такие невеселые думы барражировали в их головах, пока тела продолжали добирать нужную кондицию на галдящем многоголосьем муниципальном пляже Ниццы.   - Хэлоу, девчонки! - вкрадчиво и в то же время настойчиво, как призывный зов мартовского кота, прозвучал рядом с ними бархатный мужской голос. Аня и Лена с кошачьей грацией лениво повернули свои…тьфу! извини, читатель, чуть не написал - мордашки, конечно-же - изящные, миловидные личика к обладателю голоса. Это был Франц. Вчера они долго любовались и обсуждали накачанный, рельефный торс высокого блондина лет тридцати, игравшего с другими парнями неподалеку от них в волейбол. Короткая, спортивная стрижка и замысловатые тату на спине и обеих руках удачно, по-киношному,  дополняли образ этого нибелунга. - Культурист, - сказала тогда Аня. - Пидор, - копнула глубже Лена. Зорким глазом будто куда-то заглянув и быстро высмотрев самое главное. - Но активный, - подала голос в защиту смазливого незнакомца Аня. - Пассивный, - мгновенно, как резким ответным ударом по шарику в пинг-понге, возразила Лена. - Швед, наверное, - продолжила полевое исследование Аня. - Думаю, голландец, - озвучила альтернативное мнение Лена. Оказалось - австриец. Оказалось после того, когда модельный красавчик тоже обратил внимание на двух стройных и красивых девушек славянской внешности, загоревших так, что выглядели как две прикопченные сардинки. Которых хотелось если не съесть, то хотя бы облизать, и …ну, вы меня понимаете. Совместными усилиями на уровне мигов, которые не истребители, конечно, контакт был установлен. Договорились о вечернем рандеву. Которое началось с променада по набережной в лучах закатного солнца, а затем плавно и логично переместилось в дискотеку. Но на дискотеке их ждало неожиданное жестокое разочарование. Танцевал Франц хреново, чтобы не сказать - херово. Что, с другой стороны, в общем-то, положительно характеризовало его потенциал в плане яиц. Но, что гораздо хуже, скуп он был не по-взрослому - взял им по маленькой бутылочке пива и, судя по всему, решил, что этим он щедро облагодетельствовал их на весь вечер. Но самое главное, он как-то по-детски, наивно, был то ли глуп, то ли туп. К окончательному мнению девчонки так и не пришли. Его высокопарные рассуждения, особенно о нынешних отношениях Европы с Россией выглядели настолько смешными и дикими, что Аня и Лена чем дальше, всё чаще переглядывались и прыскали со смеху. Затем начали подыгрывать Францу, а точнее - разыгрывать его. Тот вёлся как пятнадцатилетний пацан. В конце вечера Аня не выдержала, и когда Франц отлучился в туалет, сказала Лене, - Дебил какой-то. На что Лена в присущей ей манере, хотя, надо отдать должное, не очень уверенно возразила, - Да ну, обычный европеец. Одним словом, хоть вечер и обещал стать томным, но, как известно, обещать - не значит…   Ночью Ане приснился пляжный волейбол. В котором Франц-сотоварищи играли с командой смуглых и непрестанно что-то орущих мигрантов. Лене тоже приснился Франц. Но как-то странно - с трибуны на увитой плющом и украшенной флагами сцене, в полувоенном френче, он резким, лающим голосом произносил перед большой толпой пляжников импульсивную речь. Из которой Лене смутно знакомыми показались только два слова - майн кампф. Хотя откуда она их знала, Лена не знала.   …Сегодня опять Франц всё что-то непрерывно молол и молол. Девчонки слушали в пол-уха. - Задолбал уже, - лениво прокомментировала Аня. - Как бабка старая, - согласилась Лена. Франц же, увлечённо жестикулируя, между тем уже второй раз задавал им один и тот же вопрос. - Девчонки, вы же так хорошо говорите по-английски и по-французски, неужели вы даже двух слов не знаете по-немецки? Разомлевшая под жарким полуденным августовским солнцем французской Ривьеры, приоткрыв глаза, Лена лениво ответила, - Почему же? По два слова точно знаем. И хитро улыбнувшись, медленно, растягивая слова, сказала, - Дас ист фантастиш. Аня, будто вбивая последний гвоздь в крышку гроба, добавила, как отчеканила, - Гитлер капут!   Ни в этот, ни на следующий день больше к русским Франц не приставал. Да ну их. Или, как они сами говорят - да нунахуй.


Возврат к списку


Александр Чистович 01.10.2015 19:10:17

Прочёл с удовольствием, но от комментариев отказываюсь в виду обилия на нашем уютненьком восторженных патриотов, которые раньше летали на свою историческую родину на самолётах. И повторяю вслед за Шевой последнюю фразу. Два слова.

Юнкер 02.10.2015 10:05:18

Ане приснилось, как после ее слов: "Гитлер капут!" Франц перекрестился и прошептал: "О, майн кампф! Дас ист фантастиш!"

На Родине надо отдыхать. На Колыме, где тундра и тайга кругом. Тогда и сны будут с запахом хвои и жирной баланды. Ишь ты, разбаловались, вертихвостки!:-))

Яблочный спас 02.10.2015 15:51:41

Отлично. Образы тёток выпуклые, как их жопы. Жаль, меня там не было с Чижом - мы б их словом поразили в точку G.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)