Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
30.09.2015

Старик и Маша

Автор: САНЯ

Птице даны крылья, человеку – смех. 

Осень. Ветер не предсказуем. Вот  разбежался и упал, камнем. Дрожь пошла по обугленным листьям, да и ушла по над крышами вместе с вороной, одиноко задумчивым  криком. Всколыхнулась воробьиная стайка. Взлетела, опустилась. 

Застроенная хатами пустошь пульсирует, как сонная артерия у самого горла. 

Воздух пахнет хлебом и пОтом. 

Который час? А бог его знает. Пасмурно и безлюдно. Одни коты у ворот. На страже. Были.

Раза три долетало до кошачьих ушей слишком громкое стариковское «Блять!», после слова: «А вот хер!», а когда дошло до них -  «На хер!», коты тут же нашли себе занятие.

И не только коты. Никого не видать. Да, все,  едва услышав   дикий ор,  растворились во времени и пространстве и терпеливо ждут  счастливой поры – тишины. 

Общий двор: три семьи, одинокий старик и Маша.   

- Иди сюда. 

Когда старик говорит: "Иди сюда", и  сквозь зубы добавляет "Былилилять", - лучше немедленно сделать себе умирающее лицо и подойти.

Старик  не в духе. Висело у него под крышей пять бычков. Вялилась рыбка. 

Нынче глянул,  три всего. 

Жалкие люди-желудки. 

У старика постоянно что-то пропадает. Ведёрко детское,  правда,  нашлось. 

Кто же знал, что он из него чай пьёт?!

Ветеран гладиатор на пенсии. Пожарник. Уже принял успокоительное. Двор метёт. Спрашивается, какого чёрта орал? Не мог что ли сразу принять  своих капелек?! 

На лице удовольствие и удовлетворение.

Маша подошла. Теперь они будут беседовать. 

Вернее, говорить будет старик, а Маша только слушать. 

«Головёнка твоя безмозглая. Ни черта там нет. Сквозняк. Так что снимай корону. 

Сношать тебя буду»

Маша втягивает голову в плечи. Глаза округлились. Но, скорее, от удивления: «Зачем меня сношать?»

Старик  тоже удивлён своей храбрости: 

«Как это зачем? Нас всех имеют.

 Такова  правда жизни, детка. Ты посуду мне помоешь, а полы протрёшь?

Ах, ты ж зайка моя. Что бы я без тебя делал?! 

А жизнь у нас с тобой рабоче-крестьянская со следами былого благородства. 

Один след, что тот слизняк прополз - длинный, другой след – толстый, из средней полосы неграмотной Сибири. 

Оттого и  девки выходят толстокожие, а сынки безродные.

Жизнь - лучше некуда. Вона сколько листьев набросала. Никто не метёт. 

Одному мне больше всех надо. 

Полудохлый  жук в чистом поле уже идёт за милую душу, как мясцо диетическое. 

Без слезы не вздрогнешь.

Но есть и плюсик. Ты только вдумайся, Машка. Коль нас и-бут, значит жизни ещё не конец. 

Другое дело, не все мандавошки чувствуют. М-да. 

Такие вот, Буратины. Родственнички  кола осинового. 

И растут и гнутся, но без эрекции, как те поганки и воняют так же.  

И признается не всякий, ибо стыдно иному вслух сказать что жизнь его затрахала. 

Кто мы? Что мы? Волки, овцы… В стойле – тесно. Без стойла – гибнем.

Ради чего? Кому это надо? 

Одно утешает – ценностей нет, кроме одной… Если где, куда  вставить  и надо там одной двум, трём, то я всецело «за». Категорически поддерживаю эту ценность. Но как-то это дело делать надо не при всех. 

Уж больно вещь очевидная. 

Ну, пошли в дом, угощу тебя вареньем. 

Вот, давеча весь день слюнявил воображаемых особей. Есть на белом свете такие создания - Стре...козочки. Стреляные, значит, козочки. Прелестны, воздушны. Залетают, и  прямиком в трусы, и щекочут, стрекочут, стрекочут. Ишь, шалуньи! 

Нарисую в воображении и слюнявлю. Здорово.

Смотри, не наступи. Они там где-то под столом мокрые валяются. Не рассчитал. Заслюнявил.

Об чём это я? Ах, да! Лифчик никогда не надевай. Дрянь это совершеннейшая. 

Но тебе этого ещё не понять. 

Кто посмекалистей, тот сам себя живьём в землю закапывает. 

Понимаешь, сам себе и режиссер и сторож. 

Сад, видите ли, надо,  ети его мать, возделывать! Видишь, какие советы даёт урод  европейский. А то, что для этого сада надо самому землёй быть, не додумался?!

А ты копать, землю рыть не желаешь. 

Ты, скажи мне,  дважды контуженому, ты чем-то лучше других? 

Ну, улыбайся, улыбайся. Хочу увидеть тебя зарумяненной  и  потной.

Сейчас подарю тебе большую радость. Сейчас я тебе вставлю стержень от земли до неба. 

Как бы нам это дело не на сухую провернуть.

А ну как  мы с тобой чайку бахнем?!»

И они бахнули.


Он  смеялся ей  прямо в душу. Полный провал. А у самого губы мокрые. Дитя  советов и обосанных углов.  

Стержень. 

Показала бы, да боюсь, прозвучит. И рассосётесь вы во времени и пространстве. И некому будет землю рыхлить. 



Возврат к списку


Шева 30.09.2015 21:04:27

Похоже, автору невесело.

Вита 30.09.2015 21:26:12

а причём здесь автор, Шева?
в данном случае, автор всего л.ишь наблюдатель

Яблочный спас 30.09.2015 22:21:51

Интересно.

Я бы заметил только, что с буквой "и" в первой трети текста некоторый перебор. Это вроде незаметно сначала, однако чуть режет.

Вита 30.09.2015 22:50:04

та и чёрт с ним, с перебором. всё одно ... и этот текст выбросить придётся.

Яблочный спас 01.10.2015 12:26:47

https://www.youtube.com/watch?v=3MnNldT-i8E

Вита 02.10.2015 01:22:51

<ifr ame src="http://vk.com/video_ext.php?oid=17839138&id=170922167&hash=96cb5ffefb4fbe08" width="607" height="360" frameborder="0"></iframe>

Юнкер 02.10.2015 09:55:39

Привет, Витусь!
"Ты, скажи мне,  дважды контуженому, ты чем-то лучше других?  
Ну, улыбайся, улыбайся. Хочу увидеть тебя зарумяненной  и  потной.
Сейчас подарю тебе большую радость. Сейчас я тебе вставлю стержень от земли до неба".  
Давеча кино смотрел "Сибирь. Монамур". Прям точно так же по смыслу.

Вита 02.10.2015 11:44:47

Привет, Сань! я ждала тебя. ждала твоего мнения.
да. именно такая и была задумка - показать послесовковый депрессняк ...в первом "эссе" начала показывать, тут продолжила. насколько удачно, не знаю. Ни одного положительного персонажа. Каждый с кровоточиной-червоточиной. И  ты заметил, узнал и что особенно радует, не возмутился, не начал плескать руками как жирный баклан над мусорной кучей. Спасибо.
А что до фильма. Смотрела тоже. Поразила операторская работа. это 100 баллов.
Во время же просмотра переживала только за пацана. но по окончанию фильма мне хотелось чтоб выжил только пёс.  

Александр Чистович 02.10.2015 20:32:21

М-да...
Сытый пешему - не конный.

Александр Чистович 02.10.2015 20:58:44

ЁТМ! Когда, когда ж, сосаетники, мы поумнеем, а?
В этой связи вспоминается некий известный школоте боян: "Как-то, по утрянке, кинг Карло, которого неблагодарные соотечественники за его заслуги так и не назвали ни Карлом-миротворцем, ни Карлом-строителем, ни Карлом-милосердным, и, исключительно за фразу:
«И один раз — всего один! — сокрушенно воскликнул старый пердун, — я трахнул козу…».
"Вместо того, чтобы вставлять меж ног, думается, лучше научиться читать меж строк".
Дядя Саша, он же ЧАС.

Александр Чистович 02.10.2015 23:12:10

И, бля, когда ж мы, наконец, пацаны, организуем тризну гражданке Цине?

Юнкер 03.10.2015 10:40:29

Благодаря своей смерти, Цина стала бессмертной. Какая уж там тризна, Александр Сергеич?!

Sanya-Kasanya 04.10.2015 22:52:06

Пока Цына вагинизирует, надобно этому Яшке оторвать евонное эмбарго да засунуть в чОрную жёпу главному пиндосскому клоуну, чтоб тот, бля, просирился, пиздерас кривозубый!

Яблочный спас 05.10.2015 00:02:46

Сергеич, ты могуч аки Боянъ.

Вита 05.10.2015 01:01:46

:D

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)