Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
02.12.2015

Сука-любовь

Он позвонил мне поздним утром в начале двенадцатого. По дрожащему, возбуждённому голосу я сразу вспомнил - сегодня вторник. Сегодня она улетела. В семь часов утра. Сначала рейсом на Франкфурт-на Майне, а оттуда уже - в Штаты. - Привет! - Привет. Я чего звоню - вот, проводил… Приехал домой, открыл бутылку. С утра - сижу, пью. Делать ничего не могу - как вспомню, слёзы наворачиваются, и всё. Херово мне очень. Пауза. - Можешь приехать? - Сейчас - не могу. Разве что вечером, после работы. - Да не, к вечеру я буду уже готовый. - Слушай, ну ты держись…Жизнь-то не кончается. - Не знаю, не знаю…Кто знает, где на самом деле конец?   Они прожили вместе три года. Может, чуть больше. Когда первой жены не стало, он погоревал-погоревал, да и зажил самостоятельной жизнью. Ну, как самостоятельной? Начал водить. Дети-то взрослые, живут отдельно, у них - своя жизнь. Водить-то водил, но душой так ни к кому и не прикипел. А потом вдруг, - вечно это вдруг, познакомился с ней. Она жила в его же доме через два подъезда. Слово за слово, знаете, как оно бывает. Опять же - люди уже взрослые, чего там сильно рассусоливать. То у неё ночевал, то она у него. И как-то незаметно вдруг ощутил, что засасывает его. И без неё - уже вроде как и никак. Тем более, что так, как с ней, в постели ему ни с кем не было так хорошо. Доходили до него глухие отголоски про её бывших. Ну, во-первых - у кого их нет? А во-вторых, сейчас-то она с ним, сейчас-то она его. И поскольку стукнуло ему уже пятьдесят, как бы пошло на шестой десяток, решил он, что будет с ней уже доживать, - что еще ему надо? Дети, правда, возражали очень. А что ему дети в его возрасте? Расписались, одним словом. Сначала, как обычно, как у всех первое время бывает, купался в. А потом, опять же, как-то незаметно, исподволь, что-то начало меняться. А может, вернулось на круги своя? Кто знает? Чувства будто испарились. А в сухом остатке остались, как сейчас говорят, отношения. Он - работал. Она - нет. Но днём часто куда-то исчезала. А он, приходя домой, часто чувствовал себя чужим. Ненужным. Казалось, что есть он, что нет его - да похуй. Не раз в сердцах хотел сказать - раз я похуй, тогда - нахуй! Но ночью, ночью-то всё было наоборот. Как раньше. Опять же - этот чёртов француз с его слоганом об ответственности за. Хотя в душе он понимал, что живи тот в наше время, Шарли Эбдо с присущим им жизнерадостным иезуитским цинизмом размазали бы лётчика в мокрое пятно. А потом, - как из воздуха, вдруг материализовался какой-то её давний приятель. Ныне живущий в Штатах и женившийся там на американке. - Что ты там прозябаешь, приезжай! Устроим без проблем. Билет возьмём. Прислали вызов. Она загорелась. Многие маются у посольства, а ей, как назло, визу сразу сделали. Финита. Разбитое корыто заказывали?   В прошлую пятницу он неожиданно мне позвонил. Поздно - в одиннадцать вечера. Голос срывался. Вопрос был странным и неожиданным, - …Слушай, вот ты старше меня, скажи мне - как не расплакаться? Вот как подумаю, что приедем мы в аэропорт, дойдём с ней до последней точки, где еще можно быть вдвоём, обнимемся, поцелуемся в последний раз, а потом - всё. Я уже сейчас чувствую, что не выдержу - заплачу. Я молчал. Потому что знал - ничем я ему не помогу, ничего умного не подскажу. Потому что нет таких слов. Перед тем, как нажать «отбой», он сказал, - Знаешь, только сейчас понял, - никого я так в жизни не любил. Одно обидно - как она этого не поняла…   После сегодняшнего утреннего звонка я вдруг вспомнил «Заповедник» Довлатова. Концовку. Когда он пил полторы недели после отъезда жены с дочкой в те же Штаты. Дежа вю. Работает-таки третий закон диалектики - всё движется по спирали. Хотя, был бы жив Фридрих, я бы ему шепнул, тихонько так, в мохнатое ушко, что, похоже, на самом деле это вовсе и не спираль. А лента Мёбиуса. И ползём, карабкаемся мы по ней как те глупые улитки. Каждая из которых считает, что это чудо - открытие мира, только для неё. Но ничего не меняется в подлунном. Потому что сильная она очень. Гораздо сильнее нас. Эта сука, любовь.


Возврат к списку


НОРА 02.12.2015 20:34:07

Вот это крутизна! Браво автору, браво!
Одни эмоции, слов нет: "Сильно!"

Александр Чистович 02.12.2015 21:50:56

Вот, значит, дочитал до фразы "Я уже сейчас чувствую, что не выдержу - заплачу". Ну, разве можно друзьям платить? Мне думается, что это как-то опошляет дружеские отношения. И даже по пьяни. А, во-вторых, в какой валюте? Ибо нонче рупь наш РФ-овский шибко дешёвый, значит - еврушки или пиндушки (каторые в Пиндостане печатают по распоряжению чернопопой обезьяны, пьющей кофий в присутствии нашего Главного Лица). Вот, а потом фраза вторая "Разбитое корыто заказывали?" Это, значит намёк на деццкую сказку про бабку и деда-рыбака, да? Только корыто-то тут в тексте, по-моему не при чём, потому что современные джентл-бенделы после того как пацанку садют в самолёт, имеют право немножко выпить, но обязательно с хорошей и, главное, новой подружкой. А то какое-то корыто, да, притом, старое. Хм.
Но сюжетная линия у меня вызывает положительные эмоции. Вполне.
Люблю читать Шеву, как, впрочем, и почитаю за грамотного автора.

Юнкер 03.12.2015 07:50:50

Сука-любовь, что тут еще добавлять? Скольких она извела, скольких загрызла! Эх...

Яблочный спас 03.12.2015 18:53:49

Полторы недели это ерунда. Мерило для избранных Богом - год.

Кысь_1 29.02.2016 23:03:08

а вот нехуй было ванговать про похуй и нахуй. как навангуешь - так и огребёшь, сука там, не сука..

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)