Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
05.02.2016

Доедалово. Часть четвёртая.

Автор: повасик
Последующие дни Дима провёл в поиске работы. Разумеется безрезультатном. Но отнюдь не это мучило. Загадочное применение своих чудо способностей, явно напрашивалось на продолжение. Вопрос только какое.
Познакомился, можно сказать, с высшим сословием, простой смертный. Раньше не пересекался. Максимум, богатые барыги, владельцы контор, где ишачил, а тут явно, что то ближе к божьим помазанникам. Если вдуматься, это те, которые других на законном основание в пищу утилизируют. На благо общества.
Кланы, а что нового. В изолированный от происхождения материальный статус человека, с возрастом, верил он всё меньше и меньше.
Не нравится ,а будь сам из той же когорты неизвестно, что вытворял бы.
Кстати, несмотря на загадочный талант, собственную родословную Дима знал плохо. Чётких сведений о предках не имелось.
Ну, то, что с новой аристократией перекреста нет, это и так понятно. Что раньше было? Мать вообще вопросами не озадачивалась. Отец рассказывал, в роду попы были. Семья их переехала в Ленинград незадолго до войны из какого то глухого и голодного уезда. В блокаду эвакуация, одна бабка вернулась. Не красивых фотографий, не фамильных вензелей.
Впрочем, дореволюционные фотки имелись дома. Не их. Остались от покойного старичка соседа. Квартира, ещё не давно, коммунальной была. У наследников старичка в конце девяностых выкупили комнату, так хата целиком Димкиной семье досталась. Ну и ворох бумаг да фотографий покойного соседа. Прямых наследников, очевидно, это не заинтересовало. Из всего хлама оставили только фотографии красивые. Как говорится с серебром. И тетрадочку-дневник. Одну. Было ещё десяток, но выкинули. Кстати не читая, родители к таким вещам мало любопытны были. А Димка в то время весьма мелким являлся.
К чему это всё вспомнилось?
Старичок сосед страсть как гордился своей родословной. Какой-то у него в роду революционер имелся. Димка эти рассказы помнил. Сам же старичок редкостная дрянь была. Стукач и пьяница. Димке ещё в детстве было велено при нём не болтать. Вроде времена уже не те шли, чему кстати сам старичок был очень не рад, но отец всё равно боялся.
Вспомнив всё это, и от безделья Димка решил глянуть архивчик соседа. Фотографий просмотрел, десяток. Дореволюционные дяди и тёти. Кто уже не узнать. Тетрадочка ещё. Пролистнул внимательно, чего раньше не делал. Попытался вчитаться в текст. Разобрал с трудом. Следующее.
 
Мой драгоценный внук. В прошлой тетради я рассказ про наши с Шульцем приключения. Меня вскорости из губернии перевели. Шульц остался там. И сгинул бесследно. Мне удалось выяснить, якобы его убили разбойники. В той местности разразилась знатная голодуха, и разбойный люд соответственно наводнил дороги. Даже тела моего друга не нашлось.
Прекрасно понимаю, что Шульц был умерщвлён по велению губернатора, тело наверняка съедено. Да да, съедено. Знаю, как распространилась сия кухня в уезде. При покровительстве губернатора и вдохновителе из низов. Доедаловским выходцем.
Скажу следующее, по прошествии большого количества времени, лет десять, а то и более. Когда я практически отошёл от революционных идей, и стал превращаться в банального обывателя, начал ко мне Шульц во сне являться. Видимо в помощь был послан, дабы не стал я обычным бараном.
 Глаголил мой покойный друг, что то про значительные катаклизмы, объяснял, что душа его беспокоиться наличием таких тварей людоедов на земле. Просил поспособствовать. Что я и сделал, сейчас про это рассказать можно. Даже возможно и на встречи с трудящимися. Однако, в отличие от многих, этим не бравирую, тем более на старости лет.
Губернатор сего селенья, до той поры, замечу, на своём месте сидел. Был разорван бомбой на мелкие кусочки. Которые вряд ли потом в пищу сгодились, его подчинённым.
 Бомбу бросил не я, но к планированию теракта приложил обе руки. Кстати ответственности за теракта не кто не понёс, я тогда будучи уже не юнцом спланировал всё достаточно хорошо. И больше крови пускай и грязной на мне нет. А это скромное деяние пускай зачтётся.
Губерния на тот момент была сплошь наводнена салоликим народом, красиво говорящим о благе, боге, царе и душе. Периодически философы впадали в судороги. Очевидно эта чума распространяется  чрезвычайно быстро. Ну, про обычную бесхозяйственность в уезде, говорить не приходится. Доложу, что при новом губернаторе ситуация несколько изменилась.
Но вот, что ещё вспоминается мне при мыслях о Шульце.
Рассказ о Полинезийском путешествии дяди моего товарища.
Звучало это примерно так. Приплыли они, дядя-географ с сотоварищами, на прекрасный солнечный берег затерянного в Тихом океане островка. Природа, пальмы, кокосы и иное. Иное люди. Собственно ту местность, куда причалил их фрегат, населяло два племени.
 Одно большое, другое поменьше, при чём значительно. Оба племени в состояние войны. По сколько народ там ленивый война затяжная и перманентная.
Дядя Шульца озадачился контактом с племенем поменьше. Весьма его удивляло, как до сих пор они не поглощены превосходящими соседями.
Путешественник, по всей видимости, был человек общительный. Вошёл в доверие к вождю, пригляделся к обрядам.
Поразил его один. Малое племя отдавала труппы своих умерших на съедение враждебному клану.
Да да представляете, у буддистов есть такой обряд захоронения, труп кладётся на скалу и его выклёвывают птицы. Здесь то же самое, только не выклёвывают, а съедают и не птицы а соседи.
Вождь объяснил, смысл обряда. Съеденная человеческая плоть начинает мстить пожирателю. И мстит по другому, еже ли б он скажем просто убил, как врага. Без употребления в пищу.
Якобы все племена раньше поедали друг друга, пока на территорию одного не свалился с неба камень. И не появился загадочный незнакомец, который остановил каннибализм данного племени, растолковав дикарям как следует жить.
В принципе любая религия начинается с появления необычной личности и какого либо предмета. До могилы личности и до предмета все спешат прикоснуться, дабы обрести новые возможности.
Ну могилы загадочного незнакомца не существовало по сколько, после смерти, был он погребён по средством обеда для гнусных соседей. А упавший с неба камень реально покоился на видном месте. Со слов вождя если к нему прикоснуться не кто, супротив твоей воли, тебя съесть не сможет. Ас виду камень как камень, да изображено на нём нечто напоминающую змею заглатывающую свой хвост.
 
Дядя Шульца утверждал, что сам прикоснулся к сему артефакту и после чего обрёл странную способность. Повлиял ли  это загадочный камень на дальнейшую жизнь дяди, сказать сложно. Но с его слов выходило, что не кому за длинный земной путь, сожрать дядю не удалось. В прямом смысле, или в косвенном не понятно.
Как позднее я выяснил в географическом обществе звали его Не съедаемый. Это из за того, что не какими интригами поглотить не могли. Таковое прозвище носил.
 Кстати, наводил я про этого субъекта справки, поговаривали, что кроме научных изысканий не съедаемый географ сколотил знатный капиталец на торговле рабами в Полинезии. Может за счёт экономического подспорья, он и являлся, таковым, не съедаемым персонажем для профессуры.
Про дальнейшую судьбу обеих народностей с Полинезии. Как поняли приплыл дядя Шульца не с простой географической партией, а всего лишь с экипажем работорговцев. Племя людоедов в значительном количестве перекочевало в трюм. Правда и дикари-гуманисты, так же последовали в качестве товара через океан. Вождь мелкого племени, с которым дядя Шульца наладил научные и деловые контакты, охотно продавал подчинённых.
Многочисленное племя людоедов вообще представляло из себя куски что то распевно говорящего сала. Попытались кусаться, но при первом же выстреле, сами на четвереньках поползли за захватчиками в трюм корабля.
По статистике, людоедов в дороге сдохло гораздо больше, чем гуманистов. В этом дядя Шульца нашёл провидение справедливости.
Шульцу же дядя не раз советовал сделать паломничество к загадочному камню. Что ж, возможно дядя был и прав, учитывая дальнейшую биографию моего друга.
Кстати наш новый сосед по квартире потомок архимандрита, который в бытность моего деда губернатором предупреждал, что доедаловские ещё дадут о себе знать.
Ты, дорогой внук, спросишь, как эти доедаловские жители проявили себя потом. Я их периодически встречаю. Они уже и в нашем городе в большом количестве имеются, у меня на них глаз намётан.
Прав был архимандрит из уезда моего деда губернатора. Даст эта поросль о себе знать. Кстати наш новый сосед по квартире похоже потомок того архимандрита. Насколько я смог выяснить…
Дальше шли буквы. P S  и какие то цифры, долгота широта…
Дима отвлёкся от чтения. Да забавные людоеды Полинезии, и какой однако интересный был предок у нашего соседа. Внучок то редкостной тварью вырос. Это Димка его уже глубоким стариком застал, а по молодости так наверное помогал, нужному режиму людей кушать.
И какая собственно разница, пуля в лоб и закопали, или топором и на бульон. Получается, что на бульон даже лучше, будешь людоеду с того света несвареньем мстить.
Следующие несколько страниц из дневника были вырваны. Последнее что можно было прочитать.
И прости, страшно будет если эта когорта прейдёт к власти. Хотя, с точки зрения биологического устройства, мы являемся всего лишь частью пищевой цепочки. Только возникнет настолько примитивная цепочка что к эволюции вести на может, а банальное прокормление заканчивается полным пожиранием существующих участников.
От чтения отвлёк телефон.
-Дмитрий, выйдете.- Знакомый голос.
Вышел.
Внизу машинка с гаденьким дядей, тем самым, и ещё двумя. Поехали. Куда не известно. Сказали, на новое задание.
Дима почему то весь был погружён в мысли навеянные дневником. Оглядывал из окна знакомые и не знакомые улицы. Разглядывал прохожих. Нет, не людоедов салоликих, как дедуля писал, выискивал. Дмитрий опять пытался определить хоть какие то закономерности жизненного хаоса, который, несмотря на совершенно обычный пейзаж, кажется почему то всё нарастал и нарастал.
Машина, тем временем, свернула с шоссе и за рулила в какой то гаражный комплекс. Заехали в бокс, типа сервис. Подъёмник, на подъёмнике иномарка. Что за ремонт?
-Димочка, выйди, чего то подвеска стучит, сейчас глянем и дальше двинемся.-
Покорно выйдя, Дима даже не успел оглядеть интерьер. Был сбит резким ударом в корпус. Тут же руки сомкнулись наручниками за стойкой подъёмника.
Приехали. Вот тебе и применение таланта. Гаденький дядя весело поглядывал. Два молодца сзади казалось ждали его команды.
-Бить сначала будут. Пристрелить сразу могли .- Пронеслось у Димы.
Однако молодцы трогать Диму не стали…А не дожидаясь команды, сбили гаденького дядю на землю и так же пристегнули к стойке. По лицу можно было понять, что такого решения дядя совсем не ожидал.
-Пётр Алексеевич, вы тут со своим экстрасенсом полежите маленько. А мы, вскорости, указания получим и подъедем.-
-Какие указания.-Завопил Пётр Алексеевич-гаденький дядя, ты же знаешь, что я вас всех урою. Ты же мне клялся…-Перешёл на визг, низвергнутый, загадочный начальник.
-Ой, всё течет всё изменяется.-Издевательски философским тоном молвил нерадивый подчинённый. Коля, заведи ка мотор…
Старая шутка, выхлопные газы в закрытом гараже. Дима наконец отошёл от наркоза неожиданности и озадачился, ужасом подходящей смерти.
-Ладно, Коля, покарауль их снаружи, я сейчас метнусь к начальству, а там уж посмотрим. - Обратился один из палачей к другому.
Коля угукнул, а Пётр Алексеевич завопил про какие то их совместные подвиги и про сою полезность для подчинённых. Очевидно уже бывших.
Те двое вышли, прикрыв гараж, Дима и гаденький дядя Пётр Алексеевич остались наедине, в ожидание развязки.
-Ну что экстрасенс, приехали.-
-Кто они, что хотят?- Дима ещё надеялся, что Пётр пообещает лучшую концовку.
-Те же кто и я, чего хотят, ты уже догадался.- Пётр Алексеевич очевидно мужик был тёртый и взял себя в руки. Потом запрокинул голову и сквозь зубы прорычал.
-Ведь, знал, знал. Знал, что на выходе.-Взвыл, потом выдохнув прошептал, ну пришло значит и моё время. Весело подмигнул Димке.
- Вечно жить парень, вредно.-
-А ты что, пробовал?- Огрызнулся тот.
Пётр промолчал.
-Слушай, а расскажи, на последок. Куда я вляпался?- Произнёс Дмитрий. Любопытство, порой сильнее страха смерти.-
-В дерьмо ты вляпался, но это и сам понял. А так, в клановые разборки.-
-Это те, которые только со своими роды дворянские продолжают…-
Пётр зашёлся истерическим смехом.
-Херня, я тогда наврал. На самом деле, всё несколько по другому.
 А я тебе даже расскажу. Мало ли в живых останешься, пускай правда где то всплывёт. Хотя вряд ли, в живых останешься…-
-Расскажите, дяденька, быстрее .Я ж не знаю, через сколько времени, ваши гопники вернутся.-
-Видите ли, молодой человек, последнее время у правящей когорты серьёзные проблемы. И не финансовые, как принято думать.-
-Что со здоровьем?-
-Можно и так сказать, только со здоровьем потомства. Психическим. Не секрет, что большинство детей из этой когорты учатся в городке под туманным Альбионом. И вот представляете, в этой местности стали задерживать маньяков. Один за одним.-
-Кого насиловали?-
-Да не кого не насиловали, к сожалению. Хуже. Ели. Людоедствовали.-
Дмитрий, по чему то, даже не удивился, мало ли, чем золотая молодёжь развлекается.
-Там правоохранительные органы хорошо работают, словили моментально. Все наши, потомки отцов основателей. Дальше, с задержанными стали метаморфозы происходить. Все как один, оплывают жиром неестественным. Тупеют, и потоки какой то белиберды несут.
Что то, про душевно-телесное благо земное. При этом, простой математической задачи решить не могут. Хотя у каждого образование, лучше не куда. Конечно покупное, но поверьте, ребята из золотой молодёжи, отнюдь, все не глупые. Интеллектом, пэтэушника превосходят.-
-Что ж за мор такой?- Поинтересовался Дима.
-Вот, кто б знал. Но ребята иностранцы дотошные, стали кровь брать, на разные там составляющие.
Выяснилось, очень много среди правящей когорты родственных перекрестов, очевидно из-за этого и пошли заболевания.-
Про родственную связь между правящими кругами Дмитрий слыхал и раньше. У Николая, который царём работал, сынок, как известно, хватанул гемофилию, но так ведь бедный мальчик. А вот про то, что б человек странные вкусы подцепил, а потом в животное превратился, с запасом слов только про этические нормы. Действительно уникально.
-Думали люди, думали и решили, на всякий случай отслеживать близкородственные и дальнеродственные связи. Естественно не допускать по возможности. Но, кровь брать, это как то странно. Тут талант как у тебя Дмитрий и пригодился.-
-Так, а за что они нас закопать решили?-
-Долго объяснять, да и не так интересно. Меня потому, что знаю много, а тебя за компанию. Как фараона со слугами.-
-Фараона, кажется, без слуг хоронили, это у других народностей.-
-Ну, значит я не фараон, разжаловал ты меня. Ладно, давай думай, что дальше делать. Я, как баран связанный, на тот свет отправляться не хочу.-
Желания совпадали. Толку то. Дмитрий грустно оглядел помещение, дверь капитальная. Выбираться, а как, руки сомкнуты наручниками, сзади стойки подъёмника. Не убежишь.
 
Внезапно послышался звук ключа в замке. Вошли двое.
Всё конец.
Один из вошедших, с безликим лицом вынул из кармана пистолет, непонятной марки с уже накрученным глушителем. Дальше, как в замедленной съёмке, направил ствол на Дмитрия…
Что ж момент ключевой. Успел ли Дима пролистнуть как блокнот свою жизнь? Нет. Ему почему то опять привиделось, что мир перевёрнут с головы на ноги.
И снова, наивное желание, поставить всё на место. Плюс ветерок подул, ветерок жизненного хаоса. Знатный такой космический ветерок.
Поднятый не понятным потоком, Дмитрий встал и качнул стойку. Да да, бетонированную стойку подъёмника. Как и с какой силой это уже загадка. Но стойка реально дёрнулась.
Каким ветром?
Дальше дикий скрип. Машина, которая изначально возвышалась на подъёмнике, покосилась и ёкнулсь вниз.
Гараж был не большой, один из вошедших хоть и пытался отскочить, но был придавлен автомобилем. Второй сразу упокоился где то под днищем. Хотя нет, стрельнуть успел. Царапнуло по стене.
Пётр Алексеевич, очевидно уже попрощавшийся с жизнью, с детским удивленьем смотрел на Диму. Потом произнёс.
-Ну и что толку, дверь закрыта, а мы прикованы.- Говорил, не констатируя, а скорее спрашивая.
Ответ Дима дал сразу, на той же волне исправления окружающего пространства. Попытался развести скованные в браслеты руки.
То же получилось. Наручники лопнули как детская игрушка.
-Невероятно.- Промолвил Пётр. Димочка,- почти плачуще, не бросай меня. У них ключи от наручников и гаража во внутреннем кармане.
Димон бросать подельника и не думал. Выбрались на свет божий. Машина киллеров, или бог знает кого стояла рядом. Сели завели мотор. Куда ехать?
Пётр Алексеевич явно тоже не понимал.
-А если к той дамочке. Со светского раута, может прикроет.- Прикинул Дима.
-Сейчас тебе, как свадебный подарок сдаст.-Хмыкнул Пётр, ты ж сам дал ответ, она не в родстве. Так что вольётся скоро в семейку, потомство нормальное будет…
-Это в смысле, не есть людей, а отстреливать.-
-Во, угадал.-
Дима запрокинул голову. По потолку машины ползла муха. Хорошо наверное мухе. Для неё не бывает перевёрнутого мира. Куда лапками встала там и основание.
Основание, основание. А в чём основание этой системы. В поедание получается, сами себя съели. Возможно, основание где то на другом конце  земного шара, а есть ли у него конец…
-Валить из странны надо.- Глухо произнёс Дима, каким то не своим голосом. Здесь уроют.-
-Верно.- Пётр Алексеевич выдохнул. Вот только куда и как. Хотя. Хотя. Как более лёгкий вопрос. Границы у нас пока не закрыты. Загранпаспорт у тебя есть?-Обратился к Димке.
-Есть. Дома.-
-Молодцы эти, нас уже в покойники записали. Так что сутки может имеются. Мы не в розыске, на самолёт сесть пожалуй успеем. Вот только, что дальше и куда лететь.-
-А деньги.-
-Найдём. - Утвердительно произнёс Павел Алексеевич. Заначил очевидно, для такого случая. Маленько.
-А полетим в Полинезию.- Предложил Дима.
-Почему в Полинезию?-
-У нас дома я в семейном архиве нашёл один рассказ. В виде рукописи, от кого осталось не понятно, так там…-
-Слышь, у нас времени не густо. Скоро обнаружат, что мы не в мёртвых и прощай Полинезия. Давай на машине этих гопников заберём бабло документы и в аэропорт. Там что, на любой рейс. Дальше разберёмся…-
 
От группы туристов отстали двое. Долго разглядывали какой то ритуальный камень, со стёртым изображением, напоминающем заглатывающую свой хвост змею.
Собственно данный островок Полинезии изобиловал артефактами. На некоторых даже виднелись очертания летающих тарелок, как из мультика. Экскурсовод радушно объяснил, что сей остров, особыми историческими достопримечательностями, не когда не был богат. В ранние времена жили на нём племена. Некоторые даже каннибализм практиковали.
В девятнадцатом веке, после того как работорговцы вывезли большинство населения, остров практически опустел. Заселяться стал годов с шестидесятых прошлого века. Эти каменные изваяния в основном сделаны руками современных местных жителей. Для привлечения туристов. Экскурсанты долго смеялись.
 Лишь двое русских, в сторонке, чуть ли не целовали приглянувшуюся им булыгу.
Доносились странные фразы.
-Ну, чо, Димка, не съедят?-
-Не боись, Пётр Алексеевич, теперь точно не съедят, а съедят, так подавятся…


Возврат к списку


Яблочный спас 08.02.2016 11:56:29

Ну закрутил, завертел, закалейдоскопил бггг

Шева 10.02.2016 12:09:51

По итогу не очень.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)