Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
18.05.2016

Еще раз про любовь (быль)

В тёмном-тёмном углу тёмного-тёмного подвала нашего тёмного подсознания… Нет, что-то похожее уже было. Лучше так: И с досадой она воскликнула:  -  "Опять жучишка... дурак!.." -  и хотела решительно сдуть гостя в траву, но вдруг случайный переход взгляда от одной  крыши к другой открыл ей на синей морской щели уличного пространства белый  корабль с алыми парусами. Не помня, как  оставила  дом, Ассоль бежала  уже к морю, подхваченная неодолимым ветром события; на первом углу она остановилась почти без сил… Но чтобы нас не обвинили в плагиате, изменим несколько деталей. Всего лишь. По Мику - перекрасим алые паруса в чёрный цвет. На грот-мачте поднимем Весёлого Роджера. Хотя нет - исторические мелочи важны, поэтому на флаге будут песочные часы и скелет, пронзающий дротиком ярко-алое сердце. А красавцу в расшитом золотом кафтане и чёрной треуголке с перьями на капитанском мостике добавим большую окладистую бороду. Чёрную - чтобы гармонировало с парусами. Пожалуй, и всё. Ассоль оставляем. На том же месте и, последний мазок, - с тем же глуповато-восторженным выражением милой, наивной мордашки.   Что правит миром? Глупый, дурацкий, банальный, в конце-концов - риторический вопрос. Да, конечно же, она, пресловутая. Так учат в школе. Жизни, конечно. Но любовь, говорят, надо завоевать. Завоевать - значит победить. Победить - значит выиграть. А чтобы выиграть, у тебя на руках должны быть козыри. У нашего героя их было немало. Быть богатым во все времена, скажем мягко, было нелишним. А в начале восемнадцатого века, да находясь вдали от обетованных земель, наличие сундуков со златом, серебром, драгоценными каменьями, дублонами, пиастрами и прочими, такими приятными на вид, да и на ощупь, монетами, делало тебя в отдельно взятом регионе Карибского моря фантастическим властелином. Хорошая профессия - властелин. И где только на них учат? Власть - следующая, высшая над богатством ступенька. Как правильно пели Led Zeppelin - к небожителям. И похер на кольца. Власть - это когда ты можешь делать что хочешь. Что хочешь и с кем хочешь. Подошёл ты своим сорокапушечным фрегатом к купеческому галеону, или какому-нибудь городишку на побережье, всё и вся  - твоё. Ты - Бог и царь. И возражения не принимаются. Ибо только в твоей власти казнить или миловать. А если природа еще наградила тебя мужественным, красивым обличьем, соответствующим телосложением и дьявольской силой, - что еще нужно, чтобы все красавицы от Кюрасао до Доминиканы были твоими? Казалось бы. Но было в этом человеке еще две черты, которые удивляли и восхищали одновременно. Он никогда не брал женщин силой. Он всегда женился. Представляю, как это дико звучит сейчас, в наше время. - Не верю, не может быть, - скажет любая современная девушка, продрав очи в очередной чужой постели. - Было-с, сударыня, было-с, - ответим мы, - Восемнадцатый век, высокие отношения, да-с. - Дикие времена, дикие нравы, - зевнув, ответит нам красавица. Не будем спорить. К чему метать бисер? Но вот вторая особенность нашего героя, о которой знало уже гораздо меньше людей, заставила бы любую современную Дульцинею глубоко вздохнуть и мечтательно закатить глаза.   Эдвард был очень нежен. Он был изумительно…нет, невообразимо, чертовски, дьявольски нежным любовником. При его-то силе и власти, казалось, через минуту после попадания в его каюту очередная избранница если не должна была уже лежать в кровати, судорожно обнимая ногами ягодицы Эдварда, то, как минимум, должна была быть прижата грудью к столешнице капитанского стола с накрытой её же юбками головой, вынужденно совершая бёдрами восьмёрки зажигательной ламбады. Но нет - не было такого и близко. А что было? Лёгкие, невесомые, кружевные, бледно-розовые и салатные пеньюары, лавандовые и прочие масла, дурманящие тропические цветы, удивительные и редкие благовония и афродизиаки, канделябры зажжённых свечей по всей каюте. И еще - отношение. Как к глубоко боготворимой принцессе голубых кровей. Но главное, главное - как завораживающе медленно, не торопясь, он раздевал свою невесту, бережно, на руках, возлагал её на свадебное ложе, и перед тем, как окончательно сделать женщиной, целовал и ласкал всё её тело с возрастающей страстью опытного любовника, доводя её до животного состояния самки, которая - хочет, хочет, хочет… Когда каждый сантиметр её тела уже изнемогал от прикосновений его сильных и умелых губ, от твёрдости и упорности его языка, пробующего на вкус самые заветные части её тела, а прикосновения жёсткой, но одновременно мягкой бороды к некоторым потайным местам её тела заставляли вздрагивать его в судорогах, помимо её желания решительно и напрочь отказываясь подчиняться остаткам слабеющей воли и угасающего рассудка.   А наутро после первой брачной ночи, ничтоже сумняшеся, он отдавал жену своему ближайшему окружению. И так - двадцать четыре раза. По количеству жён. По легенде - еще и любил смотреть как. Куда там Эдварду-ножницы.   Казалось бы… - с чего? Может, травма душевная. С детства. Ага. Может - знал. Что-то такое, чего мы не знаем. Точнее - догадываемся, но категорически не хотим знать. А может - разгадка совсем проста. Как говорит один из героев Гая Ричи: по большому счёту, удовольствие от яхты получаешь всего дважды. Когда? В день, когда купил, и в день, когда продал.      


Возврат к списку


Юнкер 18.05.2016 12:25:57

Привет, Шева! В наше время Ассоль должна быть как Кончита Вурст. На веселом роджере - масонский циркуль с молотком или всевидящее око с бревном.
"А наутро после первой брачной ночи, ничтоже сумняшеся, он отдавал жену своему ближайшему окружению. И так - двадцать четыре раза", - Стенька Разин был скупее, баб своих не раздавал друзьям-лиходеям, а топил в Волге-матушке. Боролся с развратом таким образом. И был, наверно, прав: использовал - выбрось!

Шева 18.05.2016 15:01:29

Юнкер, привет: согласись, поступки обоих героев-злодеев схожи. гг

Александр Чистович 18.05.2016 22:20:21

Ещё Коля Островский жизнеписал в своей нетленке: "...Жалко, ой как жалко Христине его, но у нее свое горе: не может забыть она страшные слова коменданта: "Я с тобой завтра расправлюсь. Не хочешь со мной - в караулку пойдешь. Казаки не откажутся. Выбирай..."
А Эдвард-ножницы — это что, фильма Тима Бёртонаа с участием Джонни Деппа, да?

Яблочный спас 19.05.2016 09:41:47

Шева привет!
Тебе б камасутру обновить подрядиться ггг
Шикарно пишешь)

Шева 19.05.2016 10:54:44

Александр Чистович: да, конечно. И еще, по тексту:
Мик - Джаггер; Гай Ричи - муж Мадонны; его киногерой, говорящий про яхту - Абрамович.

Шева 20.05.2016 18:53:28

Только сейчас увидел - почему-то текст переформатировался в /кирпич/.

Александр Герасимов 22.05.2016 15:05:51

Анонсировано про любовь, а написано про еблю. Нестыковка, короче. Деньги попрошу взад!

Шева 22.05.2016 17:52:49

Александр Герасимов: гг. Рад возвращению.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)