Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
22.08.2016

Фигура. Часть вторая.

Автор: повасик
Прошло пару дней. Настроение создавалось загадочное. Неотъемлемое чувство приближающейся пакости. Хотя внешне всё в порядке.
Красавице этой, писательнице моей мечты, я звякнул, но та вестимо заныла что занята, да как только так даст… Ну понятно, мало ли хмырей подкатывает.
Первые новости в литературе. Наш сиделец-наркот Гена стал шедевры в нете выдавать. Пошли из него творения. Да какие интересные, сочные полные красок. У меня, в отличие от него, с эпитетами не важно. Серьёзно, читаю и осознаю, выдаёт парень на гора шедевр за шедевром.  Даже завидовать стал. Настроение ещё больше подпортилось.
Где то неделю спустя позвонил Петрович. Весёлый, весёлый. Помолодел старик. Всё почему то Глеба расхваливал, меня благодарил, что нашёл такого единомышленника. Так, ещё один на позитиве. Генка кстати, творец, трубку не берёт.
Созвонился с Натальей. Та то же как порхает. По интонации понятно. Какая то вся сама не своя. Загадочная.
Предчувствуя метаморфозы я Тиму набрал. У того настроение нормальное, не сказал бы что слишком хорошее,  только стал наш офисный кулер, толераст из толерастов, дисидентом вольнодумцем. Успел мне ушат грязи на власть предержащих вывалить. Маркса цитировал… Может оно всё и верно, но как говорится нет страшнее животного, чем овца взбесившаяся. А у него реально начинается.
Мысль здесь общая причина  меня не покидала. Озадачился я почему то осмысление личности Глеба.  Тем дальше, тем больше антипатии.
Кстати я как то Юльку упустил. Позвонил, та как не в чём не бывало. Настроение нормальное не креативет, с ума не сходит. Как всегда сладкоголоса.
-Юль, а как тебе наш новенький Глеб?- Решил я её к делу подключить.
Юлька обсудить людей любит. Начинает стандартно. Человек очень хороший... Дальше завсегда ушат грязи. Частенько объективный. На сей раз эта прошманда от ответа аккуратно ушла.
-Глеб, Глеб как Глеб. Человек себе на уме, видно. – И перепрыгнула на другую тему.
Ой, не понравилось мне это, вспомнил заодно как они с Глебом перемигивались. Не уж то этот конь шахматный, горбатый её охмурил. Ревную, да пожалуй, а чего ревновать сколько было возможностей, я ж сам тормозил. Или она меня тормозила? Проститутка. А почему я решил, что она проститутка? Потому что женщина мне не дала.
Я набрал Петровича.
-Слушай, Алексей Петрович, извини, хотел у тебя спросить, не создавалось у тебя впечатление, что Юлька проститутка в смысле профессии.
Обычно такие вопросы лучше бабам задавать, но Петрович тот ещё сплетник- психолог, как баба.
-Да, Федя, пожалуй ты прав. Я же профессионал, -не может он свою ментовскую карьеру забыть. Я в отличие от вас это давно приметил. Чётко рисуется.-
Голос у старика, не в пример прошлой беседы, грустный, грустный.
-Петрович, а что такой печальный. Стряслось чего?-
-Федя, прости конечно, мне не удобно, но нельзя ли у тебя денег подзанять. У меня конечно есть, но на вкладе годовом, не хотелось бы снимать. А я тебе через месяц отдам…-
Ух ты, во что он влез?
Весь я в любопытство превратившись, начал тихо выпытывать. И охренел от причины.
Оказывается скорефанился наш отставник с Глебом. Стали в шахматы играть. Друг с другом. Потом привёл его Глебушка в клуб шахматный, а в этом клубе отнюдь не деток играть учат, а взрослые мужики в шахматы режутся. При чем не на интерес, а на деньги. И деньги реальные, судя по сумме которую Петрович просадил. Держит это шахматное казино наш горбатенький Глебушка. Козино реально, не три доски в парке. Большое, комфортабельное с филиалами. Играют люди солидные. Петрович по своим ментовским каналам выяснял, дабы долг не отдавать. Сказали, лучше сам верни.
На счет денег Петровичу я пообещал часть. А Глебушка каков. Чувствуется, это ещё не все.
Встретились через два дня с Петровичем. Деньги он у меня брать не стал. Объяснил, что проблему с долгом решил 
Не уж то Глеб простил. Чего такой добрый?
-Кстати,- говорит Петрович, слыхал, Генка наш в психушке.-
-Как?-
-Доигрался с наркотой, шельмец.-Петрович вестимо, Геннадия как противоположную фигуру на доске недолюбливал. Говоря по шахматному.
Геннадий трубку взял, реально в психушке. Хотя он там не в первый раз.
Поехал навещать, предчувствуя интересный разговор.
Выглядел наш литератор сказать херово, не сказать ни чего. Как только откачали. Меня был видеть не сказано рад. История произошла с ним не простая.
Помните подъём его вдохновения. Оказывается он начал переписываться. С кем, естественно с Глебом. Начал Глеб его активно подбадривать. Нет, не в коем случае не велел дозы наркоты привычные увеличивать, просто умело стал произведения нашего сюрреалиста расхваливать.  Да как удачно, Геннадий собой возгордился  увеличил количество вдохновения, а горбатый, будто подсыпая, ему совет за советом. Творец ещё волшебства в произведения добавил. Потом еще не много…
Короче срыв полный, спасибо отечественной наркологии. Теперь понятно откуда внезапный литературный взлёт.
Генка не верил, что Глеб его специально обдуманно спровоцировал. Просто совпало. Впрочем  кто признается, что им управлять можно. Не верит как я не втолковывал, что Глеб не вдохновлял, а ломать пытался.
Тут Тима звонит, весьма опечаленный. С работы вышибли. Стал он начальнику объяснять что личностью является, тот не согласился. Короче выперли. А наш офисный диссидент работу сроду не менял. К таким раскладам не готов. Как его в оппозиционеры потянуло? Понятно, с  Глебом пообщался, объяснил тот про широкие горизонты и социальную не справедливость. Главное как ключик подобрал к серой, а на самом деле бунтарской Тиминой душе.
То что Глеб таинственный демон разрушитель, я уже догадался. Это ж надо, сам этого крокодила приволок. Что им движет и почему нашу компанию облюбовал? А в нашей компании остался ещё я и Наташка. И что он с Юлькой сотворил не понятно, хорошо если только трахнул.
Ещё раз Юльке позвонил, долго трубку не брала. Потом холодно ответила что занята. Ладно Натальи звоню.
Та говорит как то растеряно, явно что то случилось, норовит разговор свернуть, не тут то было. От всех этих непоняток проснулся во мне прежний Федя. Каковым я до болезни являлся. А от такого не уйдёшь.
Завопил, что надо нам срочно встретится, а то руки на себя наложу. Добрая девочка лесбиянка согласилась.
Прибыл в кафе на разговор с ней. Дальше просто. Подпоил девоньку. Я раньше это хорошо умел.
Выяснилось следующее, пошла наша красавица к Глебу в шахматный клуб, она то же в шахматы в детстве играла. Но в отличие от Петровича деньги не просадила, а нашла там свою любовь. Понравился ей один шахматист с фигурой порнозвезды, как она сама выразилась. Привлёк её рассказами, что гомосексуалист. Потом оказалось врал, во всяком случае частично. Наталья на него конкретно запала, при чём не только в душевном, но и физическом плане, а её тонкое гомосексуальное начало таким развитием чрезвычайно встревоженно.
В общем смешно. Смешно то смешно, девчонка реально в страшном возбуждение. Такой её не когда не видел. Как бы чего с собой не сотворила. Я почему то был уверен, что без Глеба здесь не обошлось. И не к чему хорошему это не приведёт. А я ещё на Тургеневских барышень крошил. Нет у Иван Сергеевича все бабы натуралки.
Вспомнил я фразу Глеба, в жизни как в шахматах. Надо только понять кто какая фигура. Ведь подлец реально как партию разыгрывает.
Что ж я за фигура и какова комбинация.  Звякну я этому гроссмейстеру вперёд.
Глеб трубку взял и предложил пересечься.
Не спокойно мне было, однако не отказаться. Я даже ствол на встречу взял. Ага, не травмат, не нож. Откуда у меня ствол? Потом расскажу.
Глеб подкатил на стрелку на вполне достойном автомобиле, не то что я.
-Садись.- Открыл дверь.
На заднем сиденье я заприметил какого то парня.
-Не сяду, выходи, поговорим.-
-Испугался.-Глеб хмыкнул. Ты мне нужен как фигура, а не как боксёрский мешок, спорт не путай. Ладно, выйду.-
Глеб вальяжно вышел, за ним его корефан. Молодой холёный накачанный. Шахматист с фигурой порнозвезды. Наверное про него.
-Ну что, Федя, как там твоя команда? Вы мне сразу приглянулись. Литъискатели. С вами играть интересно.-
-Ну и какие мы фигуры? Пешки?-
-Почему пешки, фигуры разные. Кстати ещё была фигура, девушка виденье в электричке. Вот она.-
Глеб достал айфон и пролистал до нужной фотографии. На ней была та моя проходящая любовь. Без одежды, связанная каким то хитрым способом  толстенными верёвками, в компании прокаченного горбуна. Его Глеба. Дальше такие же изображения, в стиле мазосадо.
- Только не подумай, я её не похищал. Она мне ещё и денег заплатила за художественные фотографии. Бабы за это кстати сами не плохо платят. Я человек не бедный, но это еще одно направление моего бизнеса. Повторюсь, клиенты платят за съёмку, а не зрители. Надо понимать, чего на самом деле хочет  фигура.-
-А я что за фигура?-
-Ты, ты у нас король. Все твои фигуры съедены, тебе шах.-
-Ты ещё Завадскую забыл.-
-А Глафиру, Глашу значит. Ну это тебя литератор уже на метафизику тянет. А у меня видишь всё материально, ни чего сверхъестественного. Говорим о реальных людях. Но повторюсь тебе шах…-
-Скажи своему ублюдку, что б Наташке жизнь портить не смел.- Прервал я гроссмейстера.
Стоящим рядом с Глебом накаченный парень двинулся на меня.
-Не надо. Остановил его Глеб. Договорились же, без рукоприкладства.
Ладно будет тебе и мат.- Глеб призадумался. Ты ведь в Большом Городском музее работаешь. Наверное не первый год. Вы там все пожизненно сидите искусствоведы. Двинь с клетки, так развалитесь. Ну, пока до свиданья.-
Глеб с подручным сели в автомобиль и отъехали.
А ведь реально, он мне шах поставил.  Может ещё попробует по месту службы гадить…-
Дома я то же не мог прийти в себя. А что он сделал с Юлькой. Да бог его знает что сделал. Но по моему и без того, практически разбитому, самолюбию нанёс сокрушительный удар. Былой пытался на эти удары отвечать. Сейчас вялый, сил нет. Ну что ж из фигур на доске получается осталась одна Глафира.
И что это за паразит такой, хрен горбатый. Дабы изучить победителя получше я полез читать его опусы. Эти, про зверушек несчастных.
О новое произведение. Дивлюсь трудоспособности. Гадить, деньги зарабатывать и ещё писать. Шахматы действительно классный спорт, жаль я толком играть не умею.
На сей раз произведение Глеба к зверушкам отношения не имела. Хороший рассказ. Ой, какой интересный. Я аж ахнул. Не от восхищения, а от того что произведения являлось чистым плагиатом. Списано с рассказа Глафиры Завадской. Изменены детали. А так плагиат чистой воды.
Значит, решил наш игрок и Завадскую фигурой сделать. Привет покойникам. Не по правилам такое.
Тут Петрович звонит. Был сбивчив. Чего хотел, я да же сначала и не понял. Потом понятно стало, хочет Глеб у него каталог в котором Завадская упоминалась, с которого всё началось купить. Петрович и согласен, но почему то нужно ему моё одобрение.
-Ну продай,- Говорю. Твое дело. Только зачем ему каталог?-
-Я сам не понимаю.-
-Подожди Петрович, а ты говорил что Завадская упоминается только в этом каталоге, а из её шедевров только одна книжка в Публичке осталась.  Единственный  экземпляр.-
-Да тираж там не большой. Иных её следов нет. Может вообще она плод нашей фантазии…-
-Чего ж у нас фантазии сходятся. Петрович, каталог твой сам решай. Сейчас у тебя с деньгами сложно, можешь отдать.-
Повесив трубку, я злобно улыбнулся. Глеб реально решил книжку Завадской на себя переписать, первоисточники из обращения изъять. Каталог понятно, а как он будет экземпляр из Публички вытаскивать. Хотя сейчас всё можно, я ведь сам в музее работаю.-
Размышления прервал звонок. С работы моей. Какой то новенький наш начальничек пацан, стал мне высказывать, что пришли на меня сигналы и надлежит мне явиться к нему на ковёр. Ага, значит Глеб мне по месту службы уже гадить стал. Ход понятный.
 А вот Глебу не понятно, что  это уже не шах и мат, это новая игра. При чём на чужом ринге. То есть на новой доске, по нашему, по шахматному.
Дня три спустя снова Петрович на линии. Опять деньги занимать решил.
При встрече покаялся. Не простили ему долг, а у Глеба проблемы. Заловили его подручного, когда тот хотел из Публички экземпляр творений Завадской вынести. Не в кармане конечно, договорился с кем надо. Только почему то, именно за этой книжкой будто следили. Спеленали. Подручный тут же заказчика сдал. Глеба в оборот. Он же мужик денежный. Скорее всего откупиться, но проблем немерено. Глеб полностью убеждён, что Петрович, старый мент, на него навёл.
Ссудил я игроку часть суммы. Бог ты с ним, вернёт.
Петровичу я рассказал о фокусах Глеба со всеми нами. Старик заохал, хотя похоже в курсе был. Затем предположил, что хотел злобный горбун над Глафирой надругаться, а та ему не дала. Вот откуда вся история.
Мне эта мысль понравилась. Юльку охмурил. Бабу из поезда охмурил, а вот на Завадской сломался. Я же говорил, на чужой доске играть собрался.
Придя домой, полез литературные творенья в сети шерстить. Естественно Глеб свои плагиаты с Завадской убрал. Как не бывало.
Зато свежее творенье появилось. Опять из жизни животных. Про собачку. Её там голодом морят, пытают, даже насилуют. Это уже не что новое. В конце связывают и топят. Интересно связали собачку для её же извращённой фантазии. Не указанно. Самое главное, что фамилия у пёсика примечательная. Собакин. Собачка по клички Собакин. Где то это уже было… Почему Глеб персонаж так обозначил?
Кстати, я так и не представился. Фамилия моя Собакин. Федя Собакин. Возможно слыхали. Так что ждёт игру продолжение.


Возврат к списку


Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)